Nedzirdīgajiem

Province: «Saules oga»

Nedzirdīgajiem

Ielas garumā. Smiltene. No Kalnamuižas līdz Baznīcas laukumam un Dārza ielai

Aizliegtais paņēmiens. Operācija: «Studenti peļņai»

«Запрещенный прием» — как живется в Латвии индийским студентам

Опрошенные журналистами передачи LTV «Запрещенный прием» (Aizliegtais paņēmiens) индийские студенты не чувствуют себя желанными в Латвии. Они бы хотели получить возможность выучить язык, работать, но без предварительных знаний языка невозможно получить даже работу уборщика. И хотя Латвии пригодились бы мотивированные работники, у государства нет целенаправленной политики, как побудить студентов остаться и работать в Латвии. Сейчас индийские студенты только пополняют кошельки вузов.

Праб в Латвии

В центре операции «Запрещенного приема» «Студенты для заработка» — молодой человек из Индии по имени Праб, который сейчас учится в Елгаве, в Латвийском сельскохозяйственном университете (ЛСУ). Он сделал выбор в пользу Латвии, поскольку учеба тут вдвое дешевле, чем в Индии.

Прабйот Синг Рандхавар изучает в ЛСУ экономику бизнеса. Он учится на третьем курсе. В Латвию молодой человек приехал 5 февраля 2018 года.

«Когда прибыл в аэропорт, было очень трудно… Я впервые был настолько далеко от дома.

Я до этого смотрел видео на Youtube. А мама мне сказала, что лучше написать в вуз, чтобы они помогли организовать мне такси. Я это сделал, потому, когда прилетел в аэропорт, меня встречал один мужчина. Это было легко. И первым местом, куда он меня отвез, был хостел», — вспоминает Праб.

Почти треть учащихся в Латвии студентов – около 3 тыс. человек – это индийцы.

Праб приехал в Латвию из индийского штата Пенджаб, где широко распространен сикхизм. Представители этой религии не стригут волосы и носят тюрбан. Это означает корону, которую может носить каждый, поскольку любой человек является королем – такую практику в ХV веке ввел духовный лидер этой религии Гуру Нанак, который боролся за равенство.

Праб не носит тюрбан, поскольку чувствует, что это привлекает к нему слишком много внимания. Зато тюрбан носит его друг Джагмохан Сингх, или Мистер Сингх. Оба учатся на одной программе и помогают друг другу. Латышей в кругу друзей Праба нет.

Студенческий быт в Елгаве не слишком захватывающий – учеба, работа, дом. Праб зарабатывает сам и не берет деньги отца. Но в Латвии возможностей для работы у него не много. Сперва он учил латышский, но возможности для практики у него не было. Найти же работу без знания латышского очень сложно.

«Запрещенный прием», позвонив вместе с Прабом по вакансии уборщика, убедился, что даже для мытья полов требуется знание госязыка. Никаким фразам, чтобы молодой человек мог понимать, что делать, на предприятии учить не хотят. В Центре госязыка говорят: знания языка можно требовать, обосновав, для чего это нужно.

Праб раньше работал в Pakistānas kebabs, но зарплата там была слишком низкой. Затем он перешел в Wolt, чему очень рад, поскольку там у него есть возможность работать, когда это возможно. Работы в самой Елгаве у него нет.

Отвечая на вопрос, как он чувствует себя в Латвии, Праб не слишком позитивен: «Могу сказать, что мне действительно нравится начинать день на положительной ноте.

Но за день я раз или два сталкиваюсь с проблемой расизма или ненавистью, с чем-то таким».

Отношение к чужаку как привидению является причиной, почему он не рассматривает дальнейшую жизнь тут, смирившись с комбинацией – учеба, дом, работа.

Мистер Сингх и Аби

Друг Праба Мистер Сингх параллельно с учебой подрабатывает в доставке еды, в компании Bolt, которая работает не только в Риге, но и в Елгаве. Он носит тюрбан и старается не обращать внимания на любопытные взгляды.

«В основном люди думают, что я пришелец, что я прилетел с другой планеты. Я так иногда себя чувствую. Но это нормально, поскольку я видел, что в Латвии люди ничего не знают о других культурах. Потому я начал привыкать. (..) Бывает, люди спрашивают, могут ли они со мной сфотографироваться», — поделился опытом Мистер Сингх.

Он отметил, что в Латвии люди относятся к нему по-разному. Были те, кто был готов помочь, но были и неприятные моменты.

Например, одна пожилая дама не пускала его в подъезд, говоря «F*ck off, black people!» («О****сь, черные люди!»).

«В тот момент у меня сердце разрывалось, мне казалось, что я разрыдаюсь или что-то такое. Поскольку она старая, я не мог ей ничего сказать. Тогда я позвонил клиенту и попросил его спуститься вниз, сказав, что одна дама в возрасте не пропускает меня в подъезд. И он велел ей убраться. А мне сказал: не переживайте, не волнуйтесь...» — вспоминает студент.

Еще одним другом является Аби. Он индуист, потому не носит тюрбан. В Елгаве учится программированию, а работу уже не ищет, поскольку прямо из комнаты в общежитии трудится в компаниях Америки, Германии и Индии.

Аби отмечает, что положение индийских студентов в Европе осложняется джампингом, или прыганием. Это означает, что виза берется, только чтобы можно было перебраться в другую страну на заработки. По его мнению, число таких людей, кто не хочет учиться, составляет около 40%.

Останутся ли студенты работать в Латвии?

Готовы ли индийские студенты связать будущее с Латвией – готовы ли они, например, серьезно учить латышский, чтобы включиться в местный рынок труда?

Однозначный ответ есть только у Праба. Он тут не останется. С одной стороны, он не воспринимает Латвию как дружественную ему страну, а с другой – у него более широкие планы. Аби еще не решил. Это будет зависеть от предложений работы, а без латышского, считает он, можно и обойтись.

«На самом деле, многие компании в Латвии принимают на работу иностранцев, язык – это не барьер. Барьером являются твои навыки. Если у тебя такие есть, ты найдешь работу везде. Даже тут. Навыки могут включать и то, что тебе нужно знать, и язык страны. Но иногда люди хорошо говорят по-английски, и они готовы тебя нанять, если ты соответствуешь требованиям. И тогда они дадут тебе работу», — говорит Аби.

А Мистер Сингх говорит, что хотел бы остаться в Латвии.

«Некоторые люди говорят: «Ты учишь бизнес и экономику. Как ты получишь работу? У тебя мало шансов, тебе придется покинуть страну». А я говорю: «Нет, я так или иначе попробую». Но после получения диплома, чтобы найти работу, я хотел бы остаться тут», — говорит Мистер Сингх.

В Латвии нет политики для удержания студентов

Дания тратит существенные общественные ресурсы для привлечения иностранных студентов. Есть различные программы по интеграции, чтобы обучить иностранцев языку, дать возможность понимать датчан, их культуру и приспособить студента к рынку труда. Последние статистические данные свидетельствуют, что примерно 55% студентов остаются жить в Дании.

А сколько иностранных студентов после учебы остаются в Латвии? Этого никто не знает, такой статистики нет.

В Министерстве образования и науки ответ короткий: у Латвии никакой политики в этой сфере нет.

Единственная поддержка – 90 стипендий в год для лучших иностранных студентов с акцентом, что они изучают латышскую филологию. В общем плане — никакого вклада в экономику нет, но министерство намерено начать действовать.

«Мы начали предварительные переговоры с Министерством экономики. Не могу назвать точной даты, но планируется рабочая встреча, чтобы этот вопрос обсудить. Если мы смотрим в контексте других стран, это абсолютно неприемлемая практика, что страны привлекают квалифицированную рабочую силу. А процесс учебы, когда приезжают иностранцы, учатся, во время учебы знакомятся со средой, где есть возможность начать свой бизнес или получить работы в действующих компаниях, дав прирост народного хозяйства за счет собственного интеллектуального потенциала – это нормальная практика», — сказала замдиректора департамента высшего образования, науки и инноваций Министерства образования и науки Даце Янсоне.

Сейчас каждый вуз действует, как умеет и как ему хочется.

«То, что мы констатировали — не во всех вузах создана направленная на поддержку зарубежных студентов социальная среда. Тут можно утверждать, что в латвийском обществе есть недостаток толерантности в отношении иностранцев, что является одним из главных факторов. И это проявляется во многих опросах, где иностранные студенты указывают, что они не рекомендовали бы ехать на учебу в Латвию именно из-за механизма интеграции и отношения общества в целом», — отметила Янсоне.

В Институте аэронавтики Рижского технического университета (РТУ), где учатся многие иностранцы, считают, что какого-то особого государственного подхода не нужно, поскольку те, кто хотят, те остаются. В институте таких около 10%.

Представитель института Илмар Блумбергс считает, что нужно более тщательно отбирать студентов, предъявлять более высокие требования, чтобы на учебу в вуз поступали самые способные. При этом он отметил, что работодатели зачастую не слишком любезны и не всегда понимают другие культуры. А потому студентам важно учиться и быть частью команды.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно