Боец с рождения: Марта Панько — чемпионка по боксу, владелица кафе, мама четырех детей и медиатор ромов

В жизни Марты Панько борются две стихии: постоянные драмы и удивительная энергия, которая позволяет не сдаваться перед испытаниями, постоять за себя и одержать победу над обстоятельствами. Марта готова благодарить Бога за здоровье детей, но полагаться на его помощь – никогда. Ей пришлось увидеть достаточно темных сторон жизни, чтобы в свой 31 год она не верила в царствие небесное. Мать четверых детей, чемпионка по тайскому боксу, хозяйка кафе, рижский медиатор общины ромов — она всего привыкла добиваться сама.

Все должны быть накормлены!

Откуда взялось имя? «Бабушка была полячкой, ее тоже звали Марта, и это был ее выбор. Папа русский, мама – цыганка из Сабиле. Я родилась в Риге. Когда назвали Мартой, доктор сказал – ну вот, у нас тут маленькая Марта Зилакалане (Марта Рацене или Марта Зилакална – целительница из Видземе, – прим. Ред)!» — рассказывает молодая женщина, которая на разговор пришла, как на работу — с упакованным горячим обедом.

 Это ее жизненная установка: в первую очередь все должны быть накормлены! Это зона ее ответственности и в семье, где она единственная имеет доход, и в рижском сообществе ромов, где все спешат к ней за помощью, и в ее собственном деле: Марта готовит и развозит обеды своим надежным клиентам. Свое кафе она назвала KINO VINO, поскольку ее собственная жизнь напоминает киноленту или сериал.

Ничего не боялась

«Мы с братом-близнецом с рождения инвалиды. Я родилась со сломанным позвоночником, параличом лица, поломанными коленями и бедрами. У брата были проблемы со зрением. Но мама была сильным человеком, сумела нас вытащить. Она научилась гадать, ворожить, но жизнь была несладкой. Мама была красавица, а отец был ревнивым, часто скандалил. Мы с мамой сбегали; были моменты, когда негде было жить. Порой скрывались на чердаках, в подвалах, но отец все равно нас находил», — беззлобно вспоминает Марта, научившаяся принимать темную сторону жизни, как неизбежную часть судьбы.

Позже, в начале 1990-х, был период, когда дети надолго остались без матери. Заботу о них на себя взял старший брат, которому Марта благодарна до сих пор. Он, увы, уже умер, но Марта отдает ему свой долг за воспитание: она сама воспитывает дочку брата, которую бросила биологическая мать.

Когда мать вышла на свободу, стало и легче, и тяжелее одновременно. Легче, потому что удалось обрести постоянное жилье, а мать хорошо зарабатывала гаданием. Хуже — потому что она (мать) боялась, что детям кто-то может навредить, что их могут украсть, и потому не пускала их в школу. До 12 лет дети жили дома, и по некоторым цыганским традициям это было даже правильно.

«Мы с братом не были глупыми. Видели, что все дети ходят в школу. Я не умела читать, но была находчивой. Взяла брата, и мы пошли в социальную службу на улице Авоту. Сказала, что хотим учиться и попросила, чтобы нас устроили в школу», — вспоминает Марта.

«Нас устроили в 8-ю вечернюю среднюю школу на улице Гертрудес. Мы были самыми старшими в классе, но, научившись читать, за один год закончили четвертый класс. У нас была очень хорошая и терпеливая учительница Инга Пробака, это во многом была ее заслуга.  Конечно, над нами подтрунивали. Брату надо было «прописаться» среди старших мальчиков, что означало, что надо идти драться. Пошла я, потому что не боялась. Потом закрасила синяки и пришла в класс», — рассказывает Марта о буднях начальной школы.

В 13 лет девочка сделала еще один важный шаг: вместе с братом пошла на бокс.

«Когда отец в нашем детстве становился агрессивным, Сергей прятался за маминой юбкой, а я выходила вперед и вставала перед ней», – говорит она. Марта смеется, что сейчас все наоборот: брат уже давно служит в Национальных вооруженных силах и над ним больше никто не подшучивает — нашел свое место в жизни и подает пример другим.

«Огромное спасибо нашему тренеру Андрею Санникову. Он нам был, как отец. За тренировки денег не просил, всегда направлял и помогал. Меня звал «розочкой» — я в группе была единственная девочка. Боксом увлеклась, стало получаться и еще до 2012-м стала чемпионкой Латвии и Европы по тайскому боксу», – рассказывает наша героиня, которая спустя недолгое время параллельно занялась еще и восточными танцами. И сейчас у нее есть идеи насчет создания группы цыганских танцев.

Всю жизнь взрослая

В 16 лет Марта сбежала из дома, выйдя замуж за цыганского парня из Сабиле/Кулдиги. Правда, пыл вскоре угас и молодая женщина через пару месяцев сбежала снова – к жизни, которой она управляет сама. «Я не могла быть только женой, обслугой для мужа. — объясняет Марта. — В Риге стала работать на автомойке, подрабатывала в кафе официантом и поваром, была дворником. Все делала и так заработала на квартиру. Купила у хозяев того же сервиса». Параллельно она закончила 12 класс и фактически содержала всю семью.

«Тогда уже не платили совсем копейки, можно было заработать и скопить», — вспоминает женщина «тучные годы». По ее словам, она всегда мыслила, как взрослая, потому что другого выбора у нее не было.

Боевой дух оказался необходим и потом, когда судьба свела цыганским парнем из Вентспилса, который стал отцом четырех детей Марты. Начались страсти, достойные экранизации.

Вкратце можно сказать, что покоя и семейного счастья не получилось, при этом все заботы о детях – об их здоровье, одежде, питании, образовании — легли на плечи молодой женщины. Старшим сейчас 11 и 12 лет, младшие, 5 и 7 лет, готовятся к школе. В отличие от Марты и ее брата им образование гарантировано, так как мать об этом позаботилась.

«Я ни на кого не полагаюсь. Меня обманывали и люди, и учреждения. Ничего не доставалось легко, все со шрамами и травмами», – признает Марта. Однажды она попала на мероприятие в рамках проекта Министерства культуры «Платформа латвийских ромов», где ее энергию, упорство и готовность учиться оценили и предложили стать медиатором цыган в Риге. Тем временем Марта в суде успешно оспорила ситуацию, когда ей, одинокой матери четырех детей, отказали в статусе нуждающегося из-за того, что, видите ли, есть брат, который зарабатывает. Это убедило ее, что она способна решать сложные ситуации и помогать другим. Сейчас она занимается этим уже третий год и за это время успела пережить много всего, достойного телесериала. Люди, с которыми ей приходится сталкиваться в этой роли, очень разные. Есть растерянные и несчастные, есть лентяи, которые не хотят меняться и ждут, что кто-то все сделает за них — спектр характеров и ситуаций невероятно широк.

Бороться и вдохновлять

«Бывают случаи, когда помогаю одному члену семьи, а остальным это не нравится. Случается недопонимание, даже угрозы», — рассказывает Марта.

«Сначала они вообще не понимали, кто я: полицейский, социальный работник, надзиратель? Меня надо бояться или мне надо доверять? Когда поняли, что работаю им же на благо, запросов стало много. Труднее всего с мамами и с детьми из кризисных центров, которые сбегают и приходят в поисках ночлега. На улице ночь, на глазах слезы. А куда мне их девать?», — риторически спрашивает она.

Но тут же собирается, как и в любой жизненной ситуации, и переходит к позитивным результатам своей работы. Написать заявление и заняться его продвижением вместо неграмотного просителя, сопроводить пожилого одинокого человека к врачу, обеспечить малоимущих мебелью, проследить, все ли цыганские дети ходят в школу — это то, чем Марта занимается каждый день. Сотрудничество с благотворительными фондами, креативные идеи и их энергичное исполнение — это почерк Марты как медиатора. Проблем хватает, но биография молодой женщины доказывает, что все трудные ситуации имеют решение, если борешься сам и вдохновляешь других.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить