Наталья Михайлова. Бабушки спасения

Иногда, глядя на разрушения, что происходят (и производятся) вокруг уже почти год, на судьбы, переломанные не только в разбитых городах, но, в том числе, и с помощью законов (принимаемых и в нашей стране), я испытываю страшную тяжесть, усталость и апатию. Не хочется ни говорить, ни читать, ни писать, ни спорить в сетях, что-то кому-то доказывая. Как хорошо, что у меня есть бабушки — они меня спасают.

Как спасают бабушки? Они учат созидать.

«Бабушки» — это, конечно, собирательный образ, в него входят и дедушки, и в общем речь о пожилых людях, которые живут в нашем социальном центре опеки, по старинке именуемом «пансионатом». Кстати, как мы ни приучали даже родственников клиентов говорить, что у нас предприятие официально называется «дом семейного типа», никто так и не переучился. Доходило до смешного: «А почему семейного типа? Это к вам только всей семьей заселяться надо?» Так что — все равно «пансионат».

Казалось бы, ну что можно созидать, имея дело с очень пожилыми людьми? Таков привычный взгляд на эту тему, к сожалению, до сих пор преобладающий и в нашем обществе. Вышел на пенсию — вот тебе в лучшем случае организация пенсионеров, ну а дальше, как сам справишься, как повезет и как здоровье позволит.

Но — нет. Нет!

Бабушки и не подозревают иногда, какие они крутые и как могут вдохновлять. Мы их недооцениваем.

Я буду приводить примеры из того пространства, в котором сейчас живу и работаю.

Год назад привезли бабушку, после инсульта, из носа торчала трубочка, назогастральный зонд, парез левой стороны, чуть что-то хрипит. Сегодня — ест самостоятельно, встает и садится с небольшой помощью, начинает ходить со специальной рамой, все время болтает, смеется и плачет от души. 83 года.

Сколько было пройдено за этот год — не пересказать. Каждый день — как в бой. Начинаем со слез, заканчиваем хохотом. Мотивация у человека — потрясающая. Все хочу сама!

Или вот бабушка (93), лежит себе человек, даже повернуться не может. «Как твои дела, солнышко?» — спрашивает она (!) у наклоняющейся к ней нянечки. КАК. У ТЕБЯ. ДЕЛА. Это она у нас спрашивает, представьте. И улыбается! И как-то неудобно даже становится,

не жаловаться же в самом деле, что у тебя спина болит или коммуналка выросла до небес.

Еще одна бабушка, недавно отмечали ее 95-летие. С дочкой накрыли шикарный стол, пели песни. Очень любит зарядку. Стоять может с трудом, поэтому упражнения делает сидя. Не все понимает, но ноги задирает выше всех «молоденьких» соседок!

«Наташа! Включи мне Дудя, я не смотрела его последнюю программу!» — с криком несется (в прямом смысле слова) ко мне со своим планшетом ее соседка (84 года), приехавшая к нам в лежачем состоянии. «Кстати, ты смотрела последнюю Гордееву?» Страстная поклонница всей оппозиционной российской журналистики, в прошлом — активистка, борец и общественный деятель, всегда и всем спешащая на помощь. Правда, бывают дни, когда… «Ничего не хочу! Я ничего не вижу! Ничего не слышу!» (Да, глаукома есть и слух слабый.) «Ну как же ты ничего не видишь? Ты же видишь, что я пришла.» «Ну тебя я вижу, а больше ничего.» И заворачивает к холодильнику, посмотреть, что из личных запасов там осталось.

«Как у вас дела, Ниночка?» «Да плохо!» «А что случилось?» «Да икры красной на завтрак не подают». Смеется. 94 года, зрение отсутствует.

И что я ей расскажу, на что пожалуюсь? На политиков? Так она и без меня все знает, Латвийское радио слушает регулярно.

А вот — деменция. Разрушающая личность болезнь, ну что с ней можно созидать?

«Красивая, красивая…» Так встречает каждую из нас бабушка с Альцгеймером. Она уже почти ничего не говорит, но она очень доброжелательна, и, если кто-то пришел в красивой одежде, обязательно подойдет, рассмотрит и одобрительно погладит по руке. И это почему-то чертовски приятно! Она и сама когда-то была модницей, в шкафу до сих пор одежды больше, чем у меня. Правда… уже не только своей. Она старательно прибирает плохо лежащую красивую кофточку себе в шкафчик. «Даааа… Даааа… Даааа…» — доброжелательно кивает головой ее соседка, соглашаясь и улыбаясь. Она всегда улыбается и соглашается.   

Бабушки с деменцией называют нас «доченьками», гладят, обнимают. Да, они живут в своем мире. Они любят покушать, поспать и могут испачкать стенки в туалете. Но их мир, как бы ни был ужасен для нас, глядящих с якобы «здоровой стороны», часто добрее, чем тот, что творим мы. Да, им надо что-то вкусненькое и ласку, распорядок дня и нехитрые занятия. А нам что надо? Уничтожить друг друга морально и физически, унизить, оскорбить, сделать жизнь других невыносимой.

Нет, не думайте, наша жизнь — не нарядная открытка к Рождеству. Трудных дней и тяжелых моментов больше, чем тех случаев, про которые написано выше. И бабушки наши — не ангелы, а обычные очень пожилые беспомощные люди.  Иногда депрессивные, порой агрессивные. Они болеют и умирают. На каком-то этапе, так уж вышло, мы становимся с ними одним целым.

Но! Это, возможно, по вашему их жизнь уныла и безрадостна. А вот и нет.

Их жизнь полна смысла и созидания, потому что они позволяют нам стать хоть немного лучше, заботясь о них, терпя их капризы или разделяя трудности, помогая снова встать на ноги, как в детстве, сделать первые шаги, сказать первые слова после инсульта. Или наоборот — услышать последние.

С их помощью, с помощью их близких и друг друга, мы видим красоту человеческой жизни и отношений, развиваемся и думаем. Пусть мы даже и не всегда понимаем этот смысл, это происходит помимо нашей воли, само собой.

Очень по-человечески.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Еще