Пакистанец Имран после смерти жены Лиене пытается выжить на ее родине — c четырьмя детьми

Латвийские политики часто говорят, что для страны важен каждый ребенок. Однако возвращение детей домой не всегда бывает легким и может напоминать бег с препятствиями — об этом свидетельствует история семьи пакистанца Имрана. Опасаясь за безопасность детей в Пакистане, он после смерти жены-латышки привез в нашу страну четверых детей-граждан Латвии — дочерей-тройняшек и сына. Имран страстно желает работать и участвовать в жизни Латвии, но пока это ему не удается.

У 51-летнего пакистанца Имрана Али трое дочерей — Аника, Алика и Ализа, им год и десять месяцев. Ализа вылитая мать — те же светлые вьющиеся волосы, те же голубые глаза. Их мать Лиене была из Латвии. Тройняшки, как и их брат, девятилетний Зайн, гражданине Латвии.

Имран и Лиене встретились в Великобритании, где оба в то время жили. Они поженились, Зайн родился в Великобритании, затем семья переехала в Пакистан, в Карачи, поскольку родителей Имрана ухудшилось здоровье.

«Сейчас я жалею — может, я сделал неправильно, может, мне не нужно было везти Лиене в Пакистан. Да, она ни на что жаловалась Но, может быть, я поступил все же неправильно», — рассказывает мужчина.

Имран до сих пор не может поверить в то, что случилось — осенью позапрошлого года на свет появились тройняшки, а Лиене умерла. В Пакистане стало небезопасно, и Имран решил увезти детей на родину их матери, в Латвию.

Так началась новая жизнь, которая превратилась в полосу препятствий.

Имран, его жена Лиене и сын Зайн прожили в Пакистане почти девять лет. У Имрана степень магистра в области финансов и опыт работы в сфере менеджмента и маркетинга. Он руководил отделением компании Colgate-Palmolive, а Лиене воспитывала сына.

«Мы были очень счастливы, наслаждались жизнью. А потом узнали, что Лиене снова в положении. Мы пошли к гинекологу и узнали, что будет тройня. В Пакистане даже двойни рождаются нечасто, а тройни — крайне редко. Поэтому я предлагал Лиене рожать в Великобритании, где живет моя сестра, и где здравоохранение гораздо лучше. Но она отказалась — полетит только в том случае, если и я с ней. Тогда мы решили, что дети появятся на свет в Пакистане. И произошло именно то, чего я боялся — врачи ошибочно оценили ситуацию», — вспоминает Имран.

Во время родов у Лиене остановилась сердце, и Имран считает, что врачи пренебрегли ею, пытаясь спасти близнецов. Анестезиологу удалось восстановить сердечную деятельность. Однако в тот день город перекрыли из-за религиозных мероприятий, получить машину скорой помощи, чтобы вовремя перевезти женщину в другую больницу, было сложно. Кровь для Лиене сдали друзья, родственники и знакомые Имрана.

И все же, несмотря на все усилия, на следующий день женщина умерла.

В Пакистане принято, чтобы мужчина зарабатывал деньги, а женщина занималась домом и детьми. Имран снова женился — на пакистанке Закие. Обстановка в стране стала еще более нестабильной — террористы из радикального исламистского движения «Талибан» нападали на школы, похищали людей. Однажды они напали и на школу, где учился Зайн.

На глазах у школьников и преподавателей они убили двух учителей, пригрозив детям, что с ними произойдет то же самое, если они будут учиться. В другой школе террористы застрелили 150 человек, в основном, учеников.

После этого случая семилетний Зайн отказался ходить в школу. И когда родилась тройня, Имран решил отвезти детей на родину их матери, в Латвию. По его мнению,

он был обязан отдать дань памяти Лиене, которая, приехав в Пакистан, по собственной воле приняла ислам, выучила урду, научилась готовить традиционные блюда и носить пакистанскую одежду.

Она заслужила любовь местного сообщества — на ее похороны, к удивлению Имрана, пришло более 200 человек. Люди, знавшие Лиене, были удивлены, что

европейская девушка может принять их культуру даже глубже, чем они сами.

И после ее смерти Имран счел своим долгом привезти детей в Латвию, чтобы те смогли познакомится с культурой матери. До этого он никогда здесь не бывал и не говорил по-латышски, поскольку и в Великобритании, и в Пакистане в семье общались на английском языке.

Имран, его жена Закия и четверо детей приехали в Латвию в январе этого года. Убежища Имран просить не собирался, считая, что там, где живут четверо детей-граждан Латвии, их опекуны могут получить вид на жительство. Имран обратился в Управление  по делам гражданства и миграции (УДГМ), и через восемь месяцев ожидания, в августе, получил временный вид на жительство.

Хотя без вида на жительство работать он не мог, поиск работы Имран начал заранее, даже нашел подходящую вакансию и прошел обучение, но УДГМ продлило срок рассмотрения его дела, и место, на которое претендовал мужчина, он упустил. 

В дальнейшем поиске работы большим препятствием стало и незнание латышского языка.

Зайн, который в Пакистане учился в четвертом классе, здесь пошел учиться в первый класс — и тоже из-за латышского.

Имран же с момента приезда в Латвию искал бесплатные языковые курсы — платить за учебу ему нечем. Найти курсы удалось только сейчас, в сентябре.

По словам Имрана, незнание языка ему очень мешает, и если бы он говорил по-латышски, уже давно обзавелся бы здесь друзьями и знакомыми. Люди ему в Латвии нравятся — он в восторгом рассказал, как недавно его соседка, с которой он из-за языкового барьера даже не разу не говорил, неожиданно принесла три вязаных свитера для дочерей.

До курсов главными учителями латышского для Закии и Имрана были тройняшки, которые осваивают язык в детском саду. «Например, дети узнали слово kaķis. И bumba. Иногда все трое говорят одно слово, и ясно, что они научились ему в детском саду, а я не могу понять, что они под этим подразумевают», - рассказывает мужчина.

Правда, устроить детей в дошкольное учреждение тоже удалось не сразу. Поначалу им отказали, заявив, что по законам хотя бы у одного из родителей должен быть латвийский персональный код.

«Я написал им письмо на шести страницах, что я проделал долгий путь из Пакистана из-за Талибана они не могли получить образование и их жизни грозила опасность. И если теперь они не могут получить образование в Латвии, то куда мне везти своих детей? Где им учиться? У них же есть латвийский паспорт. И если у меня нет персонального кода, то почему их за это нужно наказывать?», - рассказал Имран.

После этого письма в самоуправлении передумали и за два дня нашли детский сад для тройняшек. Когда Имран вспоминает этот случай, его лицо сияет — в департаменте ему сказали, что это один из лучших детских садов в Риге. И платить за обучение в дошкольном учреждении не нужно.

Но семье приходится решать и другие проблемы. Так, питание в садике обходится в 125 евро в месяц, но у безработного этих денег нет.

До сих пор семья получала пособие по обеспечению гарантированного минимального дохода, всего около 250 евро. Выдавали им и продовольственные пакеты ЕС, правда, половина продуктов не использовалась — дети пока не привыкли к гречке, и свинину мусульмане тоже не едят.

Также Рижская дума покрывала две трети арендной платы за квартиру. Поскольку у Имрана и его жены временный вид на жительство, никакой помощи от государства они не получают, социальная помощь полагается только детям.

Правда, пока готовился сюжет, кое-что в жизни семьи изменилось. Имран побывал в социальной службе Рижской думы и узнал — так как при получении вида на жительство они получили от Агентства государственного социального страхования детское пособие за несколько месяцев и пособие по потере кормильца — в общей сложности 800 евро, то эта сумма была причислена к доходам, и дума приостановила социальную помощь. Семье больше не полагаются ни продуктовые пакеты, ни памперсы, ни помощь в оплате жилья.

По словам руководительницы Ziedot.lv Руты Диманты, ее удивляет то количество сложностей, через которые семье Али пришлось пройти при получении вида на жительство, и абсурдность ситуации, когда за обучение в детском саду дума заплатить может, а в оплате питания отказывает. Абсурдность и в том, что на словах все ратуют за демографию, а когда речь заходит о конкретных детях, отец которых просит о помощи, то из-за бюрократических сложностей помочь им оказывается невозможно.

Ziedot.lv второй месяц помогает оплатить питание тройняшек в детском саду. Любая история, говорит Рута Диманта, выглядит совсем иначе, если смотреть не на сухие цифры, а на судьбу каждого человека, каждого ребенка.

«Мы не можем отказаться от этих беженцев Юнкера, но мы можем посмотреть на них как на людей, отнестись по-человечески, и думаю, в ответ мы получим то же самое», - считает Диманта. По ее мнению, вполне возможно, что

в деле Имрана все было абсолютно законно, но многое в его истории происходило абсурдно и долго, и учреждениям следовало бы быть гибче.

За почти год в Латвии интеграция семьи из Пакистана практически не продвинулась. Из родственников Лиене в Латвии живет только ее дедушка, ее родители умерли. И все же некоторые наблюдения о Латвии у Имрана уже есть.

«Теперь я понимаю, что моим детям нужно будет выучить два языка — латышский и русский. Ведь это два основных языка, которые используют в этой стране», - говорит Имран.

Кроме того, семью Имрана волнует вопрос беженцев, и их появления в Латвии они ожидают с опаской: «В моей стране, в Пакистане, я видел, что среди них были и люди, которые были не беженцами, а источником неприятностей. Я прибыл в Латвию, спасаясь от опасности, поэтому я очень осторожен. Я беспокоюсь, чтобы здесь не произошло то же самое. Знаю, что если соискатели убежища прибывают в большом количестве, то очень трудно понять, кто беженец, а кто террорист». Поэтому Имран надеется, что ответственные органы будут тщательно следить за безопасностью. 

И все же сейчас главной проблемой для Имрана и его жены является поиск работы. «Я знаю, что не могу всю жизнь зависеть от других, поэтому стараюсь найти выход, ищу работу. Я больше не сравниваю с тем, какая работа у меня была в Пакистане. Мне нужна любая работа, чтобы я мог заработать деньги для семьи, даже работа водителя или продавца. Быть зависимым от других — это последнее, что человек может пожелать», — говорит Имран.

Поэтому, если кто-то готов предложить Имрану работу, можно сообщить об этом в благотворительную организацию Ziedot.lv.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Общество
Новости
Новейшее
Интересно