Генпрокурор критикует работу борцов с коррупцией

Глава Генпрокуратуры Юрис Стуканс на заседании парламентской Комиссии по обороне, внутренним делам и борьбе с коррупцией раскритиковал работу Бюро внутренней безопасности (IDB) и антикоррупционного бюро (KNAB). Последнее Стуканс упрекнул в «организации шоу».

Во вторник 2 февраля члены комиссии, представители KBAB и общественной организации Delna обсуждали новые показатели Индекcа восприятия коррyпции, свидетельствующие, что в Латвии индекс с прошлого года существенно не улучшился. Начальник первого управления KNAB Анна Алёшина указала, что одним из факторов, повлиявших на индекс, была оценка уровня коррупции в стране как высокого, высказанная топ-менеджерами предприятий. Практика KNAB показывает, что взяткодатели зачастую — как раз высшее руководство компаний, а выражаемое коммерсантами недовольство свидетельствует, что сами предприниматели готовы очистить рынок от нечестных игроков.

Снижение индекса показывает, что инвесторы всегда смотрят на способность государства довести уголовные дела [о коррупции] до конца. В этой сфере в Латвии есть несколько «застрявших» дел. Например, больше десяти лет тянется уголовное судопроизводство в отношении отстраненного от исполнения служебных обязанностей мэра Вентспилса Айвара Лембергса. Там, по словам Алешиной, наблюдается «процессуальное хулиганство», из-за которого, вероятно, дело и буксует.

Есть еще уголовное дело экс-главы Банка Латвии Илмара Римшевича, в расследовании которого KNAB и прокуратура постарались уложиться в кратчайшие сроки, но которое затем застряло в суде. Упомянули и дело о закупке транспортных средств для Rīgas satiksme, о котором KNAB изначально предупреждал, что расследование будет сложным, потому что в него вовлечено много фигурантов, и требуется правовая помощь из-за границы.  

Чтобы улучшить индекс, Латвии нужно активнее вводить рекомендации международных организаций, отметила специалист KNAB. Но чаcть рекомендаций не вводится именно на yровне парламента, и это — плохой сигнал на международной уровне, подчеркнула Алешина.

После ее выступления последовали комментарии генпрокурора. Он указал: в сфере борьбы с коррупцией и легализацией теневых капиталов в Латвии насчитывается минимум три учреждения, в чьи полномочия эта борьба входит. Но результаты работы — неудовлетворительны.  

«Если говорить о том же IDB, то где раскрытые дела на высокопоставленных должностных лиц? У нас руководство Государственной погранохраны и Госполиции ходит под уголовными делами. Длительно. Где тогда результаты работы? Госконтроль около двух лет назад сказал, что государcтвенная граница построена с нарyшениями, почему дела до сих пор не переданы прокуратуре, чтобы можно было подвигать их вперед?» — риторически вопросил Юрис Стуканс.

Бюро внутренней безопасности сейчас расследует дела в отношении начальника Погранохраны Гунтиса Пуятса и высших должностных лиц Госполиции — Нормунда Крапсиса и Ренаты Филы-Роке. Начальник бюро Валтер Мурниекс  недавно в пресс-релизе заявил, будто в прошлом году «бюро  расследовало небывало  масштабные и общественно значимые уголовные процессы и достигло высокого уровня качества расследовaния yголовных процессов».

Стуканс по этому случаю поиронизировал, что можно в Латвии для борьбы с коррупцией создать и четвертое, и пятое ведомство. «Тогда на трех латышей будет три службы, которые между собой станут конкурировать, и зарплату тоже никому не смогут нормально заплатить».

Комментируя упомянутые представителем KNAB уголовные дела, Стуканс сказал, что в деле Римшевича Латвия сделала все возможное, но довести его до финала мешает Суд ЕС, откуда Рижскому районному суду нужно дождаться преюдикатурного решения. Судопроизводство по этому делу приостановлено, пока решения Суда ЕС нет.  

«Тогдa скажите эти европейским экспертам, пусть помогут Латвии, и Суд ЕС быстрее нам даст ответ. А то опять Латвия виновата», — сказал генпрокурор.

Дело Rīgas satiksme, по его словам, тоже тормозится из-за того, что не получены ответы на запросы о правовой помощи из-за рубежа. «Где эти зарубежные эксперты? Пусть тогда нам быстрее дадyт ответы на просьбы о правовой помощи. Снова Латвия виновата,  что расследовать не в соcтоянии. Латвия сама выполняет любые просьбы о правовой помощи в течение считанных недель, а от других стран мы годами не можем получить ни одного ответа? Теперь все такие умники», — отозвался Стуканс об упреках экспертов в адрес Латвии.

На замечания о том, что KNAB, прокуратура и суд могут по-разному смотреть на преступления, генпрокурор сказал, что тем сотрудникам правоохранительных органов, у которых видение отличается , следует отправиться обратно за университетскую парту,  учиться. Он также раскритиковал KNAB за то, что тот в прошлом году «устроил представление», грозя привлечь тогдашнего генпрокурора Эрика Калнмейера к уголовной ответственности за разглашение классифицированной информации.  

«Состав преступления в Латвии не менялся порядка 15 или более лет. Понятие доказательства предмета стабильно, и теория не изменилась. Как может появиться различное видение? Нет, ну логично, если они (KNAB) начинают дело и устраивают шоу вокруг генпрокурора, не прочитав до конца предусмотренный Уголовным законом предмет преступления, прокуратура после этого вынуждена писать трактат — решение о прекращении дела, чтобы объяснить KNAB, в чем суть состава преступления», — сказал он.  

Он раскритиковал KNAB и за дело депутата Сейма Артуса Кайминьша:

«Не шоу, и потом три года придумать не можем, по какой статье Кайминьшу предъявить обвинение. Сидят три следователя KNAB, пять прокуроров и мечтают, какое обвинение сформулировать. Устроили шоу. Вот откуда и такие результаты работы».  

Однако Юрис Стуканс также подчеркнул, что недостатки в сотрудничестве прокуратуры и KNAB уже «больше история», а кроме того, он с руководством KNAB имел встречи  достиг договоренности «о тесном сотрудничестве, без спектаклей».  

Изменения в работе прокуратуры тоже дают надежду на улучшение Индекса восприятия коррупции, надеется генпрокурор. Недаром с января создана и спецпрокуратура по расследованию должностных преступлений госслужащих — в ней работает десять прокуроров. Стуканс считает, что они смогут качественно оценить доказательства и состав преступления. А при необходимости они могут хоть каждый день ходить в KNAB, чтобы у обоих ведомств было полное взаимопонимание по ходу расследования.

Стуканс обратился к комиссии с просьбой адресовать судебной системе вопрос, почему суды не могут своевременно рассматривать процессы о преступлениях должностных лиц. В законодательство внесены поправки, что такие дела являются приоритетными, но сейчас ситуация в Латвии обратная: другие дела рассматривают быстрее. Поэтому возникают вопросы к Судебному совету или, например, к суду Видземского предместья Риги, не оптимизировать ли им свою работу и не рассмотреть ли хотя бы дела на депутатов Сейма, сказал генпрокурор. 

Как ранее сообщал Rus.lsm.lv, Латвия, согласно Индексу восприятия коррупции, находится на уровне Кипра и Коста-Рики — и ситуация в стране почти не меняется к лучшему. Ежегодный индекс восприятия коррупции, который составляет международная организация Transparency International, включает анализ 180 стран. Ноль означает, что жители государства считают уровень коррупции очень высоким, 100 — очень низким. Латвия в 2020-м получила 57 пунктов — на один больше, чем в 2019-м.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить