Кино-логика Дм.Белова: В Копенгагене пить

Зимние праздники закончились, но давайте «Ещё по одной». Именно так на русском языке называется фильм Томаса Винтерберга, лауреат всех главных премий Европейской киноакадемии ушедшего года.Прогнило что-то в датском королевстве...

ФИЛЬМ

Ещё по одной (Druk, 2020)

Нет, не так.

Жил был в городе Копенгаген учитель истории по имени Мартин. Было у него двое сыновей, жена Анника, апатия в браке и выгорание на работе...

Нет, давайте лучше так.

Заходят как-то в ресторан историк, психолог, музыкант и физрук. И один из них вспоминает норвежца Финна Скордеруда, который сказал, что человек рождается с недостатком полпромилле алкоголя в крови — отсюда и растут ноги многих печалей. Друзья заручаются поддержкой Хэмингуэя, решают держать полпромилле с утра до восьми вечера и возвращаются на работу в школу.

Томас Винтерберг — соавтор манифеста «Догма-95». Молодо-зелено-экпериментально: чего только не подпишешь, когда твой старший товарищ — Ларс фон Триер, а тебе 26, ты только закончил киношколу, и на твоём счету всего две короткометражки. Винтерберг дисциплинированно срежиссировал «Торжество» по заявленным правилам и бросил; продолжать снимать кино без света и музыки означало застрять в узкой нише, предварительно наступив себе на горло. Результатом отказа от догматических шор стали отличные «Охота» (считаю его лучшим фильмом Томаса), «Вдали от обезумевшей толпы» и, наконец, «Ещё по одной».

Алкоголиков в кино миллион, хочешь — пруд пруди, хочешь — огород городи. Есть прекрасные без ничего, как Уильям Мэйси, есть ужасные с оскаром, как Николас Кейдж. Но в основном они уже готовые — тёпленькие и румяные. Фильмов, где во главу угла поставлен процесс, практически нет, алкоголь здесь вчистую проигрывает другим видам наркотиков, хотя, рискну предположить, алкоголиков в мире гораздо больше, чем наркоманов. Выбор темы явно поспособствовал тёплому приёму картины в Европейской киноакадемии. Выпить в наших краях не дураки от мала до велика — от дворника-нелегала до Жана-Клода Юнкера.

К 2010-м годам Винтерберг развил в себе способности ласкового телёнка. Не страшась ни зрительских пик точёных, ни критических... скажем так, острых перьев, он смело садится сразу на оба стула. Все его последние фильмы («Курск» — с оговорками) наконец-то нравятся и зрителям, и критикам. Рецепт «Охоты» и «Ещё по одной» почти одинаков: замешанная на личном острая социальная тематика, припасённая с «Догмы-95» высокая степень реалистичности и неочевидный месседж.

И, конечно же, Мадс Миккельсен, средоточие таланта и харизмы. Нет, не только он — я на скорую руку насчитал в новом фильме ещё трёх актёров из «Охоты» — но на нём держится весь ансамбль. Играть пьяных получается далеко не у всех (помните Кейджа?), но четвёрка друзей весьма убедительна. Мадсу особенно хорошо удаётся красное, заплывшее похмельное лицо, а ещё одна муза Винтерберга Томас Бо Ларсен, скорее всего, на самом деле не просыхает. Или, посрамив норвежца Финна, родился с 0,7 в крови. За женский взгляд, полный боли и отчаяния, отвечает шведка Мария Бонневи, хорошо знакомая поклонникам творчества Андрея Звягинцева по роли в «Изгнании».

Кто когда-то немного выпивал, тот знает, что бокал-другой вина — отличное средство, чтобы снять напряжение и развязать язык, добавить себе уверенности, а миру — красок.

Кто пил несколько дней подряд, тот понимает разницу между пьянством и алкоголизмом и точно знает, что успеет остановиться.

Кто не просыхал месяцами, тот в редкие минуты просветления и честности перед собой знает, что сделал тот самый маленький шажок для человека на его пути к животному.

Иногда этот «кто» — один и тот же человек.

Анника считает алкоголизм проблемой всей Дании, но что за пьянство без русских? Музыкант беззлобно шутит, что Россию построили те, кто пьёт за рулём.

Винтерберг балансирует на границе между комедией и трагедией, заставляя зрителя если не смеяться сквозь слёзы, то хотя бы улыбаться сквозь зубы.

Герои с улюлюканием отправляются в пограничную зону, инфантильно заручаясь поддержкой великих. Смотрите: генерал Грант, Уинстон Черчилль, Эрнест Хэмингуэй — все они любили выпить. И ещё вот этот пианист лучше всего играл под мухой. Сомнительная, но реальная аргументация — многие из «кто» так делали. Следующий её уровень — отрежу себе ухо, начну рисовать как Ван Гог. А Черчилль вообще находка для многих: не только пьяница, но ещё курильщик и толстяк.

Не какие-нибудь подростки со случайной зависимостью, а четверо взрослых мужчин в тоске по лучшей жизни осознанно решили въехать в социальный и профессиональный рай на кривой кобыле. Этакая алкогольная утопия: утопишь в ней невзгоды или утонешь сам? Как уже было сказано выше, Винтерберг размывает мораль, не прославляя своих героев, но и не втаптывая их в грязь.

Автор не даёт чётких ответов, тем самым имитируя реальную жизнь и предоставляя зрителю самому делать выводы. Попробуйте и вы.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить