«Вакцинный национализм» — осложнение Covid-19, которое нужно предотвратить

В борьбе с коронавирусом огромные надежды возлагаются на вакцину. Первые из сотен разработок уже опробованы на людях и, возможно, в начале осени начнется их массовое производство. Но переход к практическому применению чреват новыми сложными вопросами. Главный из них — по каким принципам будут распределяться дозы вакцины, которых поначалу совершенно точно не хватит на всех.

Глобальные потери от пандемии Covid-19 огромны — коронавирус унес более полумиллиона жизней. Сотни миллионов человек остались без работы. Экономический ущерб оценивается в триллионы долларов. И болезнь ни в коем случае не выдохлась — еще сотни тысяч могут стать ее жертвами. Неудивительно, что разработка вакцины вызывает большой интерес.

Не панацея, но инструмент

Некоторые из более чем сотни прототипов выглядят многообещающе и, возможно, готовые вакцины будут поставлены на поток не через несколько лет, что обычно для таких продуктов, а гораздо раньше. Правительствам нужно успеть подготовиться и разработать политику распространения вакцины, чтобы избежать «катастрофического успеха» (который может случиться, если продукт вызывает такой ажиотажный спрос, что производитель оказывается не в состоянии адекватно на него реагировать ), пишет политолог Ричард Хаас, возглавляющий влиятельный американский Совет по международным отношениям (Council on Foreign Relations) в статье, опубликованной на портале этой организации.

Прежде всего надо помнить:

даже если появятся одна или несколько вакцин, способных сделать людей менее восприимчивыми к коронавирусу, проблема общественного здоровья не будет устранена.

Как подтвердит любой медицинский эксперт, вакцины не являются панацеей. Это всего лишь один из инструментов в арсенале врачей, подчеркивает Хаас.

Не стоит ожидать, что все без исключения, кому будет сделана прививка, получат полный и длительный иммунитет . Еще миллионы откажутся от вакцинации сами. И есть еще один очевидный факт: население Земли составляет почти восемь миллиардов человек.

Производство восьми миллиардов доз вакцины и их распространение по всему миру может потребовать нескольких лет.

Как распределить вакцину?

«Это вопросы из области науки, производства и логистики. Они обязательно будут трудными. Но не легче будут и политические вопросы, связанные с вакциной», — констатирует Хаас. Некоторые из этих «проклятых вопросов» он перечисляет.

Кто заплатит за вакцину? 

Компании рассчитывают окупить свои вложения в исследования и разработки, а также затраты на производство и распределение — возможно, десятки миллиардов долларов (и, не исключено, намного больше). И еще до того, как будет задан вопрос о прибыли. С этим вопросом связан еще один: каким образом компании-разработчики будут получать компенсации, если от них потребуют лицензировать патенты и ноу-хау для производителей в других странах.

Однако самые сложные политические вопросы, вероятно, относятся к доступности вакцины.

Кто должен получить первые партии препарата? Кто будет определять, кому разрешено «вставать в очередь» — и в каком порядке?

Какие преимущества получает страна, в которой была разработана вакцина? Будут ли богатые страны отталкивать более бедные? Допустят ли национальные правительства, чтобы в этот вопрос вмешалась геополитика? Будут ли они делиться вакциной с друзьями и союзниками, загоняя уязвимые группы населения в странах-противниках в конец очереди?

В начале апреля, когда работа над вакцинами от Covid-19 только разворачивалсь, эти вопросы уже начинали звучать. «Весь процесс инноваций в области вакцин, от разработки до обеспечения доступности, должен регулироваться ясными и прозрачными правилами, основанными на общественных интересах. Это, в свою очередь, потребует четкого согласования между глобальными и национальными общественными интересами», — весной писали эксперты портала Project Syndicate — британский профессор экономики Мариана Маццукато и представитель международной организации «Врачи без границ» Эльс Торреле. (Rus.LSM.lv еще в апреле излагал их план.)

На национальном уровне каждое

правительство уже сейчас должно начать продумывать, как оно будет распространять вакцину, производимую в стране или получаемые из-за границы,

подчеркивает Хаас. Можно было бы в первую очередь вакцинировать медиков, затем полицейских, пожарных, военных, учителей и работников других жизненно важных сфер для общества. Надо также решить, будут ли иметь приоритет уязвимые группы — пожилые люди и пациенты с сопутствующими заболеваниями.

Должна ли вакцина быть бесплатной только для некоторых групп или бесплатной для всех?

На международном уровне политические вопросы еще сложнее. Нужно быстро развернуть производство, разработать правила, обеспечивающие доступ к вакцине, выделить достаточные средства для охвата населения более бедных стран. Глобальный альянс по вакцинам и иммунизации (GAVI, партнерство частных и правительственных организаций), Всемирная организация здравоохранения, несколько правительств и Фонд Билла и Мелинды Гейтсов создали Фонд глобального доступа к вакцинам Covid-19 (COVAX).

Создатели фонда предлагают, чтобы любая появившаяся действующая вакцина рассматривалась как глобальное общественное благо и равномерно распространялась по всему миру, вне зависимости от того, где она была создана, или платежеспособности стран-получателей. ВОЗ разработала глобальную структуру распределения, в рамках которой обеспечивается приоритет для наиболее уязвимых групп населения и работников систем здравоохранения.

Нужен глобальный подход

Но такой подход может оказаться нереалистичным. Дело не только в том, что COVAX не хватает адекватного финансирования, участия США и Китая, а также четких полномочий. Дело в том, что

все правительства обязательно окажутся под огромным давлением — с тем, чтобы вакцинами были в первую очередь обеспечены граждане их стран. «Вакцинный национализм» почти наверняка победит «вакцинную многополярность».

Новейшая история усиливает этот скептицизм. Covid-19 появился в Китае и быстро стал глобальной проблемой. Но ответ на эту угрозу страны выстраивали в основном индивидуально, на уровне национальной политики. Некоторые государства добились сравнительно хороших результатов благодаря своим системам здравоохранения и политическому руководству, другие справились значительно хуже.

Продолжение «национального» подхода к вакцине — путь к катастрофе.

Очень немногие страны способны производить эффективные вакцины. Подход должен быть глобальным. Причины не только этические и гуманитарные, но и экономические и стратегические, поскольку для восстановления в глобальном масштабе необходимо совокупное улучшение эпидемической ситуации. «Становится ясно, что мы останемся здоровы, если будут здоровы наши соседи — на местном, национальном и международном уровнях», — отмечали в апреле авторы Project Syndicate.

В Ираке, когда прогресс боевых действий под руководством США опередил планирование ликвидации последствий войны, результатом стал хаос или «катастрофический успех», напоминает в своей статье Ричард Хаас. Мы не можем позволить себе аналогичный результат в нынешней ситуации, когда успех в лабораториях опережает планирование последущих шагов.

Правительства, компании и неправительственные организации должны в ближайшее время собраться —  в рамках инициативы COVAX, под эгидой ООН, G20 или каких-то других структур.

Глобальное управление может принимать самые разные формы. Главное — чтобы оно было.

Жизнь миллионов, экономическое благосостояние миллиардов и социальная стабильность повсеместно в мире брошены на чашу этих весов, резюмирует президент Council on Foreign Relations.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить