Открытый вопрос

Обзор событий недели

Открытый вопрос

Снести или оставить: какая судьба ждет советские памятники в Латвии?

Обзор зарубежных событий

Польшу не захлестнул поток украинских беженцев, но проблемы есть — журналист

Хотя после 24 февраля в Польшу и прибыло уже больше трех миллионов украинцев, спасающихся от войны, все-таки часть новоприбывших двинулись дальше, в другие страны, а многие уже возвращаются в Украину, рассказала в эфире передачи Латвийского радио 4 «Открытый вопрос» журналистка варшавского интернет-портала Krytyka Polityczna Елена Губакова. Зато те, кто бежит сегодня — это намного чаще сильно пострадавшие люди. И шансы найти работу есть у меньшинства.

«Надо понимать, что это число — статистика, в которую попадают все, кто пересек границу, въехав в Польшу. Среди них есть и «дубляжи», люди, по нескольку раз пересекавшие границу — например, как я, которые или возили гуманитарную помощь, или по каким-то другим делами ездили.

Можно сказать, что на территории Польши сейчас находится 1,3-1,4 млн украинских беженцев. Больше миллиона уже выехали в другие страны ЕС, в первую очередь в Чехию, Германию, Италию — то есть те страны, где тоже присутствует большая украинская диаспора. И более 800 тысяч уже вернулись домой в Украину».

Если сначала, в конце февраля и начале марта, назад возвращались в основном мужчины, которые присоединялись к украинской армии и территориальной обороне, то с конца апреля и в майские праздники это всё чаще жители севера Украины — киевляне, черниговцы, они едут домой, несмотря на продолжающиеся ракетные обстрелы в их областях, но там уже нет интенсивных наземных боевых действий, пояснила Губакова:

«Некоторые люди считают, что уже безопасно вернуться домой. Что касается границы сегодня, там поток заметно ослаб: если в первые дни границу в направлении Польши пересекало и по 100 тысяч человек, то сейчас это скорее 20-30 тысяч.

Другое дело, что если два месяца назад это были часто «превентивные беженцы» — люди, в чьи дома еще не стреляли, но бежавшие, чтобы обезопасить себя и детей, пожилых родителей, и поэтому оставившие свои дома, то те, кто едет сегодня — это всё чаще те, кто очень сильно пострадал от непосредственных военных действий! Жители Харькова, Изюма, Мариуполя, других городов на юге и востоке Украины. И соответственно — это люди, которым нужна усиленная помощь», — рассказала Губакова.

Польша справляется с задачей приема беженцев, говорит журналист — очень хорошо показало себя польское гражданское общество, решаются формальности, начат процесс предоставления беженцам статуса временной защиты согласно директиве ЕС.

«Местные самоуправления до сих пор держат в крупных городах бесплатный транспорт, бесплатен для беженцев проезд по железной дороге — но что касается финансовой помощи, здесь ситуация выглядит несколько по-другому. Поскольку украинцы согласно директиве ЕС получают временную защиту, это не то же самое, что статус беженца: этот статус не предполагает регулярных, ежемесячных финансовых выплат. С другой стороны, украинцы автоматически получили доступ к рынку труда, и те, кто хочет, могут уже сейчас найти себе работу.

Польша пока Евросоюз о дополнительных деньгах не просит! Польское правительство заняло, на мой взгляд, морально сомнительную позицию: они там говорят «мы, конечно, не против [получения денег], но просить мы не будем», а ЕС, соответственно, если ему не подан официальный запрос на помощь в рамках предоставления фондов, сам он и не может отправить этот транш. Пока эта проблема не выглядит острой, но думаю, через пару месяцев уже начнется».

По оценке Губаковой, адаптация украинцев в Польше сейчас находится в начальной стадии, и уже сейчас ясно, что большинство беженцев не придет на рынок труда.

«Свыше 50% беженцев, оказавшихся там после начала войны, это дети! То есть ни о каком устройстве на работу не может идти речи. Мне кажется, 52% — это несовершеннолетние, еще 5-6% — пожилые люди, за 65, их интеграция в рынок труда вряд ли возможна. Остальное — это женщины, как правило, с одним-двумя детьми.

И ситуация сейчас такова. С одной стороны, на рынке труда Польши в конце февраля было больше 200 тысяч вакансий. С другой — эти рабочие места в основном в транспорте, логистике, строительстве и производстве. Не хочется убегать в гендерные стереотипы, но тем не менее, чаще всего это тяжелый физический труд. Устроилось на работу порядка 80 тысяч украинцев (точнее будет сказать — украинок). Однако соцопросы показывают, что 20% говорят: они работу искать не будут, им пока хватает собственных сбережений, чтобы на них жить».

Обсуждая потенциал приема беженцев для рынка труда, следует помнить, что горизонт планирования у этих людей — отнюдь не на год вперед, они мыслят о неделях, подчеркнула журналистка. Женщины с детьми их центральных и южных областей Украины сидят на чемоданах — им кажется, что они вот-вот смогут поехать домой:

«Работу чаще всего ищут те, кто смирился с мыслью, что в ближайшие недели или месяцы вернуться домой не получится».

Как писал Rus.LSM.lv, в Латвии, по данным Министерства внутренних дел по состоянию на 2 мая, с начала войны в Украине зарегистрировано уже 26 090 украинских жителей. 20 199 беженцев получили разрешение на проживание с правом работать.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить