Наталья Михайлова. В одной лодке

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 6 месяцев назад

Иногда, читая об очередном решении или законе, принятом в кабинетах власти, я думаю, как причудливо переплетаются два мира. Например, люди с деменцией и не подозревают, что для них снова что-то придумали люди вроде бы без деменции.

Есть у нас в пансионате одна бабушка с болезнью Альцгеймера (БА), гражданка РФ с постоянным видом на жительство в Латвии. У нас их несколько, и с деменцией, и с гражданством РФ, но та, которой касаются изменения относительно подтверждения вида на жительство в Латвии, одна, к счастью. Она как раз та, что после 1 мая 2003 года, приняла гражданство РФ, побывав до того негражданкой Латвии. Кто знает, поступила бы она так или нет, узнав, что спустя 20 лет возникнет вся эта история, но уже неважно.

Экзамен по языку для нее отпадает — бабушке уже ближе к 90 годам, плюс к тому, у нее официально диагностирована БА, нарушения речи на этом фоне, она и на своем родном русском почти ничего уже не говорит, так что проверить уровень владения языком невозможно при всем желании. Но все равно, как известно, с 1 сентября 2023 года ее постоянный вид на жительство в Латвии превратится в тыкву, если бабушка его не подтвердит. Нужно собрать документы — справку о пенсии из VSAA, копию паспорта, заявление и оплатить госпошлину 70 евро, если подавать вовремя. Вроде бы ничего сложного, но это же понятно, что бабушка с деменцией это все не соберет. У нас только по закону люди с деменцией дееспособные, самостоятельные и т.д., а по факту — как и везде — беспомощные и требующие особого присмотра.

По закону, если не установлена судом недееспособность и не оформлена заранее какая-нибудь универсальная доверенность, бабушка якобы должна сама все это сделать.  По факту — у человека с БА должны быть рядом родственники или другие заинтересованные люди, кто ей поможет. Ясно дело, мы с родственниками все оформим, подадим, куда надо отправим, бабушку вряд ли удастся отвезти в филиал УДГМ, так что придется вызывать службу на дом, скорее всего, это тоже лишняя нагрузка и на службы, и на всех. В общем, это хлопотное дело.

Но кого, ну вот скажите, кого, из того, параллельного, мира, где принимают законы, это вообще волнует?

А если бабушка не в пансионате и без родственников? Или родственники такие, что им не до бабушки? Или бабушка раньше это делала сама, будучи еще здоровой, и они вообще не подозревают, что она там приняла 20 лет назад, какое у нее гражданство? (Да, и такое вполне возможно, отношения между людьми бывают очень разными.)

Скажите, кому и для чего, положа руку на сердце, нужны вот эти все танцы вокруг постоянных видов на жительство бывших неграждан? Кому так срочно понадобился экзамен по госязыку, который они должны сдать в довольно-таки сжатые сроки, предварительно посетив репетиторов или курсы, потратив на все это силы, время и деньги. А если кому не надо сдавать экзамен (как описанной выше бабушке), то для чего вообще было затевать все это с перерегистрацией вида на жительство?

Это как-то сделает всех нас богаче? Или, может, сделает счастливее? Или это сделает всех граждан РФ лояльнее к Латвии, в которой они постоянно живут? Как-то сплотит наше общество?

Не вижу, простите, ни единой предпосылки. Вряд ли вообще сплотить кого-то — это цель. Как в данном случае, так и в других поступках или намерениях, например, введение в публичном пространстве одного языка общения, или задекларированное новым правительством старое нежелание финансировать СМИ на любом другом языке, кроме государственного.

Мы как-то забываем постоянно, что все плывем в одной лодке под названием «Латвия». И когда лодка попадает в шторм, проще, конечно, повыкидывать за борт тех, кто раздражает и кажется тебе лишним.

Справятся ли оставшиеся? По-разному бывает.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное