Укрощение медведя: военные учения «Запад-2021» как проверка готовности НАТО

Сентябрьские российские маневры «Запад-2021» позволят оценить военный потенциал, гибридные действия и долгосрочные стратегические намерения Москвы. НАТО они предоставляют возможность адаптировать свои учения, планирование и политику для укрепления коллективной обороны и более эффективного противостояния запугиванию и агрессии со стороны России, считает сотрудник вашингтонского аналитического центра.

«Запад-2021» официально начинаются 10 сентября. Это семидневные интенсивные военные учения российских и белорусских частей, которые проводятся в Западном военном округе России один раз в четыре года в рамках региональной военной подготовки. В этом году эти маневры приобретают особое значение — с учетом наращивания военного присутствия российских войск на границе с Украиной в апреле, продолжающегося политического кризиса в Беларуси и все большего сближения Минска и Москвы, прогнозирует Бен Ходжес, сотрудник американского Центра анализа европейской политики (Center for European Policy Analysis, CEPA) и генерал-лейтенант (в отставке) армии США, в 2014-2017 гг командовавший американским армейским контингентом в Европе (USAREUR) .

Демонстрация возможностей и новые цели

Исторически учения «Запад» важны тем, что позволяют России опробовать новые тактические приемы ведения войны и продемонстрировать сопоставимые с натовскими возможности в регионе, одновременно сигнализируя о потенциальной военной угрозе своим соседям, полагает Ходжес. Ожидается, что в этом году Россия попытается показать свое военное превосходство в потенциальном конфликте с Украиной или НАТО.

Демонстрация взаимодействия подразделений российских вооруженных сил и ударных группировок с военными Беларуси и других стран приглашены воинские контингенты Армении, Белоруссии, Казахстана, Таджикистана, Индии, Киргизии, Монголии, Сербии и Шри-Ланки) тоже будет иметь важное значение. Улучшение отношений между Владимиром Путиным и Александром Лукашенко предполагает, что в этом году

«Запад» может быть увенчаться размещением дополнительных российских подразделений и техники в Беларуси на постоянной основе.

Россия также будет использовать эти учения для оттачивания гибридных методов ведения войны, сочетающих в себе традиционные и нетрадиционные инструменты. Например, российские военные будут испытывать средства ПВО с применением технологий ведения радиоэлектронной войны и 5G.

Вероятно, Кремль попытается и провести операции враждебного влияния против соседних стран, в том числе таких членов НАТО, как Польша, в рамках своей более широкой стратегии запугивания, — очерчивает свое видением целей маневров «Запад-2021» эксперт CEPA.

Судя по динамике предыдущих учений, маневры в этом году, вероятно, будут намного масштабнее, и будет гораздо больше мероприятий за рамками официального расписания, прогнозирует Бен Ходжес. В начале августа сообщалось, что участие в них примут 12800 человек, в том числе всего 2500 российских военнослужащих (сегодня, как убедился Rus.LSM.lv, российское государственное агентство ТАСС сообщает уже  о 200 тысячах участников, правда, непосредственно на территории Беларуси их будет, согласно ТАСС, около 13 тысяч).

Занижая численность задействованных в маневрах войск, Россия пытается обойти обязательство по приглашению иностранных военных наблюдателей на учения с численностью более 13 тысяч человек, как того требует Венский документ ОБСЕ 2011 года, объясняет аналитик CEPA. По сообщениям польских военных, в учениях «Запад-2017» было задействовано 100 тысяч человек, по данным Киева — 140 тысяч. (Четыре года назад Rus.LSM.lv приводил слова посла Латвии в НАТО о том, что численность привлеченных к учениям военнослужащих «превышала 55 тысяч человек».)

Все это усугубляет нестабильность в регионе и повышает риск неверного расчета в отношениях между Россией и альянсом,

указывает отставной трехзвездный генерал.

Как может реагировать НАТО

Есть несколько шагов, которые НАТО следует предпринять в ответ на «Запад-2021» и будущую военную политику России в евроатлантическом регионе, — далее Ходжес. Он сводит эти предложения в три пункта.

Во-первых,

НАТО необходимо проявить больше напора и инициативности в собственных учениях — не беспокоясь о том, что этим можно спровоцировать Россию.

Исторически сложилось так, что некоторые члены альянса предпочитали более сдержанный подход к маневрам, чтобы не вызвать чрезмерной реакции России. Такая перспектива не должна ослаблять оборону и политику сдерживания, особенно когда нынешняя напористость России требует более решительного ответа НАТО.

Сдерживание зависит от скорости распознавания потенциальной конфронтации, скорости принятия решений и скорости реакции при предотвращении кризисов. Более активная политика сдерживания может включать и учения с более коротким уведомлением [об их проведении], гибкие сроки для отправки стратегических сигналов, основанные на действиях России, и более выраженный акцент на мобильность частей, которая тесно связана с боеготовностью. Учения НАТО должны также включать в себя «проверку на отказ» новых военных возможностей или инновационных идей— тактика, используемая Россией, но лишь изредко — евроатлантическими союзниками из-за возможной негативной реакции общественности.

Во-вторых, руководство НАТО должно более активно предвидеть и реагировать на гибридные угрозы, связанные с официальными учениями, такими, как «Запад-2021».

Официальные маневры не следует рассматривать отдельно от гибридных атак.

Гибридные угрозы обычно сочетаются с попытками России оказать давление на соседние страны и усилить своё влияние. Например, использование режимом Лукашенко мигрантов в качестве оружия, попытки России запугать экипаж британского эсминца HMS Defender в Черном море и нарушения режима прекращения огня на Украине — все это следует воспринимать как гибридные элементы в рамках более широкой программы «Запад-2021». Всестороннее восприятие гибридных действий России как продолжения военных учений позволит НАТО повысить устойчивость к ним союзников и партнеров в регионе.

В-третьих, члены НАТО должны привлечь Россию к ответственности за невыполнение соглашений о прозрачности учений, определенным ОБСЕ в Венском документе 2011 года. Неспособность альянса отреагировать на такие нарушения подрывает доверие к нему самому и к ​​ценностям, на которых он базируется.

Необходимо выдвинуть России новые требования — о соблюдении Венского документа в отношении подотчетности и прозрачности.

Одним из вариантов могло бы стать дальнейшее экономическое давление на Россию. Германия, например, могла бы использовать свои экономические отношения с ней для поощрения соблюдения соглашений, а США должны использовать рычаги, полученные в результате уступок по «Северному потоку-2», чтобы побудить Берлин оказать такое давление. Согласованность действий членов альянса станет четким сигналом для Кремля и укрепит сплоченность союзников, заключает эксперт CEPA и бывший командующий контингентом армии США в Европе.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить