Личное дело

Э-подпись на миллион. Слишком большие вложения, но не слишком большой интерес

Личное дело

Личное дело

Реформа мимо кассы

У Госконтроля — вопросы к срокам, эффективности и стоимости кассовой реформы

Реформой кассовых аппаратов заинтересовался Госконтроль — и оказалось, что непонятно ни сколько денег уже потрачено на реформу, ни какой будет эффект. Да и вообще, ревизоры не нашли ни одного документа о том, что в стране проводится реформа, сообщает программа «Личное дело» LTV7.

Такого словосочетания, как «кассовая реформа», нет ни в одном нормативном документе.

«С самого начала не было точной цели. Не было точных результатов чего хотят добиться и не было ясно, сколько вообще кассовых аппаратов должны заменить»,

— подчеркнула Инга Вилка, член совета Госконтроля.

Никто не знает, сколько было потрачено на кассовую реформу: не подсчитали ни административные расходы, ни затраты предпринимателей на приобретение кассовых аппаратов и систем. На текущий момент заменили 59% не соответствующей требованиями техники.

«Если смотреть, сколько это стоило предпринимателям, эти цифры очень разные, так как мнения разных сторон отличаются, от 16 до 74 млн евро», — отметила Инга Вилка.

«250 евро потрачено на одного жителя на кассовую реформу. И будет еще потрачено. Потому что в результате кассовой реформы очень сократилось предложение на рынке — в 10 раз по сравнению с тем, что было раньше.

Исходя из этого в 10 раз увеличились затраты на обслуживание кассового аппарата, что также лежит бременем на торговце.

Уже три года должна была работать система, но только половина перешла на новые кассовые аппараты», — подчеркнул Хенрик Данусевич, глава Латвийской ассоциации торговцев.

Никто не знает, каков фискальный эффект реформы, сколько денег благодаря ей поступило в казну, хотя изначально чиновники СГД утверждали, что прирост составит от 16 до 18 миллионов евро в год.

«Так мы и не знаем, сколько есть этих дополнительных доходов, также ничего неизвестно о запланированных деньгах — как они их посчитали, по какой методике, почему 18 миллионов, ни больше ни меньше», — добавила Инга Вилка.

«Каждый год наблюдается прирост НДС, что является основным методом изъятия денег из бюджета, он увеличивается больше, чем прирост экономики — это значит, что реформа действует»,

— уверен глава Минфина Янис Рейрс.

Заказчик реформы — министр финансов — не в курсе, как у нее идут дела. Рейрс был министром финансов с 2014 по 2016 год, как раз в самом начале реформы. Правда, сами правила Кабинета министров номер 95 и 96 о регистрации налоговых платежей электронными устройствами были разработаны его предшественником Андрисом Вилксом.

«Я еще не прочитал отчет Госконтроля. То, что реформа затянулась, конечно, очень плохо, но здесь надо смотреть причину. Потому что и со стороны производителей были затягивания, чтобы смягчить условия, и со стороны СГД не все было сделано, чтобы реализовать ясную процедуру введения кассовых аппаратов», — добавил Рейрс.

Новый премьер-министр Кришьянис Кариньш вообще в Кабмине о такой реформе не слышал.

«Мы не говорили об этом на правительстве»,

— заявил он.

СГД ссылается на зарубежный опыт в проведении кассовой реформы — в частности, на шведский. Он основан на применении внешних сьемных фискальных блоков. Однако эта идея в латвийском реформе так и не была реализована.

Предприниматели и Госконтроль, ссылаясь на зарубежный опыт, говорят о необходимости проведения реформы по секторам, которые наиболее подвержены воздействию теневой экономики.

«Можно было так начать, там, где риск побольше — рестораны или маленькие семейные предприятия. И мы смотрели опыт других стран, и там реформы проводились по секторам»,

— подчеркнула Вилка.

«По сервисам — прошлись сразу повысили доходы от сервисов. То же самое с общественным питанием. Сейчас дорогие рестораны говорят: вот если вы нам снизите НДС, мы выйдем в белый сектор. Странный аргумент, но давайте будем работать по секторам, где больше всего риски. По простому обследованию объекта уже понятно, платит он налоги или нет», — считает Данусевич.

В своей реформе Служба госдоходов сделала акцент на безопасность кассовых систем, на их надежность от вмешательства извне. СГД действовала очень жестко — из списка разрешенных кассовых аппаратов были вычеркнуты модели отдельных производителей. При том, что многие из них получили сертификаты соответствия от международных компаний Ernst&Jang и KPMG. Сертификация обошлась производителям примерно в 600 тысяч евро.

«Оплаченная сертификация не дает гарантии, что аппаратура будет в регистре, потому что налицо двойная сертификация»,

— уверен Олег Ильин, вице-президент Латвийской ассоциации торговцев, производителей и сервисных служб кассовых аппаратов.

В июне прошлого года произошло ЧП: кассовая система Rkeeper7 компании UCS — из списка разрешенных на сайте СГД — попала в громкое дело. Госполиция обвинила руководство ресторана Vairāk saules во вмешательстве в систему, которая считалась надежной. 

«На предприятии произошла подделка отчетности в корыстных целях и незаконные действия с системой автоматизированной обработки данных», — заявил тогда Игорь Томашев, замруководителя Управления уголовной полиции Рижского района.

«Со своей стороны, я не вижу технической возможности на данный момент сделать, оставшись незамеченным, какие-либо изменения как программы, так и данных, которые собраны в программе», — отметил Евгений Шмитенберг, руководитель отдела продаж компании UCS.

Уголовное дело продолжается. СГД не желает комментировать этот случай.

«На наш взгляд СГД, требует от производителей кассовой техники быть алхимиками и изобретать философский камень. Потому что в любое устройство, созданное человеком, почти всегда можно найти возможности влезать»,

— считает Ильин.

«Если кто-то хочет жульничать, какая разница, ты не пробивал на старом аппарате или не пробиваешь на новом. Ты даешь липовый чек при старом аппарате или при новом аппарате», — отметил Данусевич.

Реформу планировалось завершить до 1 июля 2015 года, но сделать это не удалось. Срок замены кассовых аппаратов был продлен до 1 июля 2017 года, однако в сроки опять не уложились. Новая промежуточная дата окончания реформы — 1 июня 2019 года.

«Нам нужно быть честными перед теми, кто это сделал. Всем надо дойти до одной финишной линии. Это самое честное, что можно сейчас сделать — и надо назвать дату, когда это кончится. И это не может продолжаться еще десять лет», — подчеркнула Иева Яунземе, гендиректор Службы Госдоходов.

Седьмого апреля завершится Хакатон — форум разработчиков из разных областей, программистов, предпринимателей, чиновников, которые сообща работают над принятием общего решения. Они должны найти выход и назначить дату завершения кассовой реформы.

«Я не исключаю, что надо будет разработать новую реформу

— в случае, если будет констатировано, что нынешние требования устарели и не отвечают реальной ситуации на рынке», — добавила Яунземе.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно