По ту сторону решетки – заключенный-осведомитель опасается за свою жизнь

В редакцию LTV7 обратился заключенный Рижской Центральной тюрьмы.  Заключенный необычный. Он «раскалывает» сокамерников. Например, 9 лет назад помог в раскрытии жуткого убийства 13-летней школьницы Юстины Легздини. Но Сейчас помощь потребовалась самому заключенному. Человек, который позвонил в редакцию всерьез опасается за свою жизнь, рассказывает передача «Личное дело» на LTV7.

13-летняя Юстине Легздиня была изнасилована и убита в 2007-м году. Виновным в преступлении признан Гундарс Пайпалс. Он приговорён к пожизненному заключению. На этапе следствия с Пайпалсом в одной камере находился позвонивший в редакцию LTV7 мужчина. Назовём его Александр.

«Я не уважаю этих «мокрушников». В случае с этим Пайпалсом, я не считаю это даже преступлением. Это просто какое-то животное», - рассказывает Александр.

За помощь в раскрытии этого преступления ему сократили семилетний тюремный срок аж на пять лет. На основании 60 статьи Уголовного закона. 

Уголовный закон. 642 статья.

 

Снижение наказания в особых случаях.

 

Если осужденный помог раскрыть преступление, которое тяжелее и опаснее чем совершенное им, то судья, решением которого он осужден, после заявления генерального прокурора, может снизить осужденному срок в соотсветствии со статьей Уголовного закона № 60. Заявление рассматривается на закрытом судебном заседании.

Сейчас Александр уверен: он помог раскрыть ещё одно убийство. Заказное. Оно произошло в Елгаве в 2015-м году. Александра подсадили к исполнителю.

«То, что он убил, это подтверждали даже его ДНК на гильзах. (..)Мы раскрыли заказчика. Т. е. я приношу чистосердечное признание оперативнику Рижской центральной тюрьмы. Мне даже сказали: Все отлично! Хорошо сработал», - рассказывает Александр.

За помощь в раскрытии этого дела Александру обещали скинуть полтора года. Однако, не в этот раз. Александр пока не осужден. Из генпрокуратуры он получил письмо с отказом.

«Меня [раньше] никогда не «кидали». Я делал свою работу, и за это получал заслуженный бонус. Здесь я сделал работу и чувствую, что не получаю заслуженный бонус», - посетовал он.

«Личное дело» получило от генпрокуратуры письменный ответ:

«Александру в ответе прокуратуры было разъяснено, что в такой ситуации рано оценивать вклад каких-либо персон в дело о раскрытии убийства, в том числе и его. А также говорить о применении 60-ой статьи, поскольку ее можно применить только к осужденному человеку. А у Александра, на момент обращения в прокуратуру, такого статуса не было».

В прокуратуре объясняют: уголовный процесс по факту убийства, упомянутый Александром продолжается. Убийство можно считать раскрытым, только, когда совершившее его лицо будет признано виновным решением суда. Человек, с которым Александр находился в камере Центральной тюрьмы пока не осужден за совершение убийства.

Но сейчас Александр опасается за свою жизнь и безопасность, поскольку пошел на открытый конфликт с оперативным отделом тюрьмы и генеральной прокуратурой. Как говорят: вынес сор из избы.

Больше всего Александр боится перевода в общую камеру. Почему, рассказывает глава правозащитной организации Gara spēks Борис Клопцов. Он сам провел в тюрьмах много лет, а сейчас занимается защитой прав заключенных.  Если «подсадная утка» начинает общаться с прессой, значит для оперативного отдела такой человек - отработанный материал.

«Рано или поздно все такие лица становятся известными уголовному миру. И это означает что он уже не нужен. Его можно отправлять «работать» только к тем, у у кого первая судимость. У таких людей нет связей, они никого не знают (..). Если его не охраняют, его могут посадить в камеру с нормальными заключенными, которые совершат с ним насильственный акт мужеложства», - поясняет глава правозащитной организации Gara spēks Борис Клопцов.

Руководство утверждает, что с заключенным все будет в порядке и никто его из спецблока не переведет.

«Если по статусу это непозволительно, он, конечно, не будет туда переведен. Это однозначно», - заявила LTV7 начальник Управления мест заключения Илона Спуре.

А по словам Бориса Клопцова, оперативники нередко и делали бизнес на 60-й статье уголовного закона. Ведь секретную информацию о неоценимой помощи следствию не проверишь. Зато продашь.

«Не будем далеко ходить за примерами. 2010 год Елгавская тюрьма, арестован начальник оперативной части и его помощник. Их потом выпустили. Там было 3-4 случая, я это знаю, сам там находился. За деньги. Моему сокамернику предложили 10 тысяч за три года», - говорит Клопцов.

В свою очередь, Глава управления мест заключения Илона Спуре утверждает, что такая преступная деятельность сотрудников тюрем уже в прошлом.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить