«Запрещенный прием»: как в детских садах приучают к насилию

Спецоперация передачи LTV «Запрещенный прием» показала, что моральное и даже физическое насилие в латвийских детских садах – обычное явление. И, как утверждает семейный психотерапевт Андрия Ликова, это проблема системы. И она создает новую проблему: длительное пребывание в нездоровой атмосфере соответствующим образом формирует личность ребенка – будущего взрослого.

Во время операции журналистка программы «Запрещенный прием» более четырех месяцев проработала нянечкой в детском саду и за это время задокументировала, как здесь относятся к детям – встряхивают, кричат, унижают.

Сотрудников не хватает — подходит любой

Рижский муниципальный детский сад №36 находится на Петерсале, здесь 4 группы, около 80 детей и 12 педагогов. Язык обучения – латышский. Для эксперимента его выбрали случайным образом при просмотре вакансий для нянь.

Заработная плата няни за восьмичасовой рабочий день составляет около 430 евро на руки, что в два с половиной раза ниже средней зарплаты по Риге. Дошкольные педагоги в этом детском саду получают на руки около 600 евро. Работников не хватает, поэтому на эту работу берут практически всех.

Ивета Витковская, директор 36-го детского дошкольного учреждения Риги, была готова нанять няню даже до результатов проверки здоровья. Однако семейный врач подписывать санитарную книжку без осмотра отказалась, поэтому пришлось подождать результатов и только после этого приступить к работе.

Обязанности нянь в значительной мере относятся к хозяйственной части – уборка помещений, смена постельного белья, помощь педагогам при подготовке к игровым занятиям. Но также надо работать и с детьми, а при необходимости даже заменить воспитателей. Однако в 36-м детском саду новой няне никакие минимальные педагогические требования не предъявлялись, да и перед выходом на работу никакого инструктажа о том, как надо действовать, не было.

«Да, мне сказали, что ребенок – самое важное, но мне не объяснили, что именно это может значить. Мне сказали, что нужно поддерживать порядок в группе и помогать воспитательнице согласно ее указаниям. Летом я неоднократно просила педагогов рассказать мне, что я должна делать, как лучше помогать, но мне сказали, чтобы я не зацикливалась на этом сейчас, потому что сейчас занятий нет, а когда они начнутся, тогда мне всё расскажут», – сообщила журналистка.

Психотерапевт: такое общение вредит детям и множит насилие

Семейный психотерапевт Андрия Ликова, комментируя эти видеосвидетельства, пришла к выводу, что это является эмоциональным насилием: «Этот устрашающий крик на детей, за которым сразу повисает холодное молчание... Такая реакция детей указывает на то, что они пугаются и цепенеют. Подобная реакция недопустима, это эмоциональное насилие над детьми».

Кроме того, Андрия Ликова считает, что эта проблема существует не в одном рижском детском саду. Это проблема системы, с которой сталкиваются многие родители и семьи – с эмоциональным и физическим насилием, как на этом видео.

«Дети длительное время содержатся в условиях сильного стресса. Взрослые не создают  отношения с детьми, не вступают с ними в контакт, а больше занимаются коррекцией их поведения, и для детей это создает сильное напряжение, а в условиях стресса мозг детей не может учиться, не может усвоить ничего нового», - пояснила Ликова.

«Пережитое, увиденное насилие оказывает очень сильное воздействие и на находящихся рядом детей. И совершенно определенно в тех видео, где детей толкают, тянут, бьют, высмеивают, унижают, видно, что это создает очень большое напряжение. Если ребенку каждый день надо отправляться в такую среду и проводить в ней долгие часы, и в этой обстановке формируется личность ребенка, и потом мы встречаем таких детей в школе, а позже и во взрослом возрасте – у них уже в подкорке укоренился этот насильственный опыт, они уже прямо или косвенно научены, как следует вести себя с людьми», — объясняет психотерапевт.

«Что очень характерно для многих роликов: вот взрослый орет на детей, чтобы они успокоились, занялись чем-нибудь полезным и молчали. Но он своим криком сам нарушает заданные им же границы, и совершенно ясно видно, что это учит прямо противоположному. Эти двойные послания создают у детей внутренние конфликты, потому что они не могут воспринимать сказанное, если оно находится в полном противоречии с невербальным, а значит, и на эмоциональном, и на физическом, и на интеллектуальном уровне», — пояснила она.

Специалист по семейной психотерапии Андрия Ликова в комментарии передаче отметила, что это и эмоциональное, и физическое насилие и что дети длительное время находятся в условиях повышенного стресса.

Последствия у детей также остаются и в когнитивной сфере, зачастую нарушены мыслительные процессы, им труднее сосредоточиться, им труднее запоминать, труднее выполнять, труднее следовать инструкциям, потому что они охвачены эмоциями,  переживаниями и травматическим опытом. По словам Ликовой, такое эмоциональное давление может отразиться и на поведении и даже на уровне физиологии: подверженные стрессу дети могут чаще жаловаться на боли, на повышенную температуру, они часто болеют.

Детьми не интересуются

«Мелкие», «невежды», «салаги», «плаксы» – это лишь некоторые из эпитетов, которые звучат как за спинами детей, так и публично. Но как насчет того, чтобы узнать характер ребенка, помочь ему раскрыться, раскрыть талант, найти индивидуальный подход?

«По моим личным наблюдениям, с детьми индивидуально разговаривают довольно мало. Но воспитательницы рассказали мне о двух детишках, которые постоянно рассказывают о происходящем своим родителям, поэтому с ними нужно повнимательнее, нужно делать все как надо, потому что они могут рассказать родителям. Об остальных детях... воспитательницы с ними не разговаривали. Не пытались понять, какие они на самом деле», –  рассказала няня-журналистка.

Одна воспитательница со всем справлялась, не повышая голоса, не унижая и не создавая напряжения, но другая с каждым днем становилась все более деспотичной по отношению к детям.

«Когда я работала с этой воспитательницей, которая с такой выраженной агрессией, такой злостью повышала на детей голос и их задевала, я сама это очень остро чувствовала на себе. Я просто застывала, чувствовала это напряжение. Помню, как шла в сад с мыслью, что мне придется снова слышать этот крик», – говорит няня.

Воспитательницы обвиняют руководство и детей; директор не реагирует

Сами воспитательницы в своих действиях проблемы не видят. Одна из воспитательниц винила руководство, которое заранее не познакомило ее с этой группой и этими детьми, и самих детей – «неконтролируемых и невоспитанных».

«Следовало все же рассказать, что происходит, как часто там менялись воспитатели и что группа в принципе распущенна и очень неуправляема. Об этом надо было сообщить», – считает воспитательница.

«Я хотела уйти в первый же рабочий день. Я поняла, что не могу работать с такими детьми. (...) Человек хочет в каком-то смысле нести просвещение, чувствовать какое-то удовлетворение от этой миссии, чтобы в этом был смысл. (...) Но если ты видишь, что это никому не нужно, потому что дети абсолютно не привыкли что-либо воспринимать, что-либо слушать, ты не видишь смысла в своей работе, то, очевидно, надо позволить работать кому-то другому, у кого, может быть, другие методы или другой опыт работы с трудными детьми», – рассказала в передаче воспитательница.

Голос же приходилось повышать, потому что дети все время шумят и без этого они вообще не слышали бы воспитателя.

Авторы передачи ознакомили с отснятым материалом директора Рижского дошкольного образовательного учреждения №36 Ивету Витковску, которая руководит садиком с марта, но работала ранее и воспитателем, и в администрации.

«Когда я пришла в учреждение, у меня были индивидуальные собеседования с каждым сотрудником, чтобы узнать, понять, с какими людьми я буду здесь работать», — рассказала Витковска. Родители были недовольны прежним руководством, и она пыталась внедрить новые методы и подходы.

Видеоматериалы она комментировала уклончиво: непонятно, что на самом деле произошло до конкретного эпизода и что было после, и к тому же, чтобы неподобающее поведение не вошло в норму, учитель должен реагировать профессионально, и иногда надо сказать и построже. Насчет нескольких эпизодов директор признает: да, это непедагогично, когда ребенка, например, унижают, заявляя, что он отсталый, потому что не может выполнить какое-то задание.

«Подобные обзывательства являются негативной формой оценки и могут отрицательно сказаться на самооценке ребенка в будущем», — признает директор.

Она признает, что иногда стиль разговора со стороны педагогов был неуместным, а также что «морализаторство на повышенных тонах как метод воспитания детей недопустимо».

«Уже в начале трудовых отношений мы заметили, что педагог использует неправильные педагогические методы. Я приглашала эту учительницу на несколько индивидуальных бесед, но мы прекратили трудовые отношения», — сообщила директор.

Однако из всего сказанного директором можно понять, что она не видит своей ответственности в этих эпизодах. Вместо этого она обратилась против передачи в Рижскую думу и призвала  родителей подать жалобу в Государственную инспекцию по защите прав детей.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить