В зоне отчаяния: без информации и поддержки — история Ренате

Журналисты Latvijas Radio, исследуя сферу паллиативной помощи, записали рассказы трех женщин. Каждая заботилась о близком родственнике. Каждая столкнулась с недостатком информации и бессилием. Каждая побывала в зоне отчаяния. В этом материале — история Ренате.

Уход: платный — не значит хороший

Ренате Олшевска ухаживала за своим отцом, у него были тяжелые повреждения позвоночника. Отец становился все более немощным, и она размышляла, заботиться ли о нем дома или в центре опеки. Выбрали второй вариант.

Рассказ Ренате — о том, что и в платном учреждении не обеспечивают необходимый уход. «В тот момент было 900 евро в месяц. За это мы надеялись на прекрасный уход, что все будет с блеском, что все будет очень хорошо. И был ли этот «блекс»? Не было.

Мы его только привезли, отец был в центре инфектологии, был поврежден позвоночник.

На третий день раздался звонок — больной впал в кому. Хотя там дежурный с 9 до 13. Мы поехали».

Не было не только «блеска». Приехав, они увидели, что не обеспечен элементарный уход. «Ну, приехали и поняли, что у него просто температура и пневмония. Но там это приняли за кому, температуру не померили. Человек реально задыхается. А врач мимо проходил. Скорую помощь мы вызвали сами. Договорились о кислородном аппарате, вызвали, арендовали. И там проблемы — за всем надо следить.

Если бы мы не приехали, то человеку с 38 градусами — как скорая помощь сказала — в этом учреждении даже температуру не померили».

Отца опять увезли в больницу. «И человек опять проходит все круги. Так что верить достаточно большим суммам... Я считаю, что это достаточно большая сумма для семьи, причем учитывая, что лекарства и все гигиенические товары — все из семьи. Там обеспечивают питание и контроль дежурного, которого, как мы понимаем, не было», — говорит Ренате.

ЦИТАТА

«Ты не знаешь, что с тобой будет завтра или послезавтра. Никто не вечен. Но каждый заслужил право умереть с достоинством. Вставай и иди рядом. Поддерживай. Делись. Не молчи. Рассказывай: [email protected]».  

В тот момент требовалось тратить много времени, и часто приходилось искать возможность отпроситься с работы. «Нам двоим надо было отпроситься с работы, когда были эти конкретные визиты. И так вдвоем на такси мы ехали, и мы его таскали. Я сама своего отца прислоняла к сосне, когда отец не мог... Все так и происходило. Много исследований. Например, в центре инфектологии врач принимает на втором этаже. Мы его несем с обеих сторон по лестнице. Мы даже однажды опрокинули цветочный горшок.

Я даже думала, что мне надо опрокинуть и второй, чтобы показать людям, что не двигается у человека одна сторона, что мы его подняли так высоко, мы его опирали о сосну.

Ну, чтобы хоть на минутку руки освободить. Это ненормальная, я думаю, ситуация».

Не хватает информации и поддержки

И Ренате после пережитого говорит: нужно больше информации. «Я думаю, что нужны, во-первых, буклеты, у которых есть какой-то смысл. Такие, где говорится, куда обращаться. Нет групп поддержки членам семей. Очень трудно. В это время не у кого просить совета. Я бы сказала, что после войны все умные. Так что следующего, тьфу-тьфу-тьфу, я оставлю дома. Это мое резюме. И, к сожалению, и платные... я не знаю, как в других местах, но у меня конкретно плохой опыт».

Но помогут ли буклеты, если люди сталкиваются с серьезными проблемами и пансионат находят своими силами? Ренате считает, что это могло бы быть хотя бы первым важным шагом.

Онкозаболевания, обширные инсульты, повреждения органов и другие серьезные болезни могут оказаться неизлечимыми. Но прежде чем они унесут жизнь пациента, ему нужна забота и уход, которые призваны уменьшить боль и тревожность, а то и способны отсрочить неизбежное. А как раз с этим в стране пока всё очень плохо, сообщает Latvijas Radio в первом материале цикла «В зоне отчаяния».

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Общество
Новости
Новейшее
Интересно