«Глина — как корова», говорит художник-керамист Лилия Зейля

В следующем году исполнится 40 лет, как Лилия Зейля сидит за гончарным кругом. Это, конечно, образно. Помимо круга, она еще много чем занимается: преподает, более 20 лет руководит даугавпилсской керамической студией «Латгале», организует выставки, воспитала дочь («Слава Богу, керамистом не стала!»), радуется приезду внучек из Риги («Уже готовим подарки на Рождество. И буду у плиты стоять — мне это в радость!»).

За пару дней до дня рождения страны Лилия отметила свой круглый юбилей — открыла персональную выставку в Арт-центре имени Марка Ротко с философским названием «Следы. Прикосновение. Многогранность» («Это мой ученик Валентин Петько придумал, он искусствовед и керамист, учится сейчас в докторантуре»), получила награду от Даугавпилсской городской думы.

Когда все эти радостные страсти немного улеглись, я пришла к Лилии в мастерскую поговорить. Она неторопливо рассуждала на разные темы, и даже как-то не хотелось перебивать мастера вопросами...

О том, как всё начиналось

— Я в детстве любила рисовать, ходила в студию к Карлису Добрайсу (в Даугавпилсском краеведческом и художественном музее до 15 января 2019 года работает выставка Добрайса «Зерно для нашей земли», о которой Rus.Lsm.lv рассказывал — Л. В.). Училась в 6-м классе, Добрайс был такой большой, умный, значительный... Потом как-то попала в мастерскую к гончару Вилцансу, и

гончарный круг меня поразил.

 После 8-го класса поехала в Резекне учиться на керамиста, но с первого раза не поступила: одну четверку получила и не прошла по конкурсу. Со второго раза попала.

Папа мой выбор не одобрил, он тоже любил рисовать, но работал машинистом. Он был старшим ребенком в семье; кроме него, росли еще десять детей. Мне говорил: «Рисуй плакаты, всегда будешь с куском хлеба». Я же думала: «Всю жизнь писать Мир, Труд, Май... Нет, не хочу!» Хотя после окончания училища меня отправили делать керамические бусы. Целый день бусинки, бусинки, бусинки... Ужас, неужели я ради этого училась?! Но потом всё наладилось, я стала работать в объединении «Дайльраде»,

мы делали сувениры. Никакого идеологического давления не было.

— Серп и молот лепить не заставляли?

— Нет. Работала четкая система: раз в месяц сдаешь продукцию, получаешь стабильную зарплату. Мастерская у меня была хорошая, мы много ездили по Союзу.

— Было лучше, чем сейчас?

Не лучше. Иначе. Теперь у нас тоже очень хорошие мастерские, мы их заслужили. Они восемь лет назад появились по проекту приграничного сотрудничества Латвия-Литва. Ездить мы еще больше стали: на одном только фестивале «Славянский базар в Витебске» десять лет печи строили, неделями там работали, показывали нашу латвийскую керамику. Были выставки во Франции и Великобритании, с нами ездили певцы и музыканты. Очень тепло нас принимали латышские эмигранты и их потомки.

А еще

папа, узнав, что я пошла в керамисты, сказал: «Ищи хорошего мужа». Я и нашла.

 Раньше ведь глину сами копали, печки сами строили. Мой муж тонны глины и дров перетаскал. Он и сейчас мой главный грузчик, технолог, критик. Это при том, что

если жена — керамист, то котлеты дома редко бывают...

О глине, деньгах и отпечатках рук

— Работать надо каждый день, иначе глина завянет, ее нужно открывать, закрывать и т. д.

Корову ведь каждый день доить надо, вот и глина — как корова.

 Когда время поджимает, мы, керамисты, не ждем Пегаса, мы работаем. Мы вообще очень открытые и простые люди. Глина — живое существо, она меняет настроение, оттягивает всё плохое, мы с ней энергией обмениваемся. Результатом такого взаимодействия с глиной часто бывает приятная усталость.

Денег мы больших не зарабатываем.

Китай мешает: люди приходят и спрашивают, почему у нас дороже, чем в Maxima, у нас ведь производство на месте. И попробуй объясни...

Часто мы даем возможность заработать посредникам, не себе. Я не хочу о деньгах много говорить.

В нашем Центре керамического искусства иногда свадебные церемонии проходят. Молодожены приезжают, чтобы в глине оставить отпечатки своих рук. Это больше, чем штамп в паспорте...

О выставке и симпозиумах

— Керамика ведь делится на прикладную и искусство. Посуда — это посуда, а такой ... полет фантазии — это нечто иное. Выставку, которая недавно в центре Ротко открылась (и продлится до 13 января 2019 года — Л. В.), я готовила около года. Вначале хотела выставить большую посуду, но потом поняла — пространство центра Ротко требует чего-то другого. И в этой экспозиции каждый видит что-то свое...

Вот что пишет в предисловии к выставочному каталогу Валентин Петько: «К своей юбилейной выставке Лилия Зейля подготовила три группы работ — «Следы. Прикосновение. Многогранность».

Следы — скульптурные блюда из каменной массы с впечатляющими изгибами и декоративными элементами, вдохновленными естественными текстурами, воспроизводящими отпечатки самой природы во всем ее многообразии. Как и другие работы Лилии, они тонко украшены черной и серой, синей и красной подглазурной и глазурной росписью, которая получается вследствие дымления и восстановительного обжига для достижения глубоких, почти трехмерных природных ландшафтов с поэтическим ощущением.

Прикосновение — настенная композиция, которая, как и отпечаток пальца художника в глине, остается навсегда в памяти зрителя ярким, многокрасочным и виртуозным изображением — творческим прикосновением художника к жизни.

Многогранность — качество, наилучшим образом характеризующее как творчество художника в целом, так и группу ее масштабных керамических работ, представленных на этой выставке. Архитектоника и вертикальный вектор этих мастерски выполненных объектов транслируют экспрессию формы и живописную чувственность».

...У нас уже много лет проходят керамические симпозиумы, нас знают в мире. Симпозиумы очень важны: мы тут варимся в своем соку, приезжают новые люди из разных стран с новыми веяниями, взглядами. Мы предлагаем печи и материалы, керамисты работают по своим правилам. Познакомились с очень интересной турецкой керамической традицией. В этом году один

японец работал, как математик: чертежи, схемы, расчеты. Всё интересно и оригинально.

О том, что многое еще впереди

— Я очень рада, что одновременно с моей выставкой в центре Ротко открылась персональная выставка Изабеллы Кролле (о ней Rus.Lsm.lv также рассказывал — Л. В.). Изабелле 80 лет, выставка совершенно новая, в ней новый взгляд. Кролле — одна из «звездных» женщин Кипсалы, кипсальская керамика в свое время пользовалась большим спросом, и ее делали почти одни женщины. Из мужчин там один Мартинсонс был. Еще одна кипсальская керамистка — Силвия Шмидкена — тоже продолжает работать, ей уже за 80, так что мне еще идти и идти вперед...

Керамика — мой образ жизни, и, если бы пришлось всё начинать заново, я бы выбрала только этот путь. Скоро Рождество, дети приедут. Спасибо Богу за прожитый год, и пусть следующий будет не хуже.

Ныть нет смысла. Всё идет вперед и всё хорошо.

0 комментари
Добавить комментарий
Комментировать, используя профиль социальной сети
Культура
Культура
Новейшее
Популярное
Интересно