Разделы Разделы

Лиепайский фонд Agape, откуда никто не уйдет голодным и нетрезвым

Сейчас основная деятельность благотворительного фонда — ресоциализация «выпавших» из общества людей — отошла на второй план. Главным стала работа суповой кухни: в день здесь готовят 400 порций, их и на месте раздают, и развозят в ночной приют и социальные дома Лиепаи. С первых чисел месяца в помещениях Agape начал работу и долгожданный вытрезвитель.

...Время приближается к часу дня — началу раздачи еды. Несколько десятков людей уже ждут группками в отдалении от здания фонда Agape на улице Бариню. И вот час настает. В дверях появляется человек и начинает запускать поодиночке людей из очереди. В дверном проеме кухни за импровизированным «прилавком» стоят двое. Мужчина пшикает санитайзером на руки посетителю, затем забирает у него тару под горячий обед. Пока наполняет ее едой (в этот день была рисовая каша) его напарница выдает «сухой паек»: хлеб, крупу, хлопья. Очередь движется быстро. В день сюда приходят человек семьдесят.

Тем временем к зданию подъездает экипаж полиции самоуправления — проконтролировать, как в очереди соблюдается дистанцирование. От горожан поступали жалобы, что люди возле суповой кухни вплотную стоят, мало ли...

«Мы не могли сами с этим справиться, хоть постоянно просили соблюдать правила. Я даже пригрозила, что кухню придется закрыть. Хорошо, что городская дума вмешалась. Теперь полиция самоуправления регулярно подъезжает, присматривает, контролирует, соблюдается ли дистанцирование. Хотя в первые дни некоторые даже на полицейских кидались!», — рассказывает руководитель благотворительного фонда Agape Марина Чарквиани.

Раньше — до пандемии — в здании фонда работала столовая. «У нас было до 50-ти мест, при необходимости в коридорах тоже ставили столы, кормили людей в два захода. Теперь только выдаем готовое питание. В день готовим 400 порций. Не только на месте выдаем, но и развозим по городу — в ночной приют, несколько социальных домов. Напротив одного из них есть еще один пункт выдачи. Везем еду в бригады “столатовиков”, они нуждаются в горячем питании, особенно сейчас, когда холодно. Весной, когда карантин был, мы и в дом престарелых горячую еду отвозили», — говорит Марина Чарквиани.

Готовят здесь каждый будний день в три смены, в двух сменах работают повар и помощник, в третьей — только повар. Объемы еды — пять 50-литровых кастрюль.

Благотворительный фонд Agape начал действовать в сентябре 2009 года. И сразу же открыл суповую кухню. «Тогда, после кризиса, было очень тяжелое положение, а такой мощной соцслужбы, как сейчас, еще не было. И был общественный запрос на бесплатные суповые кухни. Городу устраивать нечто подобное — слишком дорого. Многие смеялись тогда — мол, что ты придумала!.. Первая попытка взаимодействовать с торговлей была безуспешной, тогда не было закона, который бы позволял продлить срок годности для еще хороших продуктов. Но кухня не простаивала ни дня. В основном продукты у нас из Фонла интеграции общества (Sabiedrības integrācijas fonds). Готовим первое-второе. Суп тоже, да. Но сейчас всё просто — гречка и рис “по-флотски”, а если времени чуть больше, наши повара и с горохом что-то могут сварить. На второе всегда сладкая каша. Работаем пять дней в неделю, перед выходными порции больше и сухим пайком выдаем. Сейчас Maxima Latvija дает нам разные сыпучие продукты. Два года назад Улдис Добелис, один из наших волонтеров, сумел с сетью договориться, сам и забирает эти мешки и ящики вместе с другими добровольными помощниками, привозит к нам. Есть ещё другие, достаточно крупные анонимные жертвователи, которые снабжают нас продуктами для бесплатной столовой. Работу бесплатной столовой также много лет поддерживает и Лиепайская городская дума. Хочется поблагодарить всех наших партнёров, помощников, жертвователей за помощь, за доброе сердце и поздравить всех с наступающими праздниками», — рассказала Марина Чарквиани.

Фонду помогает множество волонтеров, Марина говорит, что при необходимости может обратиться примерно к двум сотням людей. Руководитель Agape подчеркивает: без волонтеров фонд не смог бы работать, их помощь огромна и неоценима.

Суповая кухня те же сыпучие продукты часто получает в нарушенной упаковке. Это мука, гречка, горох... всё в больших мешках. Всё надо расфасовать заново и раздать людям. «Сейчас как-то меньше людей приходят за едой. А в прошлом месяце просто ужас какой-то был! Наши волонтеры по ночам фасовали!», — замечает Марина. И добавляет: меню помогает разнообразить фирма Divi naži — у нее мясной бизнес. Divi naži отдает суповой кухне свежие мясные продукты, тогда можно варить еду не на тушенке, а на бульоне.

Основной профиль благотворительного фонда Agape — это социальная работа и социальный реабилитационный центр. Давно и успешно работает проект «Вставай и иди» (Celies un ej).

«У нас сильная реабилитационная программа, Celies un ej — очень большой проект, его задача — взять человека, который полностью деклассировался, и вернуть его обратно в общество. Программа рассчитана не на год и даже не на два. Хотя некоторые уходят через год, мы никого не держим… Но они возвращаются. Нужно четыре года — за это время мы можем что-то гарантировать, то есть человек сможет уйти в свободное плавание и нормально жить. Целевая аудитория — люди с зависимостями от психоактивных веществ, алкоголя, освободившиеся из мест заключения и физиологические инвалиды. Есть еще и — хоть немного не по нашему профилю — люди с пограничными состояниями, то есть некие психические отклонения у них есть, но не такие, чтобы они получить инвалидность. Люди сами к нам приходят. У нас очень хорошие результаты! Много людей, которые после нашей программы отсюда вышли, обзавелись жильем, работой, семьей. И у них все в жизни хорошо. И они тоже нам жертвуют на дальнейшую работу. Обычно, до коронавируса, у нас было в этой программе 40-60 человек, сейчас 25», — рассказывает Марина.

В этом году в рамках конкурсов софинансирования проектов негосударственных организаций, которые ежегодно проводит Лиепайская дума, фонд Agape получил 11 тысяч евро для своей программы Celies un ej.

В рамках программы работают психолог, ведущий групповые занятия, соцработник, специалисты читают лекции по медицине, аспектам коммуникаций и современному этикету, истории и политике, социальным знаниям. И прикладные знания, конечно, дают. Здесь обучают профессиональному клинингу — Марина отмечает, что это и фонду необходимо, все же суповая кухня — пищевое предприятие. Учат отделочным и сантехническим работам. «Надо вернуть людей в общество и дать им профессию, благодаря которой они сразу смогут зарабатывать. Важен не диплом, а навыки! Если человек у нас работает поваром, то уж помощником повара его наверняка на предприятие общественного питания возьмут», — поясняет Марина. И добавляет: преподаватели тоже трудятся на благотворительной основе.

Еще фонд Agape собирает гуманитарную помощь и раздает нуждающимся. «Здесь у нас есть и санитарный пункт, можно прийти помыться и постирать. Бесплатно. Но желающих очень мало», — говорит руководитель фонда.

С 3 декабря в подвальном помещении открылся и долгожданный вытрезвитель. Хотели начать гораздо раньше. Помешала бюрократическая волокита. Марина Чарквиани еще летом, когда был только заключен договор, поясняла — работа вытрезвителя вписывается в основную деятельность благотворительного фонда: «Для какого-то человека попадание в наш вытрезвитель будет просто первым шагом, чтобы прийти в нашу программу ресоциализации».

...Спускаемся в подвал. За столом сидит дежурный, следит на мониторе за происходящим. Отдельные помещения для мужчин и женщин. Матрасы на полу застелены чистым бельем. Рядом резиновые тапочки и ведро — вдруг плохо станет. Есть душевая и ванная комната. Женское отделение пустует. В мужском на одном из матрасов спит человек.

«Десятка два за это время постояльцев у нас было. Полицейские самоуправления их сюда доставляют. Знаете, у меня было другое представление о полиции. Мне казалось, что это такие суровые парни... А они привозят этих пьяных, уговаривают их, и спокойно так, как-то даже по-домашнему, а ведь “клиент” часто вообще ничего не понимает! Полицейские их не только привозят, но и укладывают. В мужском отделении у нас до 16 мест, но больше трех одновременно пока ни разу не было. Хотя полиция говорит, что может быть и до восьми сразу. В женском — два места, но, если придется, разместим и четырех. Муниципалы говорят, что вряд ли столько понадобится, есть только две постоянные “клиентки”. Они ведь их всех знают... Днем вообще никого нет, вечером какое-то движение. Полицейские нас уже предупредили, чтоб мы не расслаблялись — летом “клиентов” будет больше», — рассказывает Марина.

Очень конструктивное сотрудничество с полицией самоуправления наладилось сразу, еще на стадии обустройства, добавляет она. «Очень четкие требования по оборудованию были, все задачи понятные, нам оставалось только выполнять», — вспоминает Чарквиани.

В вытрезвителе посменно заняты четыре человека — ухаживают за клиентами, а также три санитара, два медика и сестра-хозяйка. Если привезут женщину, которую надо будет переодеть, подключится и санитарка. После протрезвления клиенты при необходимости смогут получить и чистую одежду из пожертвований, выпить горячего чая или кофе и поесть.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Самоуправления
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить