В 2020-м Госполиция прослушивала латвийцев чаще, чем Военная разведка — SAB

В прошлом году чаще других подавала заявку на прослушивание телефонных разговоров Госполиция — от нее поступило 33% всех обращений по поводу записи. На втором месте Служба госбезопасности (18,5%), на третьем — Служба военной разведки (13%). Такова статистика Бюро по защите Сатверсме, сообщает Служба новостей Латвийского радио-4.

Единственная в Латвии установка для прослушивания телефонных разговоров находится в Бюро защиты Сатверсме (SAB), и используется она только в рамках закона, централизованно — по запросу различных служб, имеющих право на такую прослушку. Об этом рассказывает председатель Объединения юристов Латвии Рихард Бунка:

«Этот канал прослушивания предоставляет только SAB, результат предоставляется соответствующему заказчику, в чьих интересах велось прослушивание. Ни одно учреждение не может само по себе воткнуть в розетку провода и что-то подобное слушать и записывать»

Кроме Госполиции, служб госбезопасности и военной разведки записи телефонных разговоров жителей Латвии заказывают Бюро по предотвращению и борьбе с коррупцией, Госпогранохрана, Налогово-таможеное управление, а также Бюро внутренней безопасности и само Бюро защиты Сатверсме. Прослушанные разговоры затем используются в качестве доказательства в ходе уголовных и оперативных процессов. Это подтверждает и начальник Госполиции Арманд Рукс:

«Действительно, в рамках оперативного или уголовного процессов предусмотрен такой особый метод как оперативное прослушивание непубличных разговоров, поскольку в обоих случаях предполагается контроль средств связи [объекта наблюдения], но разрешение на такие действия в рамках оперативного процесса дает уполномоченный судья Верховного суда, а в случае уголовного процесса — районный судья. То есть такая деятельность — независимо от того, в рамках какого процесса она ведется — существенно затрагивает права человека. Это очень личные данные, особенно когда касается конкретных лиц и конкретных случаев»

Кто именно может стать объектом наблюдения и прослушивания, рассказал Бунка:

«У соответствующего учреждения должно быть начато либо оперативное дело, либо уголовное. Поскольку просто взять и решить «я хочу послушать» не получится. Должна быть правовая основа... Есть граница, где возможно и где невозможно прослушивание»

Бунка говорит, что представленная SAB статистика не отражает реальную картину объема прослушанных разговоров: бюро не учитывает прослушивания в помещениях с помощью других устройств или телефонные звонки из тюрем. Между тем все звонки заключенных с тюремных стационарных телефонов прослушиваются персоналом тюрьмы. Исключение составляют только звонки адвокатам: их прослушивать нельзя.

Обычному человеку бояться нечего, однако объектом прослушки может стать любой, добавил Бунка, поскольку судья может дать санкцию на прослушивание разговоров и самого лица, и тех, кто входит в круг его общения.

В 2019 году чаще всего оборудованием для прослушивания пользовалась Госполиция, на долю которой приходится 35% от всех перехваченных разговоров. Еще 21% — на долю Службы госбезопасности, а 11,6% — SAB.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить