Артис Аболс: «Что удивило в Тольятти? За весь сезон о политике никто даже не заикнулся»

«А знаешь, мне даже очень понравилось в Тольятти, — на лице Артиса Аболса появляется широкая улыбка. Видно, что человек действительно рад тому, как складывается его тренерская карьера на данном этапе. — Не скрою, когда ехал в Россию, думал о многом — как меня примут, как будут относиться. Было несколько тревожно. Я все-таки для них чужак. Да еще из Латвии. И для меня это первый такой опыт, зарубежный. Признаюсь, все вышло гораздо лучше, чем я мог себе представить. Не поверишь — за весь сезон, что я проработал в «Ладе», ни разу политический вопрос не поднимался — ни в клубе, ни в руководстве, ни среди болельщиков. Это меня поразило».

Разговор Rus.lsm.lv с экс-наставником рижского «Динамо» Артисом Аболсом, который и в следующем сезоне остается главным тренером тольяттинской «Лады», изначально предполагал разбор игры сборной Латвии на чемпионате мира в Москве и подведение общих итогов этого мирового первенства. Аболс — известный эксперт, желанный гость в спортивных студиях, и в этом году он комментировал на телевидении матчи турнира. И даже успел съездить на несколько дней в Белокаменную и воочию понаблюдать за играми с трибуны Арены ВТБ, в том числе и своего сына Родриго. Спустя несколько дней после завершения соревнований 43-летний специалист дает свою оценку произошедшего.

Впрочем, его жизнь на берегах Волги интересовала Rus.lsm.lv куда больше. Да, он не первый из Латвии, кто делает свою тренерскую карьеру в КХЛ. Задолго до него в Россию позвали Олега Знарка и Хария Витолиньша, сманили Петериса Скудру с Гиртом Анкипансом, работали вдали от дома Виктор Игнатьев и Сергей Наумов. Но главными тренерами все-таки были единицы.

Летом 2015 года Аболс так и не дождался нового предложения от «Динамо» и быстро согласился на переезд в Тольятти. Сначала помощником Сергея Светлова, а потом, спустя буквально месяц, уже и главным. Для него это был вызов, с которым он, как мне кажется, в минувшем сезоне прекрасно справился.

Страшилки российской глубинки? Да ладно! Культурного шока Артис точно не испытал. Наверное потому, что родился в СССР. Это мое предположение, которое на месте подтвердилось во время нашего разговора кивком его головы. То есть предполагал, что увидит на месте. В некотором роде действительность даже превзошла его ожидания.

«На самом деле условия мне клуб предложил отличные, грех жаловаться, — рассказывает Артис Аболс. — С первых дней все пошло как надо в плане быта. С риэлтором быстро выбрал себе квартиру. Даже машину дали, хотя в контракте она не была прописана».

На этом месте Артис достает свой телефон и показывает видео, на котором запечатлена его белая «Лада— Калина».

— Я таких в Риге точно не видел. Хотя это и «Лада», но внешне напоминает «ситроен». Отличный дизайн, комплектация полнейшая, спортивный вариант. Все экстры: смотри какая «морда», вот пороги, парктроник, парковочные датчики, панель с тач-скрином, 16-дюймовые диски, сидения спортивные с подогревом. Разве что салон не кожаный. А в остальном — отличный автомобиль, все солидно. Мне понравилось. Да и улицы в Тольятти широкие, есть где прокатиться.

— Знаю-знаю твою любовь к автогонкам. Но сначала все-таки о сборной Латвии. Артис, 13-е место на чемпионате мира вроде как неплохо. Это наше место. И мы вновь остаемся в высшем дивизионе. А как тебе в целом выступление сборной Латвии в Москве? Что понравилось в игре команды Леонида Береснева, а что нет?

— Да нормально сборная Латвии сыграла.

Да, концовка матча со швейцарцами — какая-то необъяснимая. Не понравилась разве что последняя игра с норвежцами. Знаю, что эта встреча особой роли не играла, на нас ничего не давило. Но и у сборной Норвегии была такая же ситуация. Но выиграли не мы. В остальном как могли, так и сыграли. Могло сложиться лучше, возьми мы очки в матчах со шведами и чехами. Но тут надо понимать — уровень игроков и их класс у нас какой есть, такой и есть. И тренеры хоккеистов не могут переделать. Те же защитники привыкли так играть: отступают, пятятся к своим воротам, нет необходимой плотности между линиями. В сборной за короткий срок это исправить невозможно.

— А то, что состав сборной Латвии не досчитался пяти-шести основных игроков?

— Дело в том, что более серьезные задачи мы можем ставить и выполнять только тогда, когда у нас есть все сильнейшие. Тогда и канадцам мы можем дать бой, как это было на Олимпиаде в Сочи. Только в таком случае на четвертьфинал можно смотреть реально. В остальном — просто привычка. Мы в высшем дивизионе 20 лет и по привычке ставим задачу — выход в плей-офф. А с какого перепуга? У сборной Дании 7 человек играет в НХЛ. Семь! И не подыгрывают, а играют. У нес же полтора человека. А точнее — один Гиргенсонс.

— Вон, в сборной Норвегии есть Матс Цукарелло — лучший бомбардир «Нью-Йорк Рейнджерс».

— Вот тебе и еще один пример. Так что радуемся тому, что есть.

— Финал Канада — Финляндия и «бронза» сборной России... Все закономерно?

— У сборной России рвалось там, где тонко. Я имею ввиду нехватку защитников и игру в обороне.

Вот назови мне прямо сейчас 6 защитников, которые должны сыграть за сборную России на Кубке мира осенью в Торонто? То-то и оно. Шесть шведских защитников — пожалуйста: Виктор Хедман, Оливер Экман-Ларссон, Эрик Карлссон, Джонатан Эрикссон, Никлас Кронвалль и так далее. Тут даже думать ничего. А российских... Ну и большинство у сборной России сильно хромало. Ну вот давайте сравним ту ситуацию, в которых оказались Аркадьевич и Валерьевич.

— Расшифровываю — Береснев в сборной Латвии и Знарок в сборной России.

—Я тоже думал-думал — но зачем игрокам меня назвать по имени-отчеству? Лучше просто Артис, но на «вы».

Ну так вот — они оба заложники ситуации. Вот приехали к нам Гиргенсонс и Кениньш. Ну все, сейчас будет! Они же в НХЛ играют. А раз так, надо ставить их в первое звено. Давайте вспомним покойного Карлиса Скрастиньша. В НХЛ он играл в третьей паре защитников, выходил на меньшинство, блокировал броски и все в таком же стиле. А приезжал в сборную Латвии, играл в первой паре защитников, выходил на большинство и белорусам забрасывал три шайбы за матч. Он так мог — там играть просто, а здесь быть креативным. Но не все на такое способны.

— Из нынешних кто-то может?

— Даугавиньш может. Он такой же — в нижегородском «Торпедо» третье звено, копает по углам площадки, выходит на меньшинство. В сборной Латвии же он один из лидеров. И ты попробуй не поставить того же Гиргенсонса. Что-то пойдет не так, тренеру тут же припомнят — вот не поставил его в первое звено, они же у нас лидеры... К чему это я? В сборной России то же самое. В большинстве «пол-борта» — позиция Сергея Мозякина. А тут приехал Овечкин, который в НХЛ каждый сезон по 50 шайб забрасывает. И как ты его на это большинство не поставишь? Тебе же тут же укажут: «Ты что, дурак что ли?». В итоге Мозякина поставили куда-то в середину, где он явно был не в своей тарелке. В матче с США за третье место Мозякин встал, куда надо, и забросил две шайбы. Овечкин и Кузнецов — игроки НХЛ, лидеры сборной, они специально прилетели на помощь и им надо было искать место в команде. Ситуация для тренеров была непростой. В России вообще непросто — тренеры сборной по ходу сезона тренируют одних, потом играют другие, а надеются на третьих.

— А то, что в сборной России больше всего игроков оказалось не из самого сильного клуба КХЛ питерского СКА, это тоже про «заложник ситуации»?

— Я понимаю Знарка — он делает ставку на тех, кого знает, кто с ним выигрывал «золото» на чемпионате мира в Минске

— Финал Канада — Финляндия понравился?

— Обе сборные играли очень дисциплинированно. Финны так вообще были чистыми прагматиками. В чем логичность такого финала? Что определяет результат? И раньше, и сейчас все определяет высокое индивидуальное мастерство. Чисто технически средний уровень достаточно высокий. Но... Вот возьмите сборную России, а раньше и СССР. Катание, техника, владение клюшкой — все на самом высшем уровне. Но сейчас в этих компонентах и другие подтянулись. А вот системы игры, как таковой, в России до сих пор нет. А у финнов она есть. Вот почему Знарок и Витолиньш со своим московским «Динамо» были успешны — они систему привили. Они взяли под свою систему игроков, система заработала и дала результат — два Кубка Гагарина.

— Другие играют бессистемно?

— Я не хочу так сказать. Но это точно не так, как система работает в сборных Швеции, Финляндии или Канады. Там есть различия, но игроки изначально в курсе — какую игру от них будут требовать. При этом большую роль играет дисциплина. Удаления сборную России подводили не раз на чемпионате мира. Возьмите полуфинал Россия — Финляндия, счет 1:2. Я понимаю — эмоции, свои болельщики, вперед-вперед, ну и давай спасть родину. Вместо того, чтобы закончить период 1:2, момент с Овечкиным: потеря шайбы в чужой зоне, возврат, нарушение, удаление и пропущенный гол в меньшинстве — 1:3. Это и есть игровая дисциплина. Те же

финны, когда пропускают, они ведь не бегут сломя голову отыгрываться. У российской хоккея нет системы и за один год ее не создашь. Игровая система и мастерство — вот вам и Финляндия с Канадой в финале.

Вот почему Знарок берет в сборную одних и тех же, которые знают его требования, которых он знает — на что они способны.

— Доволен тем, как сыграл в Москве твой сын?

— В любом случае он сыграл лучше, чем в прошлом году в Праге. Солидно сыграл. Мог, конечно, набрать больше результативных очков. Но как и всей сборной, чего-то не хватило.

— Цель у него остается прежней — НХЛ?

— Раз уж он поехал туда — пусть остается и играет до конца. Иначе в чем смысл был? Задрафтуют его, не задрафтуют... Сути это не меняет. Ему сейчас 20, еще год он может играть в юниорской лиге. И следующий сезон он также проведет в «Портленде».

— В свое время Эдгар Кулда с юниорской лиге признавался лучшим, брал титул MVP — самого ценного игрока, побеждал со своей командой в плей-офф — выигрывал Мемориальный кубок, а все равно с НХЛ не получилось и вернулся он домой.

— В КХЛ надо ехать уже зрелым игроком, как Даугавиньш. Знаешь, нет одного правильного пути — как попасть в НХЛ. Ну как туда попасть? Даугавиньш через юниоров, Кениньш через Швейцарию. Никто не знает, какой у него путь. Зацепится — будет отлично. НХЛ — предел мечтаний. Даже до АХЛ (вторая по силе Американская хоккейная лига) дойти и стать лидером в одной из команд — тоже здорово. Это тоже результат, там ведь тоже огромная конкуренция, но на тебе будет уже знак качества — ты не побоялся туда поехать, бился за место под солнцем. Потом и в КХЛ будет возвращаться легче.

— Как тренер-отец контролирует игру сына?

— Смотрю все матчи по Интернету.

— То есть по ночам не спишь?

— А вот и нет — разница во времени между Тольятти и США 12 часов. Так что у них там 7 вечера, а у меня в России 7 утра. Очень удобно. Так что мог на тренировки своей команды после просмотра матча с Родриго идти злым.

— Артис, давай вернемся в лето 2015-го. С «Динамо» было непонятно — что да как, с новым контрактом тянули. И ты принял предложение «Лады» От злости и обиды?

— Не было смысла ждать чего-то. Помню, на последнем собрании тогда был поднят вопрос — что делать. Вот что делать — ждать, когда тебе предложат новый контракт? А вдруг не предложат? Нам было сказано прямо — искать новое место работы никто не запрещает. На самом деле на «Динамо» я не злюсь — там мне дали шанс поработать главным. И вот видишь, как все обернулось — меня заметили, пригласили в другой клуб КХЛ. Конечно хочется, чтобы к тебе относились по-другому, больше ценили.

— Так всем хочется. Но одно дело работать дома, другое — за рубежом.

— Дома к тебе более терпимы, ты свой. А там ты иностранец как не крути.

— Есть такое чувство, что в том же Тольятти ты находишься под микроскопом?

— Вот следующий сезон будет точно как под микроскопом. Никаких поблажек не будет. Первый сезон тоже получился непростым — в октябре по набранным очкам мы даже были в тройке. И пошли разговоры о том, что вот, мол, смотрите, без большого бюджета команда может играть как надо. Но потом все пошло не так, и я слышал уже другие разговоры о том, что, мол, я ведь обещал.

— И от тебя снова будут требовать выхода в плей-офф, чего не получилось в прошлом?

— От этого никуда не деться.

Каким бы бюджет клуба не был, всем нужны победы. Каким образом их добиваться — это второстепенные вопросы. Человек приходит на трибуны, он ждет позитива, эмоций. Зачем ему эти проигрыши? Другой вопрос, что есть реалии. В Тольятти болельщики еще живут прошлым

и хорошо помнят те времена, когда их команда побеждала.

— В середине 90-х годов «Лада» дважды была чемпионом России, и затем, еще в 2000-х — неоднократным призером. Тольятти показался тебе депрессивным городом?

— Да нет, это перебор. Своеобразный — да. Вот мне реально не хватало там центра, в классическом понимании, какого-то парка, сквера, где можно было посидеть. Там не было уюта, который есть в Риге.

— В Тольятти вроде как есть старый город.

— Только формально. Там огромные районы — Комсомольский, Автозаводский и Центральный. Это три больших спальных района, которые и составляют современный Тольятти. Очень большие, с длинными улицами, с широченными проспектами по три полосы в каждую сторону. Ну нет там реального центра города. Летом еще можно пойти куда-то на берег Волги, посидеть в кафе. Там пытаются как-то благоустроить местность, что-то делается. Места там красивые — Волга, Жигулевское море...

— Болельщики в городе тебя узнают, останавливают?

— Мне Юлиус Шуплер еще рассказывал из своего опыта, вот, там люди могут подойти на улице, для них это важно. Я тогда думал — да что ты говоришь, кто к тебе подходит.

— Прав был пан Шуплер?

— Знаешь, есть разница — ты ассистент или главный. И тебя узнают. Правда, полицейский в Тольятти меня узнал, когда я еще был ассистентом. Остановил за нарушение, не пропустил пешехода. Ничего, поговорили — отпустил. В доме где я снимаю квартиру, люди тоже теперь узнают.

— Про ВАЗ я уже и не говорю...

— Мы были на экскурсии. Еще в те времена, когда заводом в должности генерального директора руководил швед Бу Андерссон. Видели все — от начала и до конца процесса.

— На одной из таких «ласточек» ты и перемещался.

— Я тебе уже показывал, какая солидная машина. Таких клубу выдали три — мне, финскому тренеру вратарей, и на еще одной катались швед с канадцем. Еще три машины — «Лада-Калина» кросс-вариант. Тоже нечего. Она ведь не такая дорогая — около 500 000 рублей стоит.

— Это на евро около 7 тысяч. Действительно недурно.

— На своей машине за сезон я 10 000 км накатал. Там есть где разогнаться. Дом — дворец, аэропорт, Самара...

— На какой скорости разрешено в городе передвигаться?

— 60 км в час.

— Ну ну... Так вот, про культурный шок...

— Да все там в порядке.

Я даже в театр ходил, и мне понравилось.

— Во время сезона свободных дней не так много.

— Все равно что-то увидел.

— Любимое место?

— Ну как любимое... «Фрау Гретта» — спортивный бар. В городе есть неплохие места, открываются новые рестораны. Но с Ригой разумеется, не сравнить.

— «Лада» — твой первый опыт самостоятельной работы за рубежом. Какие-то подводные камни были, проблемы с игроками или руководством например? Тем более ты специалист молодой, без должного авторитета.

— Проблемы у всех есть — возраст тут не причем. Спорные моменты возникали, но конфликтов не было. Хорошим для всех не будешь. Я в «Ладе» пытаюсь выстроить свою систему игры и вижу, что для ребят это что-то новое, они никогда так не работали. Я же учился у всех тренеров, с которыми меня сводила судьба — тот же Шуплер, Олег Знарок, Пекка Раутакаллио. Я в команде поменял все и сразу. Потому и были поражения. Каждый день c игроками разбирал по часу видео — как надо действовать в той или иной ситуации, что я от них хочу. Индивидуально ребята оснащены неплохо. Не гранды, но средний уровень неплохой. Но я хочу создать систему, которой надо придерживаться не 10 минут в матче, не 15, а все 60. То, что делали финны в полуфинале с Россией. Как нам опередить питерский СКА, к примеру, что нам надо сделать такое? Только система, когда каждый игрок будет знать — что ему надо делать на льду, чтобы быть на шаг впереди. Приходилось ребят загонять в рамки.

— В КХЛ возможно такое, как в НХЛ, что победить в сезоне может любая команда вне зависимости от бюджета?

— Не думаю. Во всяком случае сейчас.

— А вот Петерис Скудра — главный тренер «Торпедо», допускает такое в КХЛ. И говорит, что преимущество богатых клубов только в том, что своей цели они могут достичь гораздо быстрее, чем все остальные, победнее.

— Теоретически — да, все правильно. Но знаешь,

все хотят побед и титулов прямо здесь и сейчас. Кто мне даст поработать на перспективу, лет пять? Это утопия. Если меня на протяжении пяти лет не будут трогать, возможно, я и дам результат.

При этом из года в год надо сохранять костяк команды, а не менять каждый год по 10-12 игроков, плюс надо точечно укрепляться при существующих финансах. Не просто покупать кого-то, а брать игрока на конкретную позицию. При таком раскладе, наверное, можно чего-то добиться.

— Руководство «Лады» вмешивается в твою работу? На ковер вызывали?

— Нет, скажу как есть — не вмешивается. Но там другие методы. Начало сезона, и мы терпим три поражения еще со Светловым. Потом летим на Дальний Восток, еще семь матчей и семь поражений. Конечно, в тот момент до меня доходили разговоры, что, мол, на мое место есть много желающих. Но в лицо мне никто ничего не говорил. Потом вызвали меня на беседу, и, знаете, очень так вежливо со мной разговаривали. Понятно, что у них были претензии ко мне. Но, знаешь что самое удивительное — внутренне я настолько был спокоен, даже удивлялся самому себе. Я был уверен в том, что все делаю правильно.

— И никакой паники в тот момент не было?

— Мне было гораздо хуже, когда рижскому «Динамо» в начале октября мы проиграли дома по буллитам при неплохой игре. И то поражение было шестым подряд. Так вот о той встрече с начальством.. Дежурные разговоры: что да как, почему уступаем всем подряд. Вижу, меня они просто проверяют, смотрят — не поплыл ли я. Пришлось их убеждать в том, что я полностью уверен в том, что делаю. Эта та система, тот хоккей, который проверен в Риге и доказан в Новосибирске. По мановению палочки все сразу не поменяется, вот так — одним щелчком. Я все поменял. Когда эта система заработает в Тольятти — не могу сказать, извините. Я сейчас игроков только учу.

— И больше тебя не тревожили?

— Генеральный директор клуба несколько раз приходил на тренировки, смотрел со стороны, все время удивлялся — почему это я игрокам все разжевываю, показываю, все время останавливаю занятия. Там к такому не привыкли.

«Он все учит и учит, такого раньше не было» — примерно так.

— После первого сезона с «Ладой», как мне кажется, осталась какая-то недосказанность. Или я не прав?

— Согласен. Вроде как показали, что можем, сказали, «да», а в концовке …. Ничего нет — предпоследнее 13-е место в Восточной конференции. Возьми на три очка больше, была бы совсем другая ситуация.

— Между прочим, смотрю на статистику посещения домашних матчей «Лады», она пошла верх. Твоя заслуга?

— Команда заиграла, пошел и зритель. На самом деле ледовый дворец в Тольятти «Лада-Арена» почти новый, ему три года, вмещает 6000 зрителей. Там вообще организация мне нравится — все что надо для нормальной работы, все есть.

— Дворец новый, вот и логотип у команды вдруг поменяли. С тобой хоть советовались?

— А при чем тут я? Мне бы с хоккеем разобраться. Логотип видел. Необычный.

— Буква L совсем другая.

— Это маркетинг. Как мне объяснили, это вид сверху на крепость города Ставрополь-на-Волге, на месте которого и был построен Тольятти.

— О том, что игроки с российскими паспортами получают неадекватно много, что в большинстве они не заслуживают таких зарплат — известно всем. Твое мнение на сей счет? Как-никак это взгляд изнутри.

— Про «Ладу» не буду говорить. В каком-нибудь СКА, наверное, так и есть. Хотя не только СКА, таких команд в КХЛ много. Не хочу углубляться в цифры, хотя порой диву даешься.

От нас не самые сильные игроки уходят в другие команды на такие зарплаты, что я поначалу не мог поверить. Такое возможно? Честно, я до сих пор в шоке.

Но могу сказать только одно — самое правильное решение в сложившейся ситуации, которое пойдет на благо российскому хоккею в целом и КХЛ в частности, это открыть лигу, убрав лимиты. Тогда появится честная конкуренция и цены на игроков упадут моментально. Вот это было бы разумно. Это единственный путь.

— Как тогда заманить тебе иностранцев в ту же «Ладу»?

— Только деньгами. Прелестями города точно не заманю. Но так как у нас небогатый клуб, то вариантов практически не остается. К примеру, у нас в новом сезоне будет играть шведский нападающий. Так вот, я лично вел с ним переговоры, и не один час — объяснял, обещал и так далее. Какой главный аргумент? «Лада» как трамплин в более богатый клуб КХЛ. Вон, у нас Казань под боком.

— Как ты тогда уговорил защитника сборной Латвии Кристапа Сотниекса?

— И Сотниекс, и Эдгар Масальскис, говорю как есть — это не моя инициатива.

— Как так?

— Это решение генерального менеджера. Еще в конце прошлого сезона он мне говорил — хочу подписать Сотниекса. Вот и подписал.

— Неожиданно, признаюсь. А что еще тебя удивило, если говорить о каких-то мелочах в повседневной жизни?

— Не то, чтобы удивило... Просто мы от этого в Латвии отвыкли уже, я имею ввиду свое поколение.

Я увидел в России — что значит уважение к старшим. Мы все тыкаем-тыкаем, там такого нет и в помине. Как там относятся к родителям, и как у нас — не сравнить. Даже как я к своим. Это сразу чувствуется и этому нам надо учиться у них. А у нас, как это было в рижском «Динамо», человек может зайти в раздевалку и «Доброе утро» не сказать.

Есть такие. Ты ему говоришь — здравствуй, и он делает вид, что не заметил тебя. В России такое просто невозможно представить. Там мало кто мимо пройдет, чтобы не пожелать во время обеда приятного аппетита. Такого просто не бывает. Может быть у нас в Латвии какие-то комплексы... Не знаю.

— Скоро обратно в Тольятти?

— Улетаю в начале июля. Но уже 18 июля у «Лады» предсезонный сбор начнется в Озолниеки.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Спорт
Спорт
Новейшее
Интересно