Жёны погибших в Золитуде: нет свидетельства о браке — нет и компенсации

Обратите внимание: материал опубликован 9 лет и 10 месяцев назад

Любовь и годы, прожитые вместе, не имеют в глазах государства никакого значения. И если у вас нет свидетельства о браке, с точки зрения закона вы друг другу чужие люди, у которых в случае смерти партнера нет никаких прав на компенсацию и поддержку ни от самоуправления, ни от государства. Об этом свидетельствует история гражданских жен спасателей, погибших в золитудской трагедии.

Восемь месяцев спустя обрушения магазина «MAXIMA» две женщины, близкие люди которых стали жертвами трагедии, рассказали свои истории латвийском Радио. Чтобы засвидетельствовать тот факт, что они являлись гражданскими женами погибших спасателей, им пришлось обращаться в суд.

Ивета рассказывает о своем спутнике жизни, Эдгаре. Она говорит, что паре обязательно нужно регистрировать свои отношения.

«Я говорила ему, мол, если с ним что-то случится, то меня же к тебе не пустят в больницу. Он сказал: «Что ты глупости говоришь, ничего со мной не случится! Что может случиться?», - вспоминает она.

Хотя они говорили о свадьбе, но спешить не хотели, думали, что времени впереди еще много. Но не успели. Вместе они были четыре года, три из них прожили вместе. 21 ноября прошлого года во время дежурства Эдгара обрушился потолок магазина «MAXIMA» в Золитуде. Эдгар Рейнфелдс был одним из трех спасателей, которые погибли под третьим обвалом.

Подобные вещи случаются. Например, несколько лет назад в Екабпилсе при исполнении служебных обязанностей был застрелен полицейский, и его гражданская жена обратилась в суд, чтобы признать факт совместного проживания. По распоряжению МВД компенсацию тогда получила не только родственница, но и гражданская жена погибшего полицейского.

Сейчас обращение в суд — единственный способ, чтобы доказать совместное проживание. Однако не все готовы либо хотят обращаться в суд.

Женщина, чье имя изменено по ее просьбе, тоже потеряла супруга в трагедии в Золитуде.

«Я мужа потеряла... Мне было семь лет, когда я узнала, что он есть на свете. Сейчас мне 45, отнимем семь — я знала его 38 лет», — рассказывает Дайга.

Они жили вместе 20 лет, потом официально развелись, но затем сошлись снова и оставались вместе до рокового дня, так и не успев зарегистрировать свои отношения. Теперь гражданская жена не может претендовать ни на компенсацию, ни на материальную помощь, ее могут получить только дети.

Благотворительная организация «Ziedot.lv», которая собирала пожертвования для пострадавших в золитудской трагедии, также не смогла помочь тем людям, которые состояли в незарегистрированных отношениях с погибшими. По словам главы «Ziedot.lv» Руты Диманты, они могли лишь порекомендовать таким людям обратиться в суд, чтобы доказать свое право на помощь.

«У нас как у благотворительной организации нет возможности констатировать, что именно эти люди жили в партнерских отношениях, фактически были женаты», — говорит Диманта.

Она отмечает, что пока у семьи нет никаких денежных отношений, кажется, что все хорошо, все все признают, однако когда надо делить деньги, часто законные наследники не желают признавать фактических.

Еще до трагедии в Золитуде, унесшей жизни 54 человек, поднимался вопрос о защите незарегистрированных отношений. Например, на портале «manabalss.lv» Центр женских ресурсов «Марта» собирает для этого подписи.

По словам члена правления центра Илуты Лаце, почти каждая десятая женщина из обращающихся к ним приходит именно с этим вопросом. Государство не защищает незарегистрированные отношения и в случае смерти партнера или разрыва отношений второй человек фактически остается ни с чем.

«Мы видим, что государство не делает все необходимое для правовой защиты таких жителей. Мы уже который год поднимаем этот вопрос, пытаемся найти решение, но к сожалению, сталкиваемся с морализаторским отношением, дискриминирующим отношением», — говорит Лаце.

По ее мнению, государство не должно закрывать глаза на существование семей «de facto» и супругов «de facto». Во многих странах существует правовое регулирование в интересах таких семей, подобная же правовая защита необходима и в Латвии.

В свою очередь, глава министерства юстиции Байба Брока считает, что никаких изменений в законах не требуется, поскольку это являлось бы нарушением Конституции.

«В Конституции мы ясно говорим, что государство заступается и защищает семью, и семья основывается на браке, который является союзом между мужчиной и женщиной», - напоминает Брока.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Еще

Самое важное