Павел Широв: навстречу Ялте 2.0

А мы-то все думали, чем там Владимир Путин занимался все эти месяцы карантина, в наглухо закрытом бункере под своей резиденцией в подмосковном Ново-Огарево, пройти в который, как теперь выяснилось, можно только через дезинфицирующий коридор. Все гадали: страной руководит, в шахматы сам с собой играет или просто отсиживается? Оказалось, статью писал. Зато все-таки выполнил обещание, данное еще в конце прошлого года.

Статья, озаглавленная «Фактические уроки 75-й годовщины Второй мировой войны» (The Real Lessons of the 75th Anniversary of World War II), за подписью российского президента наконец опубликована, правда, не в отечественной прессе и не на русском языке, а на английском и в американском издании The National Interest. На русском, впрочем, тоже появилась спустя несколько часов, на официальном сайте Кремля, желающие могут ознакомиться.

Текст, надо сказать, довольно длинный, при этом оценки, которые Путин дает событиям, предшествовавшим Второй Мировой войне и последовавшим за ней, изложены, в общем-то, тезисно. И сказать об этих тезисах можно только одно: ничего принципиально нового. Путин, или кто там в действительности писал статью, подписанную его именем, весьма критически проходится по Версальским договорам, по его мнению, унизившим Германию и предопределившим тем самым новый военный конфликт в Европе, что, впрочем, не им придумано, и задолго до него. Достаточно очень даже поверхностно пройтись по исторической литературе, именно такие оценки там найдутся почти сразу.

Оценки предвоенных договоров западноевропейских стран с нацистской Германией, а равно и советско-германского договора, известного как Пакт Молотова-Риббентропа, и вовсе будто списаны из учебников, по которым мы учили историю в школе на рубеже 70-х – 80-х годов прошлого века. Да и сам Путин, надо думать, учил по тем же учебникам, может быть, только в другой обложке, десятью годами ранее. Ни к чему ссылаться на некие «архивные документы», чтобы утверждать, что на подписание договора с Германией в августе 1939 года Москва пошла «только после того, как были исчерпаны все возможности и были отклонены все предложения Советского Союза о создании единой системы безопасности, антифашистской коалиции, по сути дела, в Европе».

Именно так или очень близко к этому, только другими словами, писалось в упомянутых выше учебниках. Жаль ни одного не сохранил, а то и ссылку можно было бы приложить с указанием страницы и параграфа. Впрочем, в библиотеках, надо думать, те учебники еще лежат где-нибудь на пыльных полках, желающие, опять же, могут найти и сравнить. «Да, там есть секретная часть о разделе какой-то территории», пишет Путин. «Но мы не знаем, что есть в других соглашениях европейских стран с Гитлером, потому что если мы вскрыли эти документы, то в западных столицах все хранится под грифом «секретно», мы ничего не знаем, что там было».

Тут уже просто сквозит стиль заявлений ТАСС все того же периода, когда нынешние пятидесятилетние ходили в школу: «между тем, кое-кто на Западе…» И прием уже тогда хорошо отработанный, унаследованный потом новыми поколениями российских дипломатов, на не дипломатическом языке звучащий: сам дурак. Ну и отдельно можно обратить внимание на выражение: «раздел какой-то территории», выглядящий так, будто Путин либо не знает, какой именно, либо считает этот момент несущественным.

Разумеется, не обходит российский лидер вниманием «мюнхенский сговор», по его определению, «отдававший на растерзание Чехословакию». Причем вину за это Путин возлагает не только на Британию и Францию, но и Польшу, о чем, впрочем, говорил и ранее. Наконец, оккупацию Балтийских стран президент России считает вполне законной. Советский Союз, по его мнению, преследовал тогда «стратегические военные оборонительные цели». Присоединение Литвы, Латвии и Эстонии к СССР, говорится в статье, произошло «на договорной основе», «с согласия избранных властей», кроме того, «соответствовало международному праву того времени».

Опять же почти по учебнику. Там, помнится, писалось, как летом 1940 года в Балтийских странах произошли «народно-демократические революции» или что-то в таком роде. Помнится, когда в то время читал этот параграф, задавался вопросом, как это так, одновременно в трех странах случились эти самые «революции», да еще на удивление совпавшие с появлением там Красной армии. А что это были за «избранные власти», дружно отправившиеся в Москву вступать в «союз нерушимый», теперь уже, в общем-то, достаточно хорошо известно, как выразился однажды все тот же автор статьи, с именами, явками и паролями.

При этом в статье Путина даже не упоминается Зимняя война, также ставшая следствием Пакта Молотова-Риббентропа. Этот эпизод вообще выпал, будто и не было, и даже трудно предположить, по какой причине. То ли запамятовал автор, то ли не решился, напротив хорошо помня, чем та война закончилась. Помимо всего прочего, в конечном счете, вместо вполне вероятно нейтральной Финляндии советское руководство получило еще одного противника.

Повторение уже не раз высказанных или напечатанных типографским способом аргументов не делает эти аргументы убедительными. Путин по-прежнему настаивает: договор 1939 года позволил отодвинуть советскую границу на Запад, — решительно не принимая во внимание, что в последовавшей войне это, по сути, ничего не изменило. Через Балтийские страны части вермахта прошли как нож сквозь масло. К вечеру 22 июня 1941 года была окружена Лиепая, к 26-27 июня германские войска вышли к нынешней латвийско-российской границе, то есть на расстояние чуть более 600 км от Москвы. 28 июня был занят Минск, 9 июля Псков, 16 июля Смоленск…

Тут, разумеется, свою и немалую роль играет теперешнее послезнание. В августе 1939-го советское военно-политическое руководство ничего такого даже предположить не могло. Напротив, предполагалось совсем иное. «На чужой территории, малой кровью». Но если уж писать об уроках, стоило бы обратить внимание и на этот исторический факт. Игнорирование фактов, не укладывающихся в концепцию, впрочем, тоже давно и хорошо отработанный прием.

В статье российского президента, при этом, особо отмечено, что советское руководство «в свое время» дало моральную и юридическую оценку пакту Молотова-Риббентропа, тогда как другие государства «предпочли забыть о соглашениях, на которых стояли подписи нацистов и западных политиков, не давать правовую или политическую оценку такому сотрудничеству».

Действительно, Съезд народных депутатов СССР постановлением от 24 декабря 1989 года № 979-1 осудил факт подписания так называемых «секретных протоколов» и иных секретных договоренностей с нацистской Германией и признал их «юридически несостоятельными и недействительными». Вот только, хотя такое представляется маловероятным, складывается полное ощущение, что Путину забыли сообщить о существовании проекта документа, отменяющего упомянутое постановление, еще в конце мая внесенного на рассмотрение Государственной Думы группой депутатов нижней палаты российского парламента, рассмотрение которого на пленарном заседании уже запланировано на будущий месяц.

Зато просто бросается в глаза исполненный Путиным ближе к концу своего экскурса в историю панегирик так называемой Ялтинской системе. Решения, принятые на Ялтинской конференции весной 1945-го, по его мнению, ни много ни мало «принесли благо всему человечеству». Не говоря об этом напрямую, Путин явно проводит параллели между той встречей «Большой тройки» и анонсированной им встречей «Большой пятерки» лидеров стран – постоянных членов Совета Безопасности ООН, которая может состояться предстоящей осенью.

За патетическим утверждением, что такая встреча могла бы продемонстрировать «общую приверженность духу союзничества, высоким гуманистическим идеалам и ценностям, за которые наши отцы и деды сражались плечом к плечу» слишком очевидно проглядывает мечта повторить.

Разумеется, на благо всему человечеству. Ялта 2.0 – давняя и заветная мечта не только одного Путина. В нынешней России вполне можно сказать, господствующая среди тех, кого принято называть истеблишментом, политической элитой или, по-старому, по-советскому, номенклатурой. Особая роль, которую, согласно тексту статьи, Советский Союз сыграл во Второй Мировой, дает нынешней России право и на особую роль в современном мире. И какой должна быть эта роль, догадаться нетрудно.

Такова новая/старая доктрина Путина. Которая может нравиться, может не нравиться, может вызывать какие угодно эмоции — факт, тем не менее, остается фактом. Курс на реванш продолжится, судя по намечающимся событиям, подразумеваю «всероссийское голосование» по обнулению сроков, на предстоящие пятнадцать лет. Как минимум — потому что те, кто придет после Путина, могут не сильно от него отличаться. Так что «добровольное воссоединение», «возвращение в родную гавань», «восстановление исторической справедливости» или как там это назовут, никто не отменял. Как там у них говорится, «можем повторить».

И последнее, на что стоит обратить внимание. Издание The National Interest, опубликовавшее статью Путина, возглавляет некий Дмитрий Саймс, представляющийся политологом, по совместительству ведущий ток-шоу «Большая игра» на… Первом канале российского телевидения. Тут даже интересно становится, Путина убедили, что это – самое такое настоящее, солидное американское издание, что-то вроде WSJ или The New York Times, или просто не нашлось никого другого, кто согласился плоды его раздумий опубликовать?

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно