Кино-логика Дм.Белова: Бог им судья

Ридли Скотту 84, но стреляет старик с обеих рук: в этом году вышло сразу два фильма мэтра. Первый из них — «Последняя дуэль». И, даст бог, этот дуплет — не последний.

ФИЛЬМ

Последняя дуэль
(The Last Duel, 2021)

Конец 1386-го года. Двое рыцарей в стильных забралах забрались на коней и приготовились к схватке не на живот, а на смерть. На трибунах, среди улюлюкающей толпы — его величество король. Правила дуэли строгие, но выполнимые: никому нельзя использовать оружие, выкованное чарами, заклятиями или прочими злыми искусствами. Кони стремительно сближаются, тяжёлые копья вылетают навстречу друг другу, и... стоп-стоп, не так быстро!

История о том, как сквайр Жан поссорился со сквайром Жаком, начинается за 16 лет до поединка, у моста близ Лиможа. Именно там мы начинаем знакомство с куражистым Жаном де Карружем и его другом, образованным красавцем Жаком Ле Гри. Через несколько лет, по итогам нормандских сражений, Карруж получает в жёны Маргариту, дочь опозоренного Роберта де Тибувиля — красивую, умную и даже грамотную девушку. Но самая лакомая доля приданого — имение Ону-ле-Фокон внезапно отходит Ле Гри, который завёл дружбу с сюзереном — Пьером Алансонским. Позже Ле Гри и вовсе достаётся должность командира гарнизона крепости Беллем, которую Карруж ждал двадцать лет.

Но и этого мало придворному счастливчику-счетоводу. В отсутствие своего бывшего друга Жак Ле Гри проникает в дом Карружей и насилует Маргариту. Или она не так поняла? Или это по любви? Или ей приснилось? Куда идти за правдой? Только к королю и его начальнику богу.

Уверен, не раз и не два вы цокали языком, скептически ухмылялись или даже прикладывали руку к лицу, когда кто-то в каком-то фильме говорил кому-то: «а ты покраснел» или, например: «что же ты так побледнел». При этом цвет лица субъекта не менялся никак. Возможно, мелочь, но когда про Маргариту говорят, что та порозовела от нахождения на свежем воздухе, то — о чудо! — на её щеках действительно играет румянец. А возможно, и даже скорее всего, это не мелочь. Когда я вижу статью в Интернете «Как снимает Ридли Скотт», то не лезу дальше заголовка. Я знаю, что Ридли Скотт снимает на совесть.

Кареты Скотта из натурального дерева, его замки мрачны, пиры развратны, а художники Скотта, высунув от усердия языки, прорисовывают на зелёном экране леса вокруг недостроенного Нотр-дам-де-Пари.

По слухам, собранным в среде реставраторов, представленные в фильме фигурные шлемы применялись в XV веке (или, наоборот, в XIII — как такое запомнишь), но эти претензии слишком специфичны. К тому же, как знать, может быть, это такие специальные вырезы, сделанные аржантанскими кузнецами — чтоб забрало не запотевало. То же касается ткани для чепчиков, кожи для сапог, фасонов для нижних юбок и вообще чего угодно — кто ищет, до чего докопаться, тот всегда найдёт.

Не «Гладиатором» единым: Ридли Скотт держит себя в тонусе и нет-нет да побалует зрителя историческими и псевдоисторическими схватками. В новом веке уже были «Чёрный ястреб», «Царство небесное», «Робин Гуд» и даже «Исход: цари и боги». Немногочисленные батальные сцены «Последней дуэли» выполнены на высоком уровне, хотя сейчас, после игр престолов, кого таким удивишь. Кровавая и грязная мясорубка тяжёлых железных дровосеков вышла на новый уровень в 1995-м, в «Храбром сердце» Мела Гибсона, и когда ждать следующего уровня (и что это значит), пока неизвестно. Так или иначе, железо, зубы, кровь, земля и сопли смешиваются лихо и в зрелищных пропорциях. Особенно адреналиновой вышла сама последняя дуэль. Из находок — наматывание кольчуги на кулак для нанесения более тяжких телесных повреждений, но ребята из предыдущего абзаца наверняка с удовольствием меня поправят — не удивлюсь, если такое уже было на 18-й минуте 6-го эпизода 4-го сезона сериала «Викинги».

Как снимает Ридли Скотт, примерно понятно. Но вот что он снимает?

По сути, «Последняя дуэль» — это показания трёх свидетелей преступления и судебное разбирательство.

Свои версии представляют косвенный свидетель Карруж, обвиняемый Ле Гри и предполагаемая потерпевшая Маргарита. Также все трое станут участниками Божественной Лотереи, заменяющей человеческий суд.

Кроме весьма любопытных различий в показаниях — и чем публичнее обстановка, тем тоньше различия — интересна последовательность: от обиженного вояки Жана к трепетной лани Маргарите. От суховатой констатации к глубокой эмоциональности. Жак — где-то между. Он уже много рассуждает о любви, ищет прощения в церкви, но всё ещё недостаточно чуток, чтобы услышать «нет». Причём эта глухота не кажется ему чем-то значительным, «нет» есть и в его версии.

Неоднозначность характера характерна для персонажей Джоди Комер — см. «Убивая Еву», «Главный герой». Но если самая известная её героиня Вилланель прячет свою уязвимость за силой, то с Маргаритой всё наоборот —

покорившаяся судьбе женщина находит в себе силы для борьбы с могущественным врагом.

В роли Ле Гри — Адам Драйвер. Помните, как шесть лет назад Кайло Рен впервые снял шлем, вызвав у неподготовленного зрителя взрыв недоумения? А сейчас Адам не просто актёрище, а ещё и красавец-сердцеед, при этом внешне он ничуть не изменился. Жана и Пьера играют Мэтт Деймон и Бен Аффлек соответственно, оба — с редкими для их образов редкими бородёнками, оба — соавторы сценария. Также запишем в кастинг-удачи Алекса Лоутера в роли Карла VI. Кому, как не Джеймсу из «Конца ***го мира», сыграть молодого короля по прозвищу Безумный?

Зачем какая-то там сила — взяла и пошла в суд, раз такое дело, чай, не простолюдинка, скажет простодушный зритель. Ах, если бы! Наказания за такое преступление не так уж просто добиться и в наши дни. А уж в раннем средневековье, когда насиловали и простых крестьянок, и столбовых дворянок (мама Карруж не даст соврать), когда нужно просто «встать и жить дальше», когда «от изнасилования нельзя забеременеть» и когда отец с мужем обсуждают твою плодовитость, словно ты домашний скот, для подобного иска без стальных внутренних органов не обойтись. Пикантная деталь в том, что если женщину уличат в навете, то её разденут, остригут волосы, наденут на шею железное кольцо, привяжут к позорному столбу и сожгут. А решать, ложны или правдивы обвинения, будет или патриархальный суд, или сам господь бог. Не лучшая почва для #metoo. И хорошая возможность вспомнить этот закон, в следующий раз вздохнув об ушедшем времени рыцарей.

«Последняя дуэль» названа так не как дань традиции называть последним всё — от танго в Париже до джедаев.

Дуэль между Жаном де Карружем и Жаком Ле Гри действительно состоялась, и она действительно была последним случаем суда поединком во французской истории. Но чем всё закончилось, я вам не скажу. Эксперты чепчиков и знатоки забрал и так в курсе, а остальным, возможно, будет интересно посмотреть.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить