Citi notikumi kultūrā

Festivāla “Homo Novus” “Liecinieku tribīne” – grupa “Parks” Daugavgrīvas pludmalē

Citi notikumi kultūrā

Festivāla “Homo Novus” “Liecinieku tribīne” – Laima Jansone pie “Duntes ozolu” dižozola

Festivāla “Homo Novus” “Liecinieku tribīne” – Andris Indāns bijušo radiosignāla traucētājtorņu atrašanās vietā

ВИДЕО фестиваля Homo Novus: «Шумотрон» у бывших «глушилок» на Пернавас

Десятого сентября в 17.00 на Пярнавас, 6 «свидетельствует» звуковой художник Андрис Инданс — это часть проекта «Трибуна свидетеля» в рамках фестиваля нового театра Homo Novus. О необычном месте и о самой встрече рассказывают авторы.

«Мы находимся на территории, где в советское время размещался комплекс устройств, которые назывались «глушилками». В официальных советских документах глушение обычно именовалось «закрытием частот». Каждая «глушилка» представляла собой настоящую мощную радиостанцию из нескольких десятков коротковолновых передатчиков, способных забить эфир шумами и помехами. Станции делились на два типа: местные, которые создавали помехи в радиусе нескольких десятков километров, и «дальнобойные», испускавшие направленный луч на расстояние до 2 тысяч километров. В Риге, прямо здесь рядом, стояли работавшие на высоком напряжении огромные радиопередатчики высотой примерно в метра два с половиной, подключённые к нескольким радиобашням. В любое время дня и ночи мог раздаться звонок. По телефону называли номер передатчика и частоту. «Подбегаешь, включаешь — это нужно было делать очень быстро – и слушаешь в наушниках: если заглушилось, всё нормально», — рассказывает работавшая здесь в середине 80-х Елена.

 

Радиодрейф

Полузатопленный […]. На всем корабле — […]. Медленный […]. Аккуратно восходящее и садящееся […]. Радиостанция вышла из строя […]. Мощности […]. Но они не […]. Передача ведется […]. Голос пассажирки, закодированные […]. Они вместе […]. В конце концов беспрерывный SOS […]. Пока радист […] пассажирка начинает […]. Она […]. Но из ее рассказа следует […] окружает и будет окружать. Радист смотрит в ее […]. Они давно уже вместе, но […] сны, воспоминания, впечатления. Чаще всего они касаются […]. Но она говорит о ней так […]. Передача идет […]. Ее слышат коралловые рифы. И […]. Хотя они чувствуют – видимо […]. Но […]. Полузатопленный […] посреди Тихого океана.

 

Всего в СССР действовало около 1400 специализированных станций общей мощностью 14 600 киловатт, которые позволяли заглушать до 40–60 % трансляций. Суммарная мощность «глушилок» вдвое превышала мощность передатчиков, использовавшихся западными «голосами». «Глушение» ещё называлось «радиозащитой», «радиоподавлением», «постановкой помех», «радиопротиводействием», «забивкой антисоветских радиопередач», «радиоэлектронной борьбой». Тем не менее глушение никогда не охватывало всю территорию страны. Однако, с точки зрения властей, оно достигало цели, поскольку накрывало крупные города, где проживало большинство наиболее отзывчивой аудитории западных «голосов».

 

Радиодрейф

Полузатопленный корабль посреди […]. На всем корабле — никого, кроме двоих — радиста и пассажирки. Медленный […]. Аккуратно восходящее и садящееся солнце. Волны. Маячащие […]. Радиостанция вышла из строя во время крушения. Мощности […]. Но они не оставляют надежды. Или надежда не оставляет их. Передача ведется […]. Голос пассажирки, закодированные […]. Они вместе и безостановочно опускаются в пространство как […]. В конце концов беспрерывный SOS сменяется […]. Пока радист […] пассажирка начинает рассказывать тридцатикилометровому пространству свои сны, воспоминания, впечатления. Она […]. Но из ее рассказа следует, что эта любовь с ней уже […] окружает и будет окружать. Радист смотрит в ее прищуренные […] она произносит свои тексты. Они давно уже вместе, но […]. свои сны, воспоминания, впечатления. Чаще всего они касаются […] Но она говорит о ней так, […]. Передача идет на тридцать километров, волн, дрейфа, волн. Ее слышат коралловые рифы. И порой птицы, но […]. Хотя они чувствуют — видимо, речь идет о несбыточной любви. Но […]. Полузатопленный корабль посреди Тихого океана.

 

Передачи «Голоса Америки» начали систематически глушить с февраля 1948 года. Когда напряжение спадало, глушение могло ослабляться или прекращаться. Так, глушение «Голоса Америки» было остановлено в 1963 году — после призыва американского президента Джона Кеннеди прекратить «холодную войну». Но оно полностью возобновилось в 1968 после советского вторжения в Чехословакию. Вопрос об окончательном прекращении глушения стал обсуждаться в высших эшелонах власти лишь с началом перестройки. Но только в ноябре 1988 года в Советском Союзе было принято решение о полном прекращении радиопомех. Все «глушилки» на территории страны были выключены в ночь с 29 на 30 ноября. Эфир был чист.

 

Радиодрейф

Полузатопленный корабль посреди Тихого океана. На всем корабле — никого, кроме двоих — радиста и пассажирки. Медленный дрейф в течение месяцев. Аккуратно восходящее и садящееся солнце. Волны. Маячащие порою коралловые островки. Радиостанция вышла из строя во время крушения. Мощности батарей хватает теперь только на передачу в радиусе до тридцати километров. Но они не оставляют надежды. Или надежда не оставляет их. Передача ведется беспрерывно, иногда прерывается. Голос пассажирки, закодированные сигналы радиста. Они вместе и безостановочно опускаются в пространство как облачко передачи. В конце концов беспрерывный SOS сменяется другими сигналами, все более задумчивыми. Пока радист методично и настойчиво водворяет в пространство меланхоличную вязь точек и тире, пассажирка начинает рассказывать тридцатикилометровому пространству свои сны, воспоминания, впечатления. Она молода и говорит чаще всего о какой-то несбыточной любви. Но из ее рассказа следует, что эта любовь с ней уже случилась, затмив сразу все, что ее окружало, окружает и будет окружать. Радист смотрит в ее прищуренные, как будто отсутствующие глаза, когда она произносит свои тексты. Они давно уже вместе, но стоит ей подойти к передатчику, он — только радист, а она рассказывает свои сны, воспоминания, впечатления. Чаще всего они касаются какой-то несбыточной любви. Но она говорит о ней так, как будто любовь уже случилась. Передача идет на тридцать километров, волн, дрейфа, волн. Ее слышат коралловые рифы. И порой птицы, но так высоко, что им ничего не понятно. Хотя они чувствуют — видимо, речь идет о несбыточной любви. Но говорится о ней так, как будто она уже случилась. Полузатопленный корабль посреди Тихого океана»
 

Проект «Трибуна свидетеля» собирает зрителей и слушателей в необычных местах города: у водоемов, частично закрытых или забытых местах, чтобы рассказать истории, на создание которых вдохновило далекое — или недавнее — прошлое, а также поведать о будущем.

Во время фестиваля в различных местах Риги — от болдерайского побережья до дубов Саркандаугавы — можно будет услышать посвященные этим точкам произведения. Rus.lsm.lv будет транслировать шесть выступлений с «трибуны».

Фестиваль Homo Novus проходит в Латвии уже более четверти века. В этот раз он состоится в Риге и ее окрестностях с 8 по 18 сентября. В целом запланированы 23 мероприятия, участники из Норвегии, Канады, Италии, Германии, Австралии, США, Эстонии, Финляндии, Чили и других государств.

Подробная программа — на портале фестиваля Homonovus.lv.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить