Разделы Разделы

В Латгалии вспоминают братьев-просветителей

В доме культуры Ваболе, что в Даугавпилсском крае, открылась передвижная выставка «Братья Скринды — деятели латгальской Атмоды». Экспозиция рассказывает о семье Скринда, выделяя трех братьев — Бенедикта, Казимира и Антона, внесших большой вклад в развитие региона и становление национального духа.

«Наверное, надо начать с того, что уже 24 года в Ваболе работает Музей семьи Скринда (Skrindu dzimtas muzejs),  — рассказала Rus.Lsm.lv его старший специалист Илзе Озолиня. — Мы знакомим с историей рода — как в Латгалию из Курземе приехал умелый каменщик Донат с женой Аполонией, они обосновались на территории нынешнего поселка Ваболе и родили шестерых сыновей и дочку. Три брата — Казимир, Антон и Бенедикт — немало сделали для просвещения латгальцев. В нашем музее много фотографий и документов, в том числе 32 оригинальных номера газеты Drywa («Нива»), выходившей с 1908 по 1918 год под редакторством Казимира Скринды. В этом году исполнилось 145 лет со дня рождения именно Казимира, и мы хотели сделать какое-то яркое мероприятие, пригласить гостей. Но тут вмешалась пандемия, и стало ясно, что передвижная выставка о братьях — самый подходящий формат».

Создавать экспозицию помогли музеи Виляны, Лудзы, Балви и Резекне — они предоставили фотографии, которых не было в фондах вабольского музея. Откликнулся и один из многочисленных потомков семьи Скринда. Примечательно — родственники в Ваболе время от времени приезжают. Директор музея Анна Лаздане несколько лет назад рассказывала автору этих строк, как в 2002 году музей посетили внуки Антона Скринды, живущие в Канаде, а в 2012-м побывала его канадская праправнучка. Она на старых фотографиях узнала свою прабабушку Леокадию, дочку Антона Скринды, и показала кольцо, принадлежавшее Леокадии, передававшееся в качестве приданого от поколения к поколению и дошедшее таким образом до нее.

На сей раз отозвался Михаэль Миттлер. «Он узнал о нас через Facebook. Михаэль — правнук одного из братьев, Доминика. Он помнит своего деда Казимира — сына Доминика. Казимир после Второй мировой оказался в Германии, там и прожил всю жизнь, завел семью. По словам Михаэля, дед ничего не рассказывал о Латвии, испытывал какой-то страх, говорил, что никогда в Латвию не вернется. Умер Казимир в 1991 году. Михаэль поделился с нами фотографиями. Он проявляет живой интерес к истории рода, собирается к нам приехать. Если бы не “ковид”, уже приехал бы. Прислал нам поздравление с 18 ноября. Ни латышского, ни латгальского языков Миттлер не знает, общаемся по-английски»,  — поделилась И. Озолиня.

Главный «виновник» выставки — Казимир Скринда (1875-1919). С детства он проявлял усердие к учебе, был замечен местными ксендзами, и при их денежной поддержке в 100 рублей и протекции в 1888 году отправился в Санкт-Петербург продолжать образование. С похвальной грамотой окончил гимназию святой Катрины, затем С.-Петербургскую римско-католическую духовную семинарию и Императорскую римско-католическую духовную академию, получив ученую степень магистра теологии.

Уже в годы учебы он познакомился с выходцами из Латгалии, получавшими образование в Санкт-Петербурге, и посещал латгальские приходы как переводчик епископа. Завершив образование, молодой священник служил вначале в Петербурге, затем в Минске. Когда в Петербурге усилиями Никодема Ранцанса, Франциса Трасунса и других земляков было создано Петербургское латышское музыкальное общество, К. Скринда стал регулярно ездить из Минска на его собрания. Это было первое общество, объединившее латгальцев — организовывало концерты, собирало библиотеку, создало первый латгальский театр, который в 1907 году показывал свои спектакли в Резекне и Лудзе (тогда — Режице и Люцине).

Карьера К. Скринды развивалась успешно: в 1904 году он был назначен профессором и инспектором С.-Петербургской римско-католической духовной семинарии и Минск покинул. В Петербурге он большое внимание уделял ученикам из Латгалии  — создал курсы родного языка, в том числе и для учителей, которые сам и вел; основал интернат для латгальских детей из бедных семей, собирал для него пожертвования в Петербурге и приходах Латгалии.

С 1908 года начинает выходить регулярное издание на латгальском языке — газета Drywa.  Казимир Скринда — ее главный редактор.

«У нас, латгальских латышей, единственный путь, при помощи которого мы можем просветить народ  — это книги, газеты и разные статьи; короче говоря, напечатанное слово — это свет», — писал Казимир Скринда в 1910 году.

С началом Первой мировой войны деятельность Петербургского латышского музыкального общества прекратилась — но возникло общество помощи латышским беженцам, и его руководство взял на себя К. Скринда.

К. Скринда активно участвовал в созыве и работе Съезда латышей Латгалии, проходившего весной 1917 года в Резекне и ставшего ярким завершением первого периода латгальской Атмоды (1904 — 1917). Бурные политические события и преследования со стороны большевиков вынудили К. Скринду бежать в Литву. Там он служил викарием и пользовался большим уважением прихожан. Во время эпидемии тифа в 1919 году священник заразился и в мае этого же года умер. Через некоторое время был перезахоронен в Резекне рядом с младшим братом Антоном Скриндой.

Священником был и второй сын в семье — Бенедикт Скринда (1868-1947). Он помогал отцу в крестьянской работе, в совершенстве владел ремеслом каменщика. После окончания школы много занимался самообразованием, и примером ему стали младшие братья. В 1899 году экстерном сдал экзамены за курс гимназии, в этом же году поступил в С.-Петербургскую римско-католическую духовную семинарию. В тот момент Б. Скринде был 31 год. После семинарии служил в разных приходах, в том числе в Сибири и в Петербурге, а с 1906 года обосновался в Латгалии. Окормляемые им приходы менялись, но неизменной оставалась его деятельность: просвещение, уроки религии и латышского языка в приходских школах, организация различных обществ и театральных постановок. В 1919 году большевики вынесли Б. Скринде смертный приговор, основная «вина» священника заключалась в том, что он был родным братом издателя Drywa Казимира Скринды. В течение четырех месяцев пришлось скрываться.

В дальнейшем Б. Скринда стал членом Марианского монашеского ордена, возобновил его деятельность в 1924 году в Виляны, где для марианцев был расширен старый монастырь. Старший брат на много лет пережил младших: уцелел в годы немецкой оккупации. В1947 году

коммунисты велели монахам-марианцам покинуть монастырь и стали снимать кресты. Бенедикт Скринда попытался защитить крест и поплатился за это

— его сбросили с лестницы. Вскоре после этого он и умер.

Младший брат — Антон Скринда (1881-1918) — тоже учился в Санкт-Петербурге, но выбрал не духовное образование, а светское — стал студентом Военно-медицинской академии. В Петербурге А. Скринда быстро нашел единомышленников; в уже упомянутом латышском музыкальном обществе организовал театральный кружок, который со своими спектаклями гастролировал по Латгалии, став в дальнейшем основой латгальского театра в Резекне. Отбором пьес и организацией постановок занимался сам Антон Скринда. Он также много писал и переводил; большое значение имело осуществленное им в 1908 году издание латгальской грамматики.

Военно-медицинскую академию А. Скринда закончил в 1910 году.Так как во время учебы он получал государственную стипендию, то должен был в течение трех лет, выражаясь языком недавней эпохи, «работать по распределению». Направили его в Сибирь: Канск, Березовка, Нижнеудинск — города и поселки сменяли друг друга. Везде А. Скринда много общался с сибирскими латышами; помимо врачебной практики, писал стихи, рассказы, записывал латгальские народные песни — сохранившиеся и в его памяти, и в памяти жены. Многое из написанного печаталось в Drywa. Доктор Скринда не забывал распространять латышские издания среди латышей Сибири, всеми силами помогал не забыть родной язык, да и просто помогал, чем мог.

В 1913 году А. Скринда вернулся в Латгалию. Поселился в Резекне, с головой ушел в общественную работу, возобновил театральные постановки.

В 1914 году А. Скринду призвали в армию, он служил на разных фронтах, был награжден орденами святой Анны и святого Владимира, побывал в немецком плену. С фронта дважды приезжал на родину, участвовал в подготовительной работе Съезда латышей Латгалии, выступал с речами в латгальских волостях. Планов было много, но судьба распорядилась по-иному: в 1918 году в возрасте 36 лет Антон Скринда умер от тяжелой болезни, полученной в годы войны.

Выставка «Братья Скринды — деятели латгальской Атмоды» (Brāļi Skrindas-Latgales pirmās atmodas darbinieki) в ДК Ваболе продлится до января 2021 года. Дальше она поедет в Дубну. «Мы готовы к сотрудничеству со всеми, хотим показать экспозицию в латгальских школах, за пределы Латгалии тоже готовы отправиться, если будет интерес. Нам кажется, что экспозиция хорошо вписывается в нынешний компетентностный подход в системе школьного образования», — заключила Озолиня.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

История
Культура
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить