Жизнь в приграничье: информационное пространство — «первый сорт», говорят местные

Режиссер Ивар Звиедрис снимает в прилегающих к восточной границе малонаселенных районах пустеющие поселки и их последних обитателей, много где недосягаемых для латвийских масс-медиа. Цикл этих коротких историй «Слушатель» с 18 октября начало показывать Латвийское телевидение, а эти заметки Звиедриса и его оператора Харальда Озолса — о причудливом информационном поле, в котором люди там сейчас живут.

Впечатления Звиедриса

Не знаю, случайно или нет, но с приближением выхода в эфир нашей второй короткометражки серии «Слушатель» — «Информационное пространство в приграничной полосе» — мне звонит один телерепортер и говорит, что хочет узнать мое мнение об... информационном пространстве в приграничье! Я охотно согласился побеседовать, потому что как гражданин Латвии и документалист, а также как бывший член Национального совета по электронным средствам массовой информации я чувствую себя ответственным за это. 

Один раз я дядечке у магазина в Шкяуне, у белорусской границы, начал рассказывать, что мы снимаем кино об информационном пространстве. Он странно на меня посмотрел и не мог взять в толк, что это такое. Спрашивает: «Это что за пространство?»

Тут мне пришлось придумать дефиницию информационного пространства на доступном языке. Говорю, это будет короткометражный фильм о том, что пишут на досках объявлений, какие сериалы по телевизору смотрят, какое радио слушают и какие газеты читают. Такой разговор мой собеседник сразу понял и пустился рассказывать о «комнатах своего информационного помещения».  

Вот уже с месяц не посмотреть сериал про российских полицейских и их пса Мухтара, потому что телевизор сломался, а вот радио он слушает. В основном концерты с поздравлениями. Можно и самому позвонить и попросить поздравить кого-то. Местные сплетни можно узнать тут же у магазина. «Всё по первому сорту», считает он. Любителям твиттера и инстаграма не понять.  

На лавочку у магазина присаживается еще один собеседник, и разговор продолжается. О том, что в последнее время трудно купить контрабандных сигарет, о стрижке овец, о хорошем урожае картошки. Эта скамейка и расположенная рядом доска объявлений — важнейшее информационное пространство обоих местных мужчин, это их твиттер и фейсбук вместе взятые. Здесь не могут себе представить, что в Риге рассуждают, как плохо тут ловятся теле- и радиоволны. Столичные умники ведь не знают, что у этого вот дядьки телевизору хана, а изысканные дела информационного пространства с умными названиями его совершенно не интересуют.  

Те, кто рассуждает на лавочке у магазина в Шкяуне и в коридорах власти в Риге — они как корабли в открытом море, проходящие мимо друг друга. Они никогда не встречаются.

Заметки Харальда Озолса

Не раз обитатели приграничья говаривали, что жизнь их проходит с обзором в 180 градусов, а остальная часть оборвана за спиной – линией границы. Но о противоположном свидетельствуют крыши, на которых – самодельные клубки проводов, покрытые налетом спутниковые тарелки и антенны, развернутые на все стороны света.

Это правда, что физически преодолеть границу сложно, даже самые одаренные сборщики ягод уже не так легко могут заблудиться и попасть в леса России и Белоруссии.  Зато зарубежное информационное пространство наши приграничные жители по-прежнему активно заселяют. Передаваемые из соседних стран сигналы часто легче воспринимаются антеннами в Латвии, чем сигналы местные, и это касается латышей тоже. Российские передачи кажутся интереснее, развлекательнее, достовернее, так что со временем они стали комплиментарнее и политическим воззрениям многих зрителей.

Излишне добавлять, что интернет в приграничье – явление, тогда как в Риге он – неотъемлемая часть повседневности и бездонный кладезь информации прямо у меня в кармане, только и ждущий, чтобы напомнить о себе писком уведомлений.

Пока я еще считаюсь юнцом, заходя в дома встреченных нами людей, я автоматически ими квалифицируюсь и как IT-специалист. Вместе ловим зону, осваиваем компьютер и используем созданную дочкой электронную почту.

Всем этим я хочу сказать, что, случись кому, как герою нашей короткометражки Сергею, забыть, кто в Латвии президент — мне хватит пары секунд спросить это в Google, пока Сергей звонит Женьке, гуднув, отключается, дожидается, когда тот перезвонит — и остается лишь надеяться, что их база данных тоже будет с последними обновлениями.

 В то же время можно понять, почему Сергей забыл имя президента. Какая ему разница, кто сидит в удобных рижских креслах? Сидящие в них забыли о нем намного раньше, и недаром он говорит, что до России ему метров двести, а Латвия – в 300 километрах. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно