Андрей Шаврей: О летнем кинотеатре Splendid Garden и о том, что «счастье нельзя упускать»

Писать об этом даже немного боязно. Ведь как написать о мечте, которую, впрочем, не так уж и сложно реализовать, было бы желание и некоторые возможности. Короче, директор единственного рижского муниципального кинотеатра Splendid Palace Дайра Аболиня показала, как эту мечту реализовать, пригласив меня на открытие летнего кинотеатра Splendid Garden. Смотрели «Мужчину и женщину» Клода Лелюша.

Итак, о мечте. Сокровенной. Впрочем, убежден, что у многих она примерно такая: построить «домик мечты», уйдя от мирской суеты, от всех ужасных новостей (уж не сочтите это за бегство от реальности). Необязательно прикидываться Гошей из оскароносной «Москвы слезам не верит» с его притчей про ушедшего в отставку «вполне приличного такого императора» Диоклетиана, который выращивал капусту. Капусту можно купить в магазине. А вот смотреть в хорошую летнюю погоду под открытым небом кино на экране (технические возможности есть сегодня у самого широкого зрителя), под бокал вина и пирожное — это вполне реально. И уже не первый год госпожа Аболиня устраивает такие вечера во дворике у подопечного ей кинотеатра.  

Надо сказать, и место вполне уникальное. Писатель Владимир Сорокин еще лет сорок назад написал эссе «Эрос Москвы», где подсчитал самые волнующие его места Первопрестольной (это сейчас он в Берлине жил, а тогда...) И насчитал, если не изменяет мне память, семь таких мест. «Города, как и люди, бывают сексуальные и фригидные», — писал он. «Можно всю жизнь прожить с человеком, так и не познав его эрос, не почувствовав. Так и любой город способен заставить вас вдруг затрепетать от оргазма или наоборот — обречь на десятилетия тоскливого совместного существования».

Рига, на мой взгляд, город вполне себе эротичный. За полвека жизни в латвийской столице я открыл три таких места, раскрываю карты. Первое — это, извините, Ивановское кладбище (а что, «на Ивановском кладбище все спокойненько», правда, на прошлой неделе меня там «взволновала» пара пробежавших мимо наркоманов, но это на заметку полиции). Второе — это двери Латвийского радио на Домской площади (причем, нюанс — не тогда, когда ты заходишь, а когда выходишь и именно с этой точки видишь Домский Собор, Раймонд Паулс это практически ежедневно, счастливец, видит). А третье — вот как раз этот внешний дворик у Splendid Palace, рядом со старинной балюстрадой в углублении, которую еще в середине 1960-х на Рижской киностудии запечатлел в короткометражном художественном кино про любовь «Двое» режиссер Михаил Богин с совсем еще молодыми Викторией Федоровой и будущим Портосом Валентином Смирнитским (сколько в том фильме запечатлено замечательных рижан, кстати!).

Так вот, именно здесь, сидя за столиками с бокалом брюта и пирожным, изготовились сейчас смотреть бессмертную киноленту «Мужчина и женщина». Ровно в половину одиннадцатого вечера, когда уже темнеет. В последующие вечера можно будет увидеть в этой атмосфере шедевры Федерико Феллини «Сладкая жизнь» и «8 1/2», а также «Амели» Жан-Пьера Жёне, «Ромео и Джульетту» База Лурмана, «Основной инстинкт» Поля Верховена и другие киноленты.

Все про любовь, как понимаете. 

Мне, правда, сейчас не повезло в том смысле, что как раз в половину одиннадцатого вдруг пришлось переместиться из дворика и смотреть «Мужчину и женщину» в большом зале кинотеатра. Метеорологи напугали, что будет ливень, да еще и с градом, а его, представляете, так и не было. Ну да ладно. Главное — кино. И какое!

Шедевр «Мужчину и женщину» смотрели, безусловно, все синефилы. И что о нем писать — рецензию? Я могу — свежим взглядом. Вкратце: я нашел еще одну симпатичную линию в этом фильме. Там, разумеется, магистрально идет любовная линия. А еще спортивная. А еще — чисто кинематографическая (героиня Анук Эме же играет ассистента кинорежиссера). Сейчас увидел еще, не поверите, абсолютно общественно-политическую линию — европейскую. Это сцена, когда полюбившие друг друга герои Жан-Луи Трентиньяна и Анук Эме с детьми сидят в ресторане в Довиле и знакомят детей с официантом, который испанец, но вообще-то из Лондона, а работает во Франции. «Я буду говорить по-испански, он проще!», — восклицает француз-малыш. И все счастливы. Да, и еще гастрономическая линия — начиная от пирожных, которых в начале фильма во время прогулки по Парижу желает дочка главной героини до шатобриана, с кровью.

Ах, ну да! И музыка Фрэнсиса Лея, конечно!

Впервые «Мужчину и женщину» я посмотрел лет в шестнадцать в юрмальском кинотеатре в Дубулты и запомнилось мне два момента. Постельная сцена, кстати, не запомнилась, а вот сцена головокружительной гонки на спортивной площадке, когда герой Трентиньяна наворачивает круги, запомнилась очень сильно, потому что показалась мне... ну очень занудной. Что ж так долго-то? Это первый момент. А второй — конечно, музыка!

А сюжет сами знаете: два героя, пережившие очень многое, обретают вдруг вновь такой подарок свыше — взаимная любовь не так уж часто дарится нам. Один раз — уже много. Но сомнения и переживания их будут преследовать до конца, как известно. До тех пор, пока она все же не уедет на поезде, а он скажет про себя великое: «Счастье упускать нельзя!» и рванет вслед за ней и встретит на вокзале — к ее и собственному счастью. Счастье упускать нельзя — помните об этом. Поэтому идите кино, смотрите его на своих дачах и загородных домах, не забывайте о винах. И о шатобриане — тоже. Официанта-испанца можете заказать отдельно или временно назначить на эту роль свою вторую половину.

Подумалось, что фильм снят 56 лет назад (целая жизнь!), но какое счастье, что и Жан-Луи Трентиньян, и Анук Эме живы (ему 91 год, ей недавно «стукнуло» 90, здоровья обоим!). И жив Клод Лелуш, которому всего-то 84 года (свой истинный шедевр он снял в 28 лет!). Увы, четыре года назад ушел из жизни автор музыки Фрэнсис Лей, ему было 86, но его музыка — вечна!

Ну, чтобы не было чересчур лирично, напомню фразу Мих. Мих. Жванецкого: «Никогда не буду женщиной, а интересно, что они чувствуют...». И напомню, что в 1986-м Лелуш снял «Мужчина и женщина двадцать лет спустя». Этот фильм, конечно, не переплюнул своего предшественника. Но одна сцена в ней запомнилась на всю жизнь. По сюжету, они же все-таки расстались. И вот вновь встретились, сидят, разумеется, в ресторане. И он говорит: «А все-таки хорошо, что мы тогда с тобой расстались...». В ответ — испуганные глаза великой Анук Эме! А герой Жану-Луи с улыбкой добавляет, беря ее руку в свои руки: «Иначе бы не было этого мгновения!»

Это так по-французски!

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить