Андрей Шаврей: «Коза», уплывшая в небеса и затерянная во Вселенной

Такое припомнить у нас сложно: чтобы на премьеру документального фильма в Splendid Palace выстроилась длинная очередь, чтобы не попавшие в зал зрители брали кинотеатр чуть ли не штурмом – по счастью, их в конце концов пустили на «галерку». Но именно так и случилось с премьерой фильма классика отечественной кинодокументалистики Лаймы Жургиной «Коза лезла в небеса» (Kaza kāpa debesīs). Лента, посвященная богеме 1960-70-х годов, действительно историческая, «поколенческая» — и второй такой уже не будет.

Не посвященных в тему зрителей режиссер сразу же погружает в нее, используя практически художественный прием: по анфиладам старинного дворца идет человек в годах, приближается к нам, мы видим лицо долголетнего директора музея дворца в Рундале... При максимальном приближении Имант Ланцманис плавно поворачивает направо — и выстроенный почти в виде бумеранга киноряд тут же  возвращается к нам, но уже с более глубокой информацией.

Выдающийся искусствовед сидит в парке дворца, затем в самом дворце и беседует с Лаймой, рассказывает о легендарном в шестидесятых-семидесятых годах минувшего навсегда века кафе Kaza («в простонародье – «Коза»), которое находилось в советские годы в самом сердце Старой Риги,

на перекрестке улицы Вальню и Ленина (ныне Бривибас). Наверное, в Берлине, Париже, Риме той поры подобных богемных кафе было множество, а вот в латвийской столице советских времен такое, по-настоящему «продвинутое» и интеллектуальное, было одно. И оно стало средоточием богемы того времени, которое было отделено от Европы «железным занавесом», но — она у нас была. Хотя с высоты сегодняшних лет это и выглядит наивно - польский журнал становился событием, а уж записи «Битлз» — сенсацией.

Некогда, еще в годы здравствовавшей Рижской киностудии, Лайма Жургина стала признанным мэтром в своем жанре документального портрета. В частности, событиями становились ее документальные фильмы, посвященные творчеству Раймонда Паулса, Джеммы Скулме, Мариса Лиепы... Да уже и после ухода Рижской киностудии в вечность Лайма продолжала создавать видеофильмы – например, есть ее хороший фильм «Рижский Гидон» (о великом скрипаче Гидоне Кремере).

Этот жанр режиссер продолжила и в нынешнем фильме — здесь десяток весьма насыщенных интервью (сам фильм длится почти два часа, работа, можно сказать, монументальная). Одно «но»:

в данном случае все герои фильма связаны одним — той самой «Козой» и ее обитателями. Впрочем, это фильм не о кафе. Это фильм о поколении.

Здесь не было сплошь диссидентствующей публики, хотя в «Козу» заглядывали и ставший впоследствии лидером экуменического движения СССР Сандр Рига (он был сейчас на премьере) и лидер неформальной молодежи того времени, хиппи Андрис Гринбергс (он прислал приветы, у него недомогание).

Постоянными посетителями «Козы» были будущие классики: знаменитые художницы Майя Табака и Бирута Делле, поэты Янис Рокпелнис и Улдис Берзиньш, режиссер Мара Кимеле, звукорежиссер Аугустин Делле и его супруга, художница Лайма Эглите, композитор Имант Калниньш, художник с совершенно невероятной судьбой Марис Бишофс (еще в те годы уехал сперва в Москву, затем эмигрировал в Израиль, жил в Париже и Нью-Йорке, где оформлял журнал Time — и вернулся в Ригу). Со всеми ними идут разговоры – под видеоряд, освещающий мировые события (окончание Второй мировой, хрущевская оттепель, Пражская весна и ее подавление, первые люди на Луне, война во Въетнаме, Атмода). И на фоне этих мощных мировых событий – маленькая планетка по имени «Коза».

Иногда больше слов говорят вещи и детали. А их в этом фильме достаточно. Например, у Бируты Делле на выданном ей дипломе, как стипендиатке года от Министерства культуры, висит мощная пуля! Наша известная фотохудожница Мара Брашмане показывает черно-белые фотографии того времени, когда Старый город после войны еще был полуразрушен, но богема тех времен, оторванная от Запада, жила. И жила счастливо – ездила автостопом в Москву и Грузию, танцевала на крышах Старого города... И весьма трогателен момент, когда фотохудожник Эйжен Валпетерс спустя годы старается повторить движения того танца буги-вуги, и получается что-то вроде дежавю.

Невероятное счастье, что это поколение в большинстве своем живо – героям фильма сейчас по 70-80 и более лет.

Хотя потери есть – два года назад ушла из жизни работник латвийского кино и японовед Бригита Круминя. Вот она в кадре, танцующая с зонтиком на годовщине «Козы» в богемном местечке начала уже этого века – на «Крыше» (увы, тоже уже закрылось). Та «Крыша» находилась прямо напротив бывшей «Козы». Кстати, Бригита еще та представительница того поколения – в пятьдесят лет, потеряв любимую работу на Рижской киностудии (работала в кинодокументалистике, озвучивала мультфильмы), она начала новую жизнь: изучила японский, открыла студию японского языка, ездила в страну Восходящего солнца... Знай наших!

Для многих этот фильм – личная история. Вообще, это личная история каждого истинного рижанина. Для меня она личная хотя бы потому, что я родился в начале семидесятых годов на улице Мейстару, а это буквально в ста метрах от «Козы». И я еще помню некоторых ее обитателей, переместившихся затем в летний «Птичник» (летняя терасса). Рига не такой уж маленький город, но практически со всеми героями этого фильма я знаком лично, а уж два героя и вовсе живут со мной в одном доме, а еще двое – в двух минутах ходьбы.

Я представитель уже другого поколения. В годы моей молодости было уже другое легендарное кафе – знаменитая «шестерка» при галерее «М-6» на улице Марсталю (тоже закрылось, стоит уже несколько лет заколоченное, хотя планировали туда переместить Рижский фотомузей). Там, кстати, познакомился с одним из обитателей прежней «Козы», ныне профессором Латвийской академии художеств Юрисом Юрьянсом. Так что

фильм Лаймы Жургиной – это не только посвящение поколению того времени, это еще и своеобразная эстафета памяти. И перекличка поколений.

Финал фильма вызывает восторг, слезы, смех – все эмоции сразу. Натанцевавшись на «Крыше», постаревшие обитатели «Козы» во главе с Майей Табакой запускают в небо на шариках фигурку козочки. И она улетает все выше и выше – прямиком в космос. За улетающий куда-то в созвездье Козерога козочкой наблюдают станции космического слежения в различных странах мира... Странный летающий объект, смутный объект желаний, мечтаний и воспоминаний. Аплодисменты! Весь этот огромный материал (одних фотографий сколько, выстроенных в великолепный видеоряд!) за долгие годы собрала Лайма Жургина, она же и спродюсировала его с Гунтисом Тректерисом на студии Ego Media.

Фильм можно посмотреть в Splendid Palace 13, 17 и 28 апреля, 14 апреля фильм покажут в Доме Латышского общества в Лиепае, 24 апреля – в видземском концертном зале «Цесис», планируется показ в Резекне в зале Gors.  

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно