Суд по делу о торговле людьми в Латгалии длится уже год

Обратите внимание: материал опубликован 1 год и 3 месяца назад

15 февраля в Даугавпилсе прошло 13-е по счёту судебное заседание, на котором рассматривается дело руководителя ливанской компании Adugs Язепа Зукулса. Его, а также Марциса Балтманиса и Виталия Ефимова обвиняют по 154-й статье Уголовного закона — «торговля людьми». На сей раз адвокаты усомнились в достоверности сведений о потерпевших, полученных в ходе работы с психологом.

В ноябре 2020 года Госполиция сообщила, что раскрыла группу, незаконно эксплуатирующую чужой труд — бесплатно и принудительно. У граждан Индии отобрали паспорта, им не платили зарплату, совершали физическое и эмоциональное насилие. Люди работали на кондитерской фирме Adugs в Ливанах. Компания отрицает все обвинения, отмечая, что со всеми иностранными гражданами заключены трудовые договоры, а также им обеспечивались все условия для работы и проживания и даже, наоборот, работники выполняли свои обязанности недобросовестно и портили оборудование.

В деле пострадавшими признаны 7 граждан Индии. Их адвокат Гита Мирушкина отмечает, что ещё весной 2020 года людей освободили и доставили в безопасное место. После чего в течение нескольких месяцев все вернулись домой в Индию, где сейчас и находятся.

10 февраля 2022 года прошло первое судебное заседание по этому делу. 15 февраля 2023-го слушание в Даугавпилсе прошло в 13-й раз. В зале присутствовали судья Владимир Исаев, прокурор Айвар Бергманис, обвиняемый Виталий Ефимов и адвокат Гита Мирушкина, представляющая интересы потерпевших.

Остальные участники процесса подключились к заседанию через онлайн-трансляцию: обвиняемые Язеп Зукулс (адвокаты Дайра Сергеева, Эгон Русанов) и Марцис Балтманис (адвокат Александр Березин), а также адвокат В. Ефимова Оскар Роде. Дистанционно выступала свидетельница Гуна Гейкина.

Допрос свидетельницы

Гуна Гейкина — клинический психолог, фокус работы которой связан с консультациями в связи с пережитым стрессом, включая жертв торговли людьми. Сотрудничает с обществом Drošā māja, которое помогает пострадавшим в торговле людьми, а также беженцам и иммигрантам.

Заключение о психоэмоциональном состоянии пострадавших выполнила Гуна Гейкина по запросу Госполиции. Психолог отметила, что у граждан Индии наблюдались признаки, как у пострадавших от торговли людьми.

Именно к заключению психолога и возникла большая часть вопросов у защиты. Помощник присяжного адвоката Дайра Сергеева интересовалась, как проводилось заключение, что могло повлиять на его составление. Защита ставила под сомнение результат работы Гуны Гейкиной. Один из вопросов Дайры Сергеевой звучал так: как эксперт может подтвердить объективность своих выводов?

Психолог объяснила свою квалификацию полученным образованием, имеющейся практикой в этой области, а также постоянным повышением квалификации и обменом опытом на международных конференциях. Далее приходилось объяснять, что существуют стандарты проведения таких обследований, которые уже годами апробированы в других странах.

Полтора часа допроса

Спустя полтора часа вопросов защиты, связанных с психоэмоциональным состоянием потерпевших и техническими нюансами анкетирования, судья Владимир Исаев не выдержал и поинтересовался:

«Это вопрос к специалисту, и вы допрашиваете того специалиста, который давал это заключение — и если вы хотите проверить правильность всей этой операции, то задавайте эти вопросы эксперту с ещё большей квалификацией. Вряд ли суд удовлетворится размышлениями адвокатов и юристов о том, верно ли профессор психологии обработала данную информацию».

Судья дополнил, что не ограничивает право защиты задавать вопросы, но хотел понять — будет ли по итогам допроса запрос от адвокатов на назначение новой экспертизы или привлечение другого специалиста. Владимир Исаев также прокомментировал: если защита таким образом хочет посеять сомнения по поводу психологической экспертизы, то это маловероятно.

«Судья — не специалист в области психологии. Я вижу здесь результат работы образованного специалиста. До момента, пока какой-либо другой более квалифицированный специалист не оценит эту информацию, суд не берёт на себя ответственность признать все эти документы неправильными, а методику работы неверной.

Это не в моей компетенции, поэтому —  будет ли запрос на доисследование или как минимум приглашение другого специалиста после допроса Гейкиной? Если же за ним последуют только выводы защиты и утверждения неспециалистов, то целесообразен ли такой допрос?»

Дайра Сергеева на вопрос судьи ответила следующее.

«Если бы пострадавшие находились в Латвии, то мы с высокой долей вероятности говорили бы о дополнительной экспертизе. К тому же следует принять во внимание, что в данном деле основная экспертиза гражданам Индии не была назначена. Сегодня на суде есть квалифицированный специалист, которой мы задаём вопросы и ставим под сомнение, как это указано в статье 197, 1-я часть — заключение ставится под сомнение из-за необоснованности или возможных ошибок методического характера...»

«Извините меня, но вы сейчас в принципе повторяете всё то, что я уже сказал, — прервал Дайру Сергееву судья Владимир Исаев. — Чтобы всё это оценить — необходим специалист, а не тот свидетель, о работе которого вы задаёте вопросы».

После чего судья объявил перерыв.

Продолжение допроса за закрытыми дверями

Диалог между судьёй и защитой о конечной цели допроса продолжился и после перерыва. Адвокаты уходили от прямого ответа, отметив, что только после допроса Гуны Гейкиной смогут дать точный ответ, так как не согласны с данными заключения, поэтому ставят его под сомнения.

Судья ещё раз уточнил — будет ли дополнительная экспертиза? Ответ: «Один из возможных сценариев». Владимир Исаев тогда выразил надежду, что защита ведёт допрос не с целью траты времени и что стороны поняли друг друга.

Дайра Сергеева продолжила задавать вопросы Гуне Гейкиной, называя номера чек-листов из опросников с просьбой раскрыть ответы по этим вопросам. Но так как один из них касался сексуального здоровья потерпевших, а эта информация не предназначена для третьих лиц, то заседание продолжилось за закрытыми дверями.

Адвокат потерпевших Гита Мирушкина после заседания в телефонном разговоре рассказала корреспонденту Rus.LSM.lv, что после допроса защиты вопросы задал прокурор, и на этом заседание завершилось. Защита о привлечении другого эксперта или проведении новой экспертизы не попросила. Следующее заседание назначено на 14 апреля.

В середине ноября 2020 года, как уже писал Rus.LSM.lv, в Латгалии Госполиция раскрыла организованную преступную группировку (ОПГ), которая занималась торговлей людьми. У граждан третьих стран отобрали паспорта, избивали, не платили зарплату —  их заставляли работать в кондитерской некие «известные в преступной и политической среде лица», сообщила представитель Госполиции Гита Гжибовска. Агентство LETA сообщает, что людей эксплуатировали на предприятии Adugs, а задержанный лидер ОПГ  —  Язеп Зукулс.

После этого инцидента ряд клиентов отказался работать с Adugs, но кондитерская фирма смогла продолжить работу

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное