ТЧК

ТЧК. Цены на продукты: пристегните ремни!

ТЧК

Война в Украине. Спецэфир

ТЧК. «Новая газета. Европа» в Латвии: интервью с главным редактором

Они не хотят признать себя «плохими парнями» — журналист о россиянах, отрицающих правду о войне

Неизвестно на самом деле, насколько велика часть российского общества, поддерживающая действия войск РФ в Украине — несогласные могут молчать из страха, к тому же в стране закрыты почти все СМИ, представляющие альтернативную точку зрения, рассказал в передаче Rus.LSM.lv «ТЧК» главный редактор проекта «Новая газета. Европа» Кирилл Мартынов. И даже среди убежденных сторонников вторжения есть много тех, кто опасается понять нелицеприятные вещи о себе самих.

«Два года назад в России было это псевдоголосование, псевдореферендум «за обнуление Конституции». Тогда, если ничего не путаю, 76% поддержало проект этой новой путинской Конституции, которая ему еще больше полномочий гарантирует. Соответственно, оставшиеся люди, даже те, что пришли на участки, 24% — они не поддержали этот проект Конституции! И мне кажется это очень важным для разговора, кто представляет весь народ.  

Представьте: у нас есть 20% тех, кому не нравится Путин. Которые не поддерживают войну, не поддерживают бесконечную личную власть и все те институты, которые Путин выстроил в России за 20 лет. Допустим, их всего 20%. Дело в том, что 20% — это очень много в абсолютных числах, если считать в том числе и детей младенческого возраста, это примерно 30 миллионов. То есть это, в принципе, большая европейская страна.

Эти люди нигде не представлены в российской политике. Нет ни одного депутата Госдумы, который встал и сказал бы: я против войны! Если у вас 20% общества против войны, и нет ни одного публичного политика против войны, кроме нескольких региональных депутатов, еще не выдавленных из законодательных собраний — то это, по всей видимости, проблема не в том, что я, например, говорю от лица российского общества, а в том, что с российским обществом, с российской политической системой что-то не так.

Не может быть такого, чтобы вы жили в мире со своими согражданами, когда миллионы из них не поддерживают то, что происходит — и даже не могут публично об этом нигде сказать».

По словам Мартынова, то, что происходило в РФ с масс-медиа на старте войны, как раз было «историей о том, что через «Новую газету», «Эхо Москвы» и телеканал «Дождь» эти несогласные россияне, миллионы людей находили какое-то представительство и поддержку».

«Именно поэтому нас закрыли! Чтобы люди не слышали голоса других людей, тех, кто против войны. Потому что

может быть так, что сейчас их 20%, а когда всем станут еще более очевидны разрушительные последствия войны, и в человеческих жертвах, в том числе для самих россиян, и в состоянии российской экономики — возможно, таких людей станет 30%, возможно, 40%. А в какой-то момент времени может случиться просто обвал, когда все будут от сторонников войны шарахаться как от прокаженных.

Ровно для того, чтобы чтобы этого обвала, неизбежного изменения настроения в общественном мнении не произошло, они нас всех позакрывали. И ровно по этим причинам в Государственной думе, среди высших российских политиков введено вот такое полное, тотальное единомыслие, скрепленное кровью».

Что касается настроений среди россиян, то, напоминает Кирилл Мартынов, многое уже сказано о том, что социология — плохой инструмент внутри политической диктатуры: о подлинном отношении жителей РФ к войне можно только догадываться:

«В целом мы не знаем, что люди думают. Большинство людей на самом деле не хотело бы этой войны! То, что они сейчас не высказываются против, связано с тем, что они боятся и хотят обеспечить своей семье какое-то более или менее сносное существование в российских условиях. Поэтому они и дальше будут бояться и молчать. Это — человеческое и вполне нормальное желание.

Мне кажется, главная проблема, что россияне сейчас не то что не имеют источников информации о войне — они не хотят ничего знать про эту войну, они хотят видеть войну через ту оптику, которую им предлагает российская государственная пропаганда.

Российской государственной пропаганде нельзя верить по той причине, что они — заинтересованная сторона. Есть армейское командование, а есть Владимир Рудольфович Соловьев. Они получают деньги из одного источника, и они друг друга прикрывают. Типичная военная пропаганда. Это люди, у которых нет вообще никакого конфликта интересов! Одни должны выполнить какие-то поставленные боевые задачи, а другие — рассказать, что эти задачи блестяще выполнены. Это по большому счету такой  «Фолькише Беобахтер», никакой разницы между воюющими людьми и так называемыми журналистами российской пропаганды давно уже не осталось с начала войны.

Так вот: мне кажется, основная проблема российского общества сейчас заключается в том, что если россияне начнут массово пользоваться независимыми источниками информации, посмотрят на фотографии разрушенных украинских городов, поймут, что эти разрушения на 99% вызваны действиями российской армии — то у россиян дальше начнутся очень серьезные проблемы с вопросом о том, кто они такие после этого.

Кто такие мы, кто допустил бесконечную личную власть Владимира Путина, который напал, в свою очередь, на Украину, в результате чего погибло огромное количество ни в чем не повинных людей, абсолютно бессмысленно погибло большое количество российских солдат, зачем всё это было, во имя чего и кто тот народ и кто та страна, которые это допустили?

Если вы начинаете задавать себе эти вопросы — у вас очень серьезные проблемы с ядром национального мифа, вокруг которого строится современная Российская Федерация. Он описывается очень простыми словами:  «Мы победили нацистов — следовательно, мы не можем быть плохими людьми».

В Интернете ходит мем: человек в нацистской форме спрашивает «Ганс, мы что, плохие парни, получается?..» Это вопрос, который сейчас очень неиронично могут начать задавать себе россияне. Но они сделают всё, чтобы этого вопроса себе не задавать. Потому что ведь это очень тяжело: быть гражданином России, человеком, который свою часть ответственности за эту войну несет».

Как писал Rus.LSM.lv, в Латвии теперь работает «Новая газета. Европа» — его авторы ввиду невозможности для «Новой газеты» продолжать работу в РФ в условиях военной цензуры были вынуждены покинуть Россию из-за фактического запрета на профессию. В настоящее время действует телеграм-канал, а также инстаграм, твиттер и Youtube-канал издания, а запуск сайта ожидается меньше чем через сутки.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить