Людмила Вессель: смешались в кучу свиньи, люди…

В Даугавпилсском театре, как и в других театрах страны, давно готовые спектакли постепенно добираются до зрителя. Созданный весной «Скотный двор» в постановке Виестура Розиньша наконец-то дождался премьеры — она грянула в минувшие большие выходные.

КОМАНДА

Режиссер: Виестур Розиньш
Автор драматургического материала: Олег Шапошников
Сценограф: Валтер Кристбергс
Художница по костюмам: Юлия Кристберга
Хореограф: Карлис Божс
Композитор: Екаб Ниманис
Художница по свету: Юлия Бондаренко
В создании драматургического материала использован русский перевод Ларисы Беспаловой.
В ролях: Жанна Лубгане, Николай Гедзюн, Наталия Котон, Милена Савкина, Мирослав Блакунов, Ванда Гибовская, Ирина Кешишева, Марк Шелутко.

Уверена, не все помнят или знают, что знаменитая сатира Джорджа Оруэлла «Скотный двор» (Animal Farm: A Fairy Story), известная миру с 1945 года, в СССР впервые была опубликована во время «перестройки» в 1988 году в рижском (!) журнале «Родник». О, феноменальный был «Родник», испить из него жаждали многие! Да и какие времена были — мы глотали книги, захлебываясь, и жили от публикации до публикации.

Тут я немного уподоблюсь одному уважаемому (без всякой иронии!) коллеге, который, о чем бы ни писал, всегда пишет о себе, и вспомню, как нелегко было в читальном зале Даугавпилсского пединститута читать литературные журналы — «Новый мир», «Дружбу народов», «Знамя», «Неву», тот же «Родник» и т. д., и т. п. Существовала очередь по записи — единая для студентов и преподавателей. Приходишь в 14:00 и до 15:00 читаешь. А потом приходит другой. Брать домой журналы запрещалось. Но, возвращаясь к Оруэллу, «все животные равны, но некоторые более равны, чем другие», и преподаватели забирали журналы на ночь и не всегда возвращали к открытию «читалки»…

Помню разговор двух преподов. Доцент М. ворчал: «В конце концов я должен прочесть первым. Я ученый…» Доцент Б., Дон Кихот с виду и в душе, счастливо улыбался: «Студенты ЧИ-ТА-ЮТ! Им интересно!!!»

Библиотекарь, которую мы прозвали Совой — круглые очки, очень строгая — не разрешала в «читалке» болтать, хихикать и есть булки, говорила мне в 1988-м, произнося фамилию на латышский лад, что тогда в наших широтах было большой редкостью: «Vessele, вы на лекции вообще ходите? Что вы тут всё время сидите? И подруга ваша тоже… Нет, ну я знаю — вы хорошие студентки…» И смеялась глазами, и даже пару раз дала на ночь журнальчик…

Вот в такой атмосфере был проглочен «Скотный двор». Потом он мне пригодился в том же 1988-м, когда я начала преподавать историю СССР в выпускном классе.

Стоп. Сейчас любой может заглянуть в Википедию, где расписаны все персонажи и объяснено (если кто сам не понял), что британский писатель создал «аллегорию на революцию 1917 года и последующие события в России».

Молодого режиссера Виестура Розиньша меньше всего волнует конкретно-исторический компонент. Он в хорошем смысле — из поколения тех «малышей», которые появляются в конце спектакля. «Меняются лица, меняется фон, но человеческие инстинкты и психологические основы взаимодействия человека с властью и обществом остаются неизменными», —говорит режиссер и добавляет, что «было достаточно много импульсов, чтобы интерпретировать эту политическую аллегорию в свете событий наших дней, но мы всё-таки остановились на общем исследовании человеческой природы, не пытаясь отразить конкретные события или взгляды, чтобы каждый зритель смог сделать свои выводы».

Жанр — ритуальная сказка для взрослых. В некотором царстве-государстве (точнее — на скотном дворе) лошади, свиньи, коровы, овцы, собаки, куры, утки и прочие животные устроили бунт против человека: хозяин плохо о них заботился и заставлял много работать. Хозяина изгнали и начали строить справедливое общество, то самое, где свобода, равенство, братство и другие радости жизни. Строили-строили и наконец… Нет, не построили, а обрели новую диктатуру, где вместо человека — свинья. Точнее — свинский совет. Он жирует, вы же работайте и не задавайте лишних вопросов, иначе — кровь уже пролилась, может и еще пролиться… Сказка — ложь, да в ней намек…

Это вторая постановка Розиньша в Даугавпилсском театре. Первая — «Кричащие» — победила в «Ночи лицедеев»-2019 в номинации «Спектакль года: малая форма».

Почерк режиссера узнаваем: минимум весьма условных декораций, акцент не только на слова, но и на звуки — музыкальные и природные, движения, ритм, пластику.

Восемь актеров выкладываются по полной, играют всех — множество животных и людей.

Только что ты — «идейная» свинья Снежок, один из лидеров восстания, и бац — уже овца, блеющая «Четыре ноги хорошо, две — плохо». Эстетствующая томная лошадка Молли, не желающая революции, если нельзя вплести в гриву красивую ленточку, превращается в придворного свина-поэта, славящего власть, а позже — в «малыша», не знающего, как всё происходило. Есть более углубленные образы — к примеру, супружеская пара — жеребец Боксер и кобыла Клевер, тут семейная трагедия разыгрывается и вовсе даже не скотская… В целом же — замкнутый круг (неслучайно так много круглых форм и предметов в спектакле) и временами привкус какой-то дьявольской комедии дель арте.

Не вырваться из этого круга: «Они переводили глаза со свиньи на человека, с человека на свинью и снова со свиньи на человека, но угадать, кто из них кто, было невозможно».

О ближайшем показе «Скотного двора» Даугавпилсский театр сообщит позже — еще несколько премьер «рвутся» на сцену.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить