Криста Кипуре, работник тараканьей «скорой помощи»

«В кукольном деле столько свободы! Никаких ограничений ни в стиле, ни в материалах и можно выразить себя так, как душа просит». Криста Кипуре, недавняя выпускница Латвийской Академии художеств, уже успела поучаствовать в трех Международных фестивалях профессионального кукольного искусства, в Латвийской международной биеннале керамики, показать своих «насекомых зверей» в Санкт-Петербурге, Таллине и констатировать: «Да они путешествуют больше меня!»

— На отделении керамики мне захотелось попробовать себя в чем-нибудь помимо посуды, и в конце второго курса я сделала зверей, которые сидят за столом с крошечным сервизом.

Так что на третий (для меня — первый) фестиваль кукол меня пригласили уже с героями, которые выглядели примерно так же, как сейчас: головы животных, а тела вроде как человеческие.

— Я помню вашу бакалаврскую работу: «Стоп-кадр», многоэтажный дом в разрезе, и в каждой квартире маленькая жизнь — население падает с табуретов и путается в носках.

— Просто у меня есть привычка стоять по вечерам на балконе и смотреть, что мне показывают в окнах дома напротив. А звериные головы мне понадобились, чтобы ни у кого не возникало ассоциаций с женщинами и мужчинами: ну зверь и зверь.

— Зверь или насекомое?

— Изначально это была немного ворона, немного крыса и немного человек.

Звериное в человеке, человечное в животном... между нами разница не так уж и велика. Я работаю без зеркала и себя не вижу, но автоматически проецирую на них собственные движения.

У них много выразительных поз, и связь с моими жестами я обнаружила не сразу.

— Что с вашими теперь уже немного тараканами будет дальше?

— Хочется поиграться с мимикой — душа требует больших эмоций. Или поработать в другом формате — увеличить фигурки раза в три.

— Придется оживлять большие площади большим числом деталей.

— Да, это риск. Может быть, понадобится сменить фактуру.

— А сейчас ваши чудики снабжены настолько идеальным набором подробностей, что кажется: цвет им был бы не к лицу.

— Я пыталась их расцветить — сделала черно-белый вариант, с полосочками, пупырышками, но потом опять все закрасила. Цвет им не подходит.

— У них есть обувь?

— Есть.

— Вижу голенища — а ниже голые пальчики.

— Сапожки есть, а логики — нет. Чем смешнее, тем лучше.

— Да. одеваться-обуваться они умеют.

— Они — маленькие горожане.

— Которые делают вашу жизнь.

— Они рвутся жить. И почему получаются именно такими — сказать действительно не могу. Они сами хотят быть такими. 

— Они определяют вашу выставочную судьбу — теперь все ждут от Кристы Кипуре ее фирменных проказников.

—  Я уже полгода их не делала, думала: может быть, хватит? Но соскучилась — они стучатся, просятся наружу.

Я хочу улыбаться человеку, по поводу человека. И пока у меня есть такое желание — буду делать этих своих зверей.

Люди слишком всерьез принимают жизнь, вот почему кукольный мир мне так близок — я его нашла и не хочу из него выходить.

Там каждый мастер — ребенок, и в 35 лет, и в 55: они позволяют этому ребенку в себе жить. Керамисты — более закрытые люди, к тому же керамика слишком хрупка, не допускает тонких деталей, а для меня очень важно, чтобы они были. Мне вообще не нравится, когда материал диктует, что мне можно и чего нельзя: я не согласна к нему прислушиваться. Среди кукольников я чувствую себя лучше. Я играю.

— Звери вас кормят? Вы можете по-детски жить за их счет?  

— Нет, нужно работать. С августа я — скульптор в Латвийском театре кукол. Это, конечно, мое место, там я учусь, узнаю много нового, а после могу делать своих зверей — для них остаются силы.

— Этим летом ваш «дом в разрезе» участвовал в биеннале керамики — наряду с работами таких грандов, как Юта Риндыня, Элеонора Пастаре: керамисты продолжают принимать вас за свою. На Международный фестиваль кукольного искусства собираются лучшие мастера со всего мира — и среди них вы. Звери обеспечили вам великолепную компанию.

— По первому образованию я экономист, поступила в Художественную академию, когда мне было 32 года, что называется — для себя, без каких-либо претензий быть художником. Так что все эти выставки, фестивали — гораздо больше того, что я могла для себя пожелать.

— Каким людям нравится то, что вы делаете?

— Вот этого я никогда не могла понять! Бывает —  дети пробегают мимо и не замечают. Женщины в возрасте останавливаются и смеются. Солидные мужчины склоняются над моим кукольным домом и умиляются. А когда люди улыбаются, я радуюсь сама: цель достигнута!

— Оказана психологическая помощь.

— Причем и другим, и себе.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное
Интересно