Юлиана Баварская: «Жизнь оперного певца — как каскадера, который в любой момент может разбиться»

Юлиана Баварская отлично знакома нашей публике - за последние два десятилетия у нее были ведущие роли в Латвийской Национальной опере. В последние пять лет жила в Германии, затем решила переехать с супругом Тобиасом в Данию, откуда примадонну... депортировали. По счастью, не навсегда, всего на три месяца, которые Юлиана проводит сейчас в Латвии. 

- Какими судьбами вы вновь у нас?

- Как говорится, «пути Господни неисповедимы». Интересная моя дорога была в Латвию сейчас - через депортацию. Я впервые в жизни, за все свои 47 лет, пережила это и была в шоке. Я пережила эту депортацию из Дании и поняла, что испытывают жители «третьего мира».

- Что же случилось?

- Депортировали, впрочем, на три месяца. А что случилось? Ничего особенного. Просто во время запроса на вид на жительство моя профессия «органист» не соответствует высокой категории. И ко всему прочему, я была с Тобиасом, он из Германии и при этом мы год не могли нигде расписаться. Ни одна страна меня, как гражданку Украины (я родилась в Одессе и гражданка Украины по рождению), не хотела ни расписывать, ни декларировать, ни т.д. Пока я пела в Германии - не было никаких проблем...

- Почему вы уехали из Латвии, где имеете вид на жительство?

- Потому что карьера - это одно дело, а вот доходы - совсем другое. Так что можно говорить, что в Германию я поехала из-за «длинного рубля», как говорится. В Латвии меня устраивало абсолютно все, работа у меня была, репертуар тоже и можно было сказать, что карьера удалась. Я пела в Латвийской Национальной опере Аиду, Турандот и Манон Леско в одноименных операх, леди Макбет в «Макбете», Абигайль в «Набукко», Леонору в «Трубадуре», Марию в «Мазепе», Венеру в "Тангейзере" - все ведущие классические партии. Но доходы меня не устраивали.

В Германии все было прекрасно, я пела в Эрфурте и в Брауншвайге. У меня были опять же Аида, Абигайль, леди Макбет. Все было нормально - до тех пор, пока не наступила пандемия и все рухнуло. Целая пачка контрактов на спектакли и концерты буквально была выброшена в мусорную корзину и что самое ужасное, все это никаких не компенсировалось финансово (неустойки и т.д.). Так и было, что ты проходишь прослушивание, тебя принимают, ты репетируешь-репетируешь и вдруг за две недели до премьеры говорят, что премьеры не будет, все могут ехать домой. И все разъехались. В Германии это время пандемии для творческих людей было просто страшное.

И тогда я стала играть на органе в местных церквях, хотя на органе, в принципе, я играю уже двадцать лет, в том числе и в Латвии. Во время органного концерта я и познакомилась с Тобиасом - при исполнении служебных обязанностей. Он достаточно знаменитый органист, ученик Даниэля Рота, которого все знают.   

- А где официально ваш дом?

- У меня украинский паспорт. Поэтому меня из Дании и депортировали - в широкий мир, что говорится. Но в Дании теперь мой дом, потому что там теперь официально мой муж, с которым мы смогли оформить удаленно брак в Юте (США) - по совету знакомого немецкого дипломата. И все вещи у меня остались в Дании, в доме, который мы сняли.

- Странно, а почему не удавалось в Германии зарегистрировать брак?

- Был локдаун. Все заведения, которые выдавали справки, были просто закрыты, даже на мейлы не отвечали. И в Латвии было то же самое - я отсюда какую-то бумажку так и не довезла. И бог с ним с деньгами, но тысячу евро, кстати, на все переводы документов необходимы... Мы уже были на чемоданах для отъезда в Данию. Летом прошлого года в Дании мы подали документы на оформление брака - и началось. Мне отказывали. И никаких поблажек, что я гражданка Украины, потому что я не беженка и вообще, я резидент Латвии, у меня здесь постоянный вид на жительство. И вот уже более полугода прошло, но из Дании у нас до сих пор нет даже официального отказа. Они требовали доказать легальность моего пребывания в Дании...

- А почему именно Дания?

- Честно? Я решила выбрать себе спокойную жизнь. Потому что оперная жизнь - она нестабильная такая. Я сказала себе, что как только в Дании получаю место органистки, то завязываю с оперой, с которой так сложно. А в Дании как раз очень востребованы органистки. Но то, что я гражданка Украины - это не помогает, потому что... как ни крути, это сейчас считается страной третьей категории, потому что она не член ЕС. Хотя флаги все вешают. В реальности же гражданин Украины, даже если он беженец, как сейчас моя родственница, нестабилен в своей ситуации. Моя родственница все же устроилась в Дании органисткой, но у нее сложности с перерегистрацией в другой коммуне и т.д. 

Несмотря на то, что у меня было сожительство не менее восемнадцати месяцев с гражданином ЕС и я уже полгода работала в Дании, у меня там был контракт и я платила налоги, все равно сейчас получила отказ на вид на жительство. И теперь я в Латвии, где пытаюсь все оформить через частную фирму.

- Ехать сейчас в Украину - понятно, не резон. А вернуться в Германию?

- У меня там ничего не осталось. А в Латвии у меня все же мама в Мазсалаце живет, я ей там снимаю квартиру. Я бы тут играла на органе, тем более, что здесь так много храмов, но - проблема с заработками. Так что три месяца проведу в Латвии, а потом вернусь в Данию, буду продолжать оформлять наши с Тобиасом документы.

А Опера... Мне 47 лет, и я в хорошей форме. Я могу петь. Другое дело, что уже просто не хочу, о чем я уже сообщала главному дирижеру Латвийской оперы. Хотя великая латышская певица Жермена Гейне-Вагнере для меня Богиня...

- Она ушла со сцены, кстати, всего в 52 года, но еще лет шесть пела в камерных концертах.

- Вот и я сообщила своим агентам, что... не то, чтобы прекратила оперную карьеру, но пока что прерываю ее. Потому что моя жизнь сопряжена с очень большими стрессами, когда близкие далеко, ангажементы и контракты непредсказуемы, постоянно опаздывающие самолеты и поезда. И в результате ты спешишь на репетицию с оркестром, не спав ночь... И покупаешь кучу билетов на самолеты, чтобы где-то встретиться со своим любимым на одну ночь. Вся эта кутерьма съедает здоровье.

- Понимаю. Кстати, основная причина рака - стрессы.

- Как я слегка шучу: «У меня было все, кроме рака, по счастью».  Любой оперный певец меня поймет, ведь он знает, что жизнь оперного певца - как у каскадера, который в любой момент может разбиться.

Кстати, последние два спектакля – «Набукко» Верди - я пела в Латвии. С голосом все в порядке, но иммунная система не железная. Так что оперную страницу я захлопнула. Но... все-таки с Латвийской оперой у меня особые отношения, так что для нее я могла бы сделать исключение. Я знаю, что, к сожалению, нужда в голосах здесь есть, особенно в драматических сопрано. Я даже могла быть сделать это профессионально красиво, пройдя прослушивание, чтобы дирекция убедилась, что с моей формой ничего не случилось. 

Но я надеюсь, что все удастся в Дании. Тем более, что при нашем отъезде был большой резонанс там в прессе. Нас провожали журналисты и телевизионная компания. В Дании большая нехватка профессиональных, квалифицированных органистов и я надеюсь, что я там пригожусь. И Латвии буду всегда благодарна. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

По теме

Еще видео

Самое важное