Людмила Метельская: природа в моде

Выставка предметов из коллекции историка моды Александра Васильева «Прирученная природа. XVIII—XX века» создавалась специально для Риги — у нас состоялась ее мировая премьера. Экспозиция разбита на несколько разделов: «Дикие африканские животные», «Пернатые и насекомые», «Лес», «Экзотическая природа джунглей», «Овощи и фрукты», «Сад и парк», «Побережье и море».  Путешествовать  по территориям с такими разными названиями лучше с гидом, так что слово Александру Васильеву.

В мире нет ни одной женщины, у которой не было бы платья в цветочек — либо в детстве, либо в молодости, либо в старости. Цветочки и женщины неразделимы.  Старейшее в этой секции — платье с кринолином 1860 годов, сшитое в Москве из французской привозной ткани. Ткань выполнена в Эльзасе — кашемир с набивным рисунком, для проката орнамента использовано более тридцати оттенков разных красок. 

ФАКТЫ

В рижском Музее декоративного искусства и дизайна представлены модели одежды и аксессуары, созданные в течение трех столетий существования моды, — в  XVIII, XIX и XX века. Александр Васильев впервые позволил себе такой временной разброс и собрал выставку, в которой история моды перестала быть главной. Главной стала тема — «Прирученная природа».

В Фонде Александра Васильева 55 тысяч экспонатов (коллекционер допускает, что обладает единственным в мире «модным» собранием с таким количеством уникальных предметов), к нам приехали 85 моделей женского и мужского платья и 512 аксессуаров к ним. А если честно — гораздо больше, просто зал музея оказался «не резиновым», к тому же чувство перебора на такой яркой выставке возникать не должно. 

Выставка будет открыта до 16 октября, а после уедет в Вильнюс.

 

Модельеры никогда не забывали о том, что женщина долна быть птичкой, бабочкой или стрекозкой: она должна летать в небесах. И использовали перья — иногда так, что в платье невозможно было сесть. Например, эта американская модель 1960-х годов, существующая в единственном экземпляре, вся обклеена перьями черного петуха. Даже сейчас она теряет перья, и каждый раз перед выставкой надо их доклеивать для того, чтобы она выглядела так обаятельно. В XIX веке женщины не гнушались даже перьями курицы — из белой курицы выполнена эта накидка в виде крыльев. В ней женщина должна себя чувствовать, наверное, очень интересно.

Есть тут и уникальная модель от-кутюр Дома моды «Кирилл Гасилин», выполненная в одном экземпляре. Каждый цветок ландыша здесь сделан из фарфора вручную.  И каждый листок ландыша сплетен вручную: это кружева зеленого цвета, и они не повторяются. А это роскошный кринолин 1850-х годов из муара с гирляндами цветов и с зонтиком для прогулок. Самые старинные модели на нашей выставке — модели в стиле рококо XVIII столетия, два женских корсажа, один из Англии, другой из Франции. В XVIII веке боготворили природу, цветы, вспомните Рундальский парк: все это часть культуры эпохи рококо.

Порой шляпки стоили дороже платья — их подбирали под цвет и овал лица, под цвет волос и платья. Шляпы носили до эпохи хиппи, когда у женщин были прически. Сегодня у женщин причесок нет — у них только стрижки. Разница между ними колоссальная. На стрижку шляпу надеть нельзя — она падает. А на прическу можно — ее можно было приколоть.  Поэтому женщины, сидя в машине, больше не могут быть в шляпе  — она им загораживает то правый, то левый глаз, и машина сворачивает не туда, куда надо.

Большой всплеск интереса к овощам и фруктам наблюдается после войны: когда голод уходит, все хотят изобилия. На голове должно быть много клубники, много вишен, много лимонов, много груш. Тема передана даже в обуви, украшенной орехами. Самое старинное здесь — французское платье 1940-х годов: женщина вышила себе репку, морковку и лук-порей.

Тема экзотики проявляется в интересе к розовым перьям и всему тому, что напоминает дамам фламинго во тьме заката. Вот кожа бедного страуса. Перья выщипали на шляпку, а у самого страуса не осталось другого шанса, кроме как стать сумкой или туфлями. Страусиная кожа считается люкс-кожей для изготовления женских аксессуаров.

Тема ананаса вошла в моду в эпоху романтизма. Жена Наполеона Жозефина очень жаловала ананасы — она была родом с острова Мартиника, и у ее отца была целая плантация. Ей не хватало витаминов в Париже. Десерт без ананасов для нее был не десерт. И в моду вошел ананас на сумочках, на кошельках — их вышивали после восшествия Жозефины на престол.

Из крокодилов делали все — кошельки, пояса, сумочки, шляпы. Обратите внимание на кошелек в виде лапы крокодила: женщина должна иметь хороший темперамент, чтобы достать деньги из когтей крокодила! Ну и на сумки, украшенные головами крокодилов. Представляете? Это не бутафория.

Среди экспонатов  уникальная модель, выполненная в Доме моды «Кирилл Гасилин» в единственном экземпляре и расшитая крыльями настоящих жуков.  Жук называется златка и светится в ночи: это вид китайского светлячка, и китайцы выращивают их на фермах.

Многие аксессуары сделаны из змей, ящериц и рептилий: это было особенно модно  в 1930—1940 годы. Самая ценная и дорогая вещь — туфли, выполненные из кобры. Эта модель никогда не носилась. Думаю, клиентка просто испугалась, когда увидела свое желание воплощенным, и не решилась в них.

А тут царство меха — в витрине вы видите бедных горностаев. В эпоху средневековья горностай считался  символом королевской власти, но горностаи были недовольны. Если вы посмотрите на эту муфту и чуть-чуть присядете, вы увидите выражение мордочек горностаев, которых здесь немало,  и ни один не счастлив, что его пустили на эту муфту, хотя вещь красивая.

Камзол XVIII века и костюм для лесных прогулок с вышивкой на лесную тему, отороченный мехом монгольского барана. Еще один шедевр — платье в югендстиле, которое называется  «Осенний лес». Цвет осенних листьев, коры, очень красивая отделка из марабу: это африканская птица, ей тоже не повезло немножко здесь. Само платье — настоящее произведение искусства, это просто живопись тканью — так тонко подобраны цвета. 

Аксессуары эпохи романтизма — отдельная тема. Это эпоха (1820—1930 годы), когда женщина знакомилась с природой искусственным путем — с помощью сада, огорода, парка. Вот маленький веер от летнего зноя: такие веера предназначались не для женщин, а для незамужних девушек, и расписывались незабудками. Считается, что незабудка — символ невинности. А это мужские подтяжки, на которых изображены розочки — символы любви.

Люди взяли от природы максимум. Вопрос — отдали ли люди природе то, что они взяли? Это уже вопрос к людям, не ко мне. Но эта выставка — красивое доказательство того, что у них были хорошие идеи.

 

 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить