Ясно мыслящих больше, чем «ковидиотов» — медик из Латвии в Лондоне

В социальных сетях по-прежнему хватает сомневающихся в том, существует ли Covid-19 вообще и действительно ли люди за рубежом умирают. Поэтому Lsm.lv решил поговорить с Тимуром Анцовым: он работает в одной из центральных лондонских больниц — University College Hospital — ассистент операционной сестры. В британской системе здравоохранения Тимур уже более 8 лет, поэтому он может сравнить сегодняшнюю ситуацию с привычным положением дел.

КОНТАКТ

Служба неотложной медицинской помощи просит латвийцев использовать телефон 113 только в действительно экстренных случаях.

Информация о коронавирусе и чрезвычайной ситуации в Латвии:

единая бесплатная круглосуточная телефонная линия — 8345.

Со всеми не-экстренными вопросами относительно коронавируса Covid-19 можно звонить в Центр профилактики и контроля заболеваний по номеру 67387661 по рабочим дням с 8:30 до 19:00, в выходные с 9:00 до 17:00

Если в течение минимум двух дней у латвийца, вернувшегося из-за рубежа, есть симптомы, позволяющие подозревать Covid-19, нужно звонить по номеру

8303
с 9.00 до 18.00 
Обращения принимают ежедневно

Для звонков о Covid-19 из-за границы: круглосуточный номер МИД +371 26 33 77 11.

Круглосуточная горячая линия Государственной пограничной службы по вопросам о пересечении государственной границы 67075616.

Вся информация о Covid-19 в Латвии собрана на специальной сайте, у которого есть и русская версия.

На домашней странице Центра профилактики и контроля заболеваний информация по коронавирусу теперь доступна и на русском.
См. также распространенное Центром видео:

Кабинет министров также подготовил информацию на русском языке о ситуации с распространением Covid-19.

Все сообщения
по теме «
Коронавирус Covid-19»

Тимур говорит: все не так, как при ежегодной эпидемии гриппа. «И под «не так» я подразумеваю «серьезнее». Кажется, значительно серьезнее. Меня удивляет то, что людям, которые читают информационные лавины фейковых новостей, не приходит в голову, что те очень отличаются, и иногда даже диаметрально противоположны»

Самыми опасными он считает сторонников теорий заговора: вместо того, чтобы защищать себя и близких, они выясняют, существует ли болезнь вообще. Все предстают экспертами.

«Им стоило бы пойти и осмотреться в отделениях интенсивной терапии, где никто не дышит сам, но на аппарате ИВЛ, где медики каждый процент кислорода в легких пациента выигрывают в жесткой борьбе.

В отделениях интенсивной терапии не только пожилые люди. Там и молодые, кажущиеся сильными — они пали жертвами своей и чужой безответственности. Я вижу, что это нечто опасное, и надо использовать все возможности, чтобы защитить себя. Таких возможностей у каждого много. Я также говорил с несколькими коллегами, которые уже заболели. Ничего похожего до этого не было. Это значит, что вирус — нечто куда более опасное, чем то, с чем мы знакомы. В нашей работе все серьезно изменили, и все выглядит не так, как месяц назад».

Тимур рассказал, что больных гриппом обычно не кладут в интенсивную терапию — это значит, что состояние больных стабильно, пациенты дышат сами, главная нагрузка — на обычные отделения. Однако из-за Covid-19 ситуация противоположная: люди в интенсивной терапии лежат под аппаратами ИВЛ, поскольку сами не могут в достаточной мере обеспечить легкие кислородом. «Поэтому под угрозой деятельность других органов», — добавил он.

Операционный блок больницы, где работает Тимур, переделали под нужды интенсивной терапии, сотрудникам этих отделений персонал и помогает. Люди меняются каждые два часа — дольше в PPE (personal protection equipment, средства индивидуальной защиты) не выдержать.

Все плановые операции отменены, кроме срочных онкологических — их делают в другой больнице в Лондоне. Перемещения строго контролируют, медучреждение поделено на две зоны — Covid и Covid Free.

Анализы сдает только персонал с симптомами. «Многие недовольны, но я думаю, что это правильно, потому что отрицательный результат сегодня не гарантирует, что человек не может заразиться завтра», — отметил Тимур.

«Если бы у меня были симптомы, меня бы незамедлительно «сняли с трассы» и отправили сдавать тест. Надо было бы изолироваться сразу, не дожидаясь результата. Если симптомы появятся дома, я об этом сообщу на работу и позвоню 111, куда, однако, очень трудно дозвониться. Кто бы что ни говорил и какие бы ни были мнения, ясно одно — Соединенное Королевство не было готово к проблеме такого масштаба. При этом ситуацию ухудшает медленная реакция правительства», — добавил Тимур.

В больнице — строгие меры безопасности: ужесточенные требования личной гигиены и ограничения на общение. Средств защиты, говорит Тимур, хватает, однако все время напоминают: использовать их надо разумно. И применение зависит от того, что человек делает.

Полная экипировка — в операционный зал, вне зависимости от Covid-статуса пациента, а также в интенсивную терапию — это сейчас закрытая зона. В остальных отделениях нужно носить маски.

Операции в случае неотложных травм пациентам с коронавирусом и без проводят в разных залах, кесарево роженицам с Covid-19 – также в специальной операционной. Десять операционных и послеоперационных палат отдали для нужд интенсивной терапии.

«Без шуток, полный костюм индивидуальной защиты неудобный! Сложнее дышать, на фартуке надо написать имя и должность, потому что узнать коллег, с которыми работаешь каждый день, трудно. Но в целом жаловаться нельзя, потому что всего хватает».

Перчатки, например, надо использовать по две пары — одну снимать с халатом и фартуком внутри «грязной» зоны, вторую — со всем остальным (щитком для лица, маской и шапочкой), в зоне меньшей опасности и чистой зоне. Перчатки надо каждый раз дезинфицировать, чтобы по возможности меньше инфекции попадало в мусор, добавил Тимур.

По его словам, коллеги, у которых нашли Covid-19, переболели им, как простым гриппом — только с отличающимися, более тяжелыми симптомами. Никому не потребовалась госпитализация и ИВЛ, большинство вернулись на работу. «Однако вирус еще не до конца изучен, поэтому нет однозначно ясного лечения», — рассказал он.

«Определенно, известный стресс по поводу возможности заболеть есть, но особенно нет времени об этом думать. Помимо этого мозг инсталлирован по принципу «что есть, то есть, и что я могу сделать, чтобы защититься». Легкая доза стресса на работе в воздухе чувствуется, и очень натянутая атмосфера мобилизации тоже. Однако приятно, что каждый четверг в 8 вечера люди из окон и дворов аплодируют всем тем, кто не может сидеть дома и таким образом подвергается риску заболеть. Это дарит понимание, что ясно мыслящих значительно больше, чем ковидиотов».

Тимур добавил, что немного беспокоится по поводу близких в Латвии, но полагается на их здравый смысл.

«О том, как латвийские медики борются с эпидемией, почти не знаю. Но знаю, что, как и здесь, в Латвии есть свои ковидиоты. Еще непонятнее это, потому что нас не так много... Я очень хочу, чтобы люди в Латвии дружили с головой больше, чем в других местах».

Как писал Rus.lsm.lv, в прошлом году был опубликован рейтинг Global Health Security Index (GHS, Глобальный индекс безопасности здоровья), оценивающий степень готовности систем здравоохранения 195 стран мира к масштабным кризисам. GHS — совместный проект американских Центра безопасности здравоохранения Джонса Хопкинса и Инициативы по сокращению ядерной угрозы и аналитического подразделения издательской группы британского журнала The Economist. В проекте оценивается безопасность здоровья по шести категориям, 34 показателям и 140 вопросам с использованием данных ВОЗ и других международных организаций. Вывод оказался неутешительным: ни одну страну мира нельзя считать полностью готовой к эпидемии или пандемии.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить