Aizliegtais paņēmiens

Aizliegtais paņēmiens. Operācija: «Miljards eiro un neredzamās tāmes»

Aizliegtais paņēmiens

Aizliegtais paņēmiens. Operācija: «Odi»

Aizliegtais paņēmiens. Operācija «Ūdeles un kažoki»

После скандала вокруг жестокого обращения с норками министр приказал проверить все зверофермы

На основании информации о серьезных нарушениях правил содержания животных на одной из пушных ферм, опубликованной общественными масс-медиа, глава Минземледелия Каспар Герхардс поручил Продовольственно-ветеринарной службе (ПВС) немедленно провести усиленные внеочередные проверки на всех таких фермах страны, сообщает министерство. Всего их сейчас насчитывается восемь.

ПРЕДУПРЕЖДЕНИЕ

Видеоматериал содержит сцены насилия, впечатлительным людям его смотреть не стоит.

ПВС поручено оценить соответствие условий содержания пушных зверьков требованиям и 12 июля представить в Минземледелия отчет о выявленных нарушениях, принятых решениях и штрафах.  

Чтобы помочь лучшему самоконтролю на зверофермах, инспекторам ПВС даны полномочия обсудить с владельцами таких предприятий возможности добровольного размещения ими у себя аппаратуры удаленного видеонаблюдения. Такие системы позволяют отследить действия персонала ферм по поимке, перемещению норок и тому подобную активность — и благодаря видеонаблюдению оперативно пресекать и предотвращать жестокое обращение с животными.

ПВС к 12 июля должна также представить министерству список необходимых, по ее мнению, изменений в нормативных актах, которые обеспечили бы выполнение правил содержания норок на пушных фермах.  

«В отснятых на звероферме и показанных по телевидению видеоматериалах об обращении работников с животными ясно и недвусмысленно заметны нарушения правил хорошего содержания. Что послужит доказательством, чтобы виновные понесли наказание, и в дальнейшем такие нарушения против животных не повторялись.

Минземледелия высоко оценивает работу журналистов, раскрывших эти нарушения. Оно и впредь будет резко реагировать на нарушения в содержании животных и вести усиленный надзор, чтобы не допускать жестокого и насильственного обращения с животными.

Именно поэтому министр земледелия поручил  Продовольственно-ветеринарной службе незамедлительно сделать всё необходимое, чтобы такие случаи констатировались и в дальнейшем не допускались», — сказал глава бюро министра Герхардса Янис Эглитс. 

Достоянием гласности происходящее на ферме по выращиванию норок Baltic Devon Mink сделали представители общественной организации Dzīvnieku brīvība. Один из них устроился работать на этой звероферме и провел скрытую съемку в период весеннего спаривания зверьков. Затем эти кадры поступили в распоряжение передачи Латвийского телевидения «Запрещенный прием» ( Aizliegtais paņēmiens). Видеоматериал показывает работу на крупнейшей в стране норковой ферме изнутри.

Камерой зафиксировано время — конец февраля, март, апрель, когда происходит спаривание норок. В этот период у работников фермы полно дел.

Представитель общества захотел сохранить анонимность. При этом рассказано и показано, как происходит рабочий процесс на этой ферме.

Самок норок кидают в одну клетку с самцами. Когда самцы покрыли самок — они отправляются в помещение, где их усыпляют с помощью CO2, а потом освежевывают. В свою очередь, самки дают потомство, которое делят по полу, чтобы следующей весной все повторилось снова.

«С самого 2012 года, когда Dzīvnieku brīvība впервые тайно задокументировала происходящее на зверофермах, ничего не изменилось. Те же нарушения продолжаются, ПВС ездит, что-то проверяет, что-то фиксирует, но большинство нарушений вообще не фиксирует по ряду причин»,

— комментирует руководитель общества  Катрина Кригере.

Во время спаривания работников нужно больше, чем обычно, нанимают также гастарбайтеров из Украины и Польши. Ферма регулярно ищет работников и через портал объявлений ss.com, обещая около 1100 евро в месяц до уплаты налогов.

Эту вакансию и использовал представитель Dzīvnieku brīvība.

«До спаривания работа была спокойной – в основном подготовка: там поставить стенку, там убрать миску. Настоящая работа начинается, когда начинается спаривание. […] График был такой, что мы работали без выходных почти месяц. По восемь часов, часто больше: и десять случалось и двенадцать часов», – рассказал он.

«День начинается, мы вылавливаем самок в клетке и бросаем к самцам. Через какое-то время идет человек и смотрит, спарились там или нет. И тогда тех, кто спарился, отправляем обратно в клетку, а тех, которые еще нет, меняем местами — и так целый день»,

— описал он процесс.

При этом представитель «Свободы» отметил, что если норки начинают друг друга кусать, никто ничего не делает. «Ничего. Порой они, когда их только закинули в эту клетку, начинают  метаться, но потом успокаиваются, не кусаются. Но в основном все-таки кусаются. Нельзя сказать, будет она грызть или нет. Так что с этим никто ничего не делал. [...] Нет времени, надо двигаться дальше: там тысячи зверей. [...] Они кусаются, сопротивляются. Иногда писают от страха. И это хищник, он кусает очень больно. Меня самого через все перчатки искусали. Вся куртка была в лоскуты».

Работа неприятная, при этом порой нет других вариантов, кроме брутального отношения к животным, рассказал он: «Работа неблагодарная, неприятная и порой случатся, что кто-нибудь… ну, от злости, потому что кусаются они по-настоящему больно. […] Иногда деревяшкой ударят, иногда в клетку не сажают, а просто закидывают внутрь. […] Многие говорили, что бить не хочется, но приходится, потому что работа такая.

Он и не хотел бы относиться брутально, но в каких-то ситуациях нет другого варианта. […] Ты там ходишь от клетки к клетке, как робот. Воспринимаешь их, как просто работу, а не как живых существ. Был такой случай, когда работник взял ее за хвост и об борт наотмашь. Ну, причина была такая, что зверь уже был полумертвым, он умирал. И еще все эти виды: съеденные мозги, кишки наружу. Один раз я нашел стухшую норку. Обычно мертвых животных замечают, вытаскивают, а эту не заметили, и она просто сгнила. […]

Иногда идешь по ферме, а на полу хвост валяется. У очень многих хвосты обгрызены – царапины, кровь..»

Также выяснилось, что на ферме нет ветеринара: «Работник упомянул, что раньше ветеринар у них был, но сейчас они сами себе ветеринары — те, кто там дольше работает. Сами решают, что делать».

«Еще такая картина… Ты открываешь клетку, где спит норка – свернулась колечком. И тебе надо ее быстро схватить, когда она только проснулась, и бросить к самцу. Ты ее кидаешь в эту клетку, и он начинает ее разрывать. Это один из таких моментов...»

В таких обстоятельствах проходят работы на крупнейшей норковой ферме в Латвии и в таких обстоятельствах живут звери. Норки, будучи хищниками, в стрессовых ситуациях обороняются, кусая работников и других норок.

Битье животных, неоказание помощи пострадавшим – закон ничего такого не позволяет, и сейчас с сообщениями о таких снятых эпизодах общество Dzīvnieku brīvība обратилось в полицию. В свою очередь, «Запрещенный прием» показал полученный видеоматериал ведомствам, контролирующим фермы. Представители Продовольственно-ветеринарной службы заявили, что происходящее в кадре — явное нарушение требований к хорошему содержанию животных.

«Ну нет, это совершенно определенно недопустимо. […] Во-первых, если это хищник, людям надо думать и оберегаться. В любом случае надо найти оптимальный метод, как этих животных подсаживать, чтобы происходил этот процесс. Это раз. Два – в природе так устроено, что в период спаривания животные ведут себя агрессивно. Не только норки: и собаки, и лошади – кусаются, лягаются.

Мы не проводим инспекции и проверки именно в период спаривания. Как в любом бизнесе, есть всякие вещи, но, очевидно, если эта проблема зафиксирована, надо подумать – возможно, нам стоит посмотреть», – прокомментировала представитель Продовольственно-ветеринарной службы (ПВС) Рудите Варна.

Пока в Латвии зарегистрированы восемь пушных ферм, и большинство из них выращивает норку. Крупнейшие – фирма Gauja AB в Инчукалнсе с примерно 3 000 норок в начале этого года, LMGA в Салдусском крае (6 500 норок), Larix Silva в Добеле (около 7000), AG Fur в Гробиньском крае (22 000), фирма AG Fur (более 31 000).

Но самая большая ферма, Baltic Devon Mink, на 100 000 норок, находится в Иецавском крае. Она принадлежит предпринимателю из Нидерландов, который сейчас живет в Латвии. Его дедушка начал этот бизнес в 1960-х у себя на родине, позже – в Польше, и сейчас их зверофермы есть также в США, Румынии и Латвии.

Ван Ансем знает, что на его ферме был работник из Dzīvnieku brīvība. Посмотрев видеоматериал, он заявил, что все в порядке.

«Я вижу опытных работников. При выращивании норок мертвые животные – обычное явление.

Я на этих видео ничего плохого не вижу. Вижу мертвых норок с ранами. Вы говорите, что они друг друга грызут. Но они спариваются, и это совершенно нормально, что какой-то процент самок начинает драться с самцами. И для самцов это обычное явление – убивать самок»,

– отметил владелец фермы.

Он отметил, что разные организации проверяют, как на ферме заботятся о животных. «У нас работают очень умелые работники, мы делаем все возможное, чтобы гарантировать человечное отношение к норкам. Мы о них стараемся заботиться, насколько только это возможно», – сказал ван Ансем.

Янис Озолиньш из института Silava отметил: «На агрессивность животного может влиять концентрация гормонов и, конечно, разные внешние обстоятельства. Если животное находится в неволе, сызмальства не получает все характерные для него в дикой природе импульсы, у него меняется психика и все поведение. […] Довольно часто конкуренция приводит к убийству животного. Например, самцы в период гона часто убивают или тяжело, смертельно ранят своих конкурентов».

Но поведение, когда самцы убивают самку, для дикой природы нелогично, признает научный работник института лесоведения.

Ван Ансем же подчеркнул: он не считает, что на ферме есть проблемы с качеством содержания зверей. Также он опроверг заявление, что на ферме нет ветеринара. «Мне надо поговорить с ветеринаром, могу ли я дать его контакты. Но у нас ветеринар есть. Он очень часто приезжает на ферму. Мы с ним связываемся каждый день. Это очень умелый специалист», – заявил предприниматель.

Как уже писал Rus.lsm.lv, защитники  прав животных в Латвии не первый год требуют запретить деятельность пушных ферм на территории страны. Общество Dzīvnieku brīvība, аргументируя необходимость пресечь работу пушных ферм в Латвии, ссылается на данные социологических опросов, которые гласят: 65% населения страны на самом деле против того, чтобы животных выращивали ради добычи пушнины. Призыв к Сейму прекратить такой бизнес как жестокий и неэтичный еще два года назад подписало 25 тысяч граждан Латвии, сейчас подписей уже свыше 32 тысяч.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить