Из истории Лиепаи. О хлебе насущном, гигиене и повреждении нравов

Пекарен и булочных в Либаве было множество, больших и маленьких. То и дело открывались новые. Городские власти требовали соблюдения санитарных норм при выпечке хлеба. Нарушителей карали. Но нравы повредиться могли вовсе не от этого.

В 1893-м Либавская городская Управа приняла «Обязательное постановление объ устройствѣ пекарень и кондиторскихъ въ г. Либавѣ», оно было опубликовано в «Губернскихъ вѣдомостяхъ» и Libausche Zeitung в тех же номерах, что и уже с удовольствием цитированные Rus.LSM.lv правила о производстве извозного промысла.

Об устройстве собственно пекарен говорится немного — пол рекомендуется цементный либо асфальтовый, стены следует выкрасить масляной краской, должны иметься вентиляция, водопровод и водосток. Оговаривается, что, как и с какой периодичностью следует мыть и чистить. Отдельно упоминается, что «помещѣнiе для печенiя» можно использовать только по прямому назначению, оно не должно быть употребляемо в виде спальни или столовой.

Но главный акцент в этих правилах — гигиена работников. В пекарне должны быть одна или несколько умывальных комнат, чтобы сотрудники могли перед работой вымыть лицо и руки — из расчета по одному умывальнику с теплой водой, полотенцами и прочим на двух-трех работников. Отдельно указано, что пекарям перед работой следует снять сюртук и жилет, тщательно умыться и надеть приготовленный владельцем пекарни передник установленного образца из белого холста с носовым платком в кармане.

Только после этого работники могут заходить в собственно пекарню, причем там они должны безусловно воздерживаться от «всякаго неопрятнаго дѣйствия въ особенности отъ сморканiя носа пальцами или вытиранiя пота руками». Людей с сыпью, ранами или «заразительными болѣзнями» нанимать запрещалось вовсе.

Все эти правила относятся лишь к крупным пекарням, для маленьких, при лавках, требований меньше: указывается лишь, что помещения для выпекания и хранения хлеба должны быть отделены от квартиры, а пекарям следует блюсти в чистоте себя и посуду.

Летом 1898-го «Рижскій Вѣстникъ» публикует очень эмоциональное сообщение либавчанина — он возмущен плохим качеством хлеба, описывает ужасную антисанитарию в пекарнях, среди прочего упоминает обрывки сальных тряпок, найденные в булках. Жалуется, что пекарни не гнушаются примешивать в муку непроданный черствый хлеб, а главный пекарь в одной из лучших булочных болен самой ужасной заразительной болезнью. И завершает: «Давно пора обратить на эти безобразія должное вниманіе!»

Либавские газеты постоянно публикуют объявления городских пекарен, в основном совсем короткие, в пару строк. «Хлебная лавка» или «пекарня» и адрес. Иногда они чуть более информативны — мол, всё из лучшей муки — и перечисляется ассортимент. Встречаются и объявления о приеме на работу пекарей.

Город рос, в 1897-м в Либаве было 64,5 тысяч жителей, в 1914-м — уже 94 тысячи. Соответственно, и пекарен с каждым годом становилось всё больше. Судя по адресной книге Baltische Verkehrs- und Adressbücher, изданной в 1912 году, в Либаве было больше трех десятков пекарен и булочных. Очень разных!

В декабре 1895-го «Рижскій Вѣстникъ» сообщает, что протест либавских пекарей, категорически не желавших, чтобы в городе открывалась турецкая пекарня, оставлен городскими властями без внимания. Булочная эта успешно открылась, и владелец ее оказался довольно ушлым парнем.

В феврале 1897-го «Рижскій Вѣстникъ» со ссылкой на либавские газеты пишет, что в Либавском окружном суде вскоре будет рассматриваться дело содержателя булочной и его компаньона, турецко-подданных Ахмета Гусейна Офли-Оглы и Юнжа-Али Кучкин-Оглы. Обвиняемые с целью получения страховой премии подожгли булочную Офли-Оглы и два амбара с мукой. Чем там дело завершилось, неизвестно, но, можно предположить, в тот раз злоумышленникам (кто бы они ни были) спалить булочную не удалось. Через год с небольшим об Офли-Оглы снова напишут в газетах — за грязное содержание пекарни его оштрафовали на 40 рублей.

На этом эпопея с турецкими пекарнями в Либаве не завершилась. Судя по всему, дела у турецко-подданных шли неплохо, потому что уже осенью 1898-го «Рижскій Вѣстникъ» перепечатывает из либавской газеты преехиднейшую заметку:

«Здѣсь открывается вторая турецкая булочная. Въ первой уже занимаются до 50 турокъ, теперь же число турокъ въ Либавѣ дойдетъ до ста, и такъ какъ всѣмъ этимъ мохамеданцамъ разрѣшено перевести сюда свои гаремы, то Либавѣ предстоитъ вступить въ новый своеобразный фазисъ своего развитія. Не повліяютъ ли вредно турецкіе гаремы въ Либавѣ на прочее населеніе и не должны ли быть приняты своевременно какія-нибудь мѣры для огражденія мужчинскихъ нравовъ въ Либавѣ отъ поврежденія? Или, можетъ быть, повреждены будутъ нравы гаремные».

Судя по «Списку гильдейских торговых и промышленных предприятий г. Либавы на 1911 год», второй турецкой булочной и кондитерской владели Хаки-Хассан Чамли-Оглы и Али-Мелеко Оглы, а располагалось это заведение на Новом рынке, 12 (сейчас — Рожу лаукумс, самый центр города).

Как развивались события дальше и, по-современному говоря, каким курсом шли процессы общественной интеграции, а также о том, чьи же нравы в итоге повредились, пока неизвестно. Тщательнейшие.... нет, ​тщательнѣйшіе​ розыски, произведенные Rus.LSM.lv в доступных источниках, оказались лишь тщетною тратою времени — извлечь оттуда достовѣрныя ​ свѣдѣнія оказалось совершенно невозможнымъ.

  • Rus.LSM.lv благодарит за неоценимую помощь в подготовке материала историка Лиепайского музея Антру Бракше.
Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить