Статистика смертей и заболеваний Covid-19 в Латвии: что на самом деле она показывает

Латвийские данные по летальным исходам порождают в соцсетях целые теории заговоров. Например, официальная смертность от «ковида» за месяц в апреле — 9 человек, в мае — 3, а в августе — 1 человек. Но те же госструктуры ежедневно сообщают о числе умерших за сутки, и если просуммировать эти данные, получаются другие результаты: 15 в апреле, 9 в мае и 2 — в августе. При этом число скончавшихся от гриппа и пневмонии выше в разы: соответственно 33, 34 и 31. 

В результате в соцсетях регулярно возникают «вирусные» вопросы. Почему так отличается статистика смертей больных «ковидом»? Власти что-то тщательно скрывают? Или, напротив, скрывают недостаточно хорошо? Судя по смертности от того же гриппа и пневмонии, «ковид» не так уж опасен, как нам говорят? Или наоборот? Да, и что там с масками? Может, носить их бессмысленно — вот в Литве маски носят все, а число заболевших идет вверх?

Как можно все это объяснить, и что нужно учитывать, читая официальную статистику? LSM.lv прояснил неясности с официальными данными и с некоторыми распространенными в соцсетях мнениями. 

КОРОТКО

  1. Какова на самом деле смертность от Covid-19? Умереть «с “ковидом”» не всегда значит «непосредственно от “ковида”» — но, если бы не Covid-19, человек жил бы еще.
  2. Смертей от гриппа зарегистрировано больше. Значит ли это, что он опасней Covid-19? Следует смотреть, сколько умерло от общего числа госпитализированных с Covid-19 и сколько от общего числа госпитализированных с гриппом. Весной в Латвии смертность от «ковида» была пять раз больше.
  3. Почему число смертей от гриппа на фоне «ковида» упало по сравнению с предыдущими годами? В этом году у нас эпидемии гриппа не было. Очевидно, меры, применяемые против «ковида», оказались очень эффективными и против гриппа.
  4. По данным SPKC, общее число больных приближается к 15 тысячам, и бывают дни, когда число выздоровевших не меняется совсем. Кто все эти числящиеся больными люди? Когда врач признает пациента более не заразным, он сообщает об этом SPKC, и эпидемиологи этот случай отмечают в своей статистике как завершенный. Но семейные врачи не спешат сообщить, что инфекционный случай «закрыт».
  5. Входят ли в ежедневную статистику повторные анализы (например, сделанные пациенту в больнице несколько раз подряд и оказавшиеся позитивными)? Повторные анализы есть и влияют на общее суммарное число анализов с начала эпидемии. В ежедневную статистику позитивных результатов включаются лишь впервые выявленные «ковид»-пациенты.
  6. В соцсетях о результатах тестирования в среду, 18 ноября, писали — «11% позитивных, надо понимать, что это означает: на самом деле заболевших гораздо больше, чем диагностировано!» Как нужно понимать процент инфицированных? В этот день — 18 ноября — был выходной, когда проверяют в основном людей с симптомами — и потому процент позитивных обычно оказывается выше.
  7. Один из комментаторов в Twitter написал: «Напомню, что в Литве все носили маски уже с лета. Не помогает». Так какая польза от масок? Правильное использование масок существенно снижает риск заражения — когда маски используются.

1. Какова на самом деле смертность от Covid-19?

Есть два связанных, но разных показателя смертности: первый, о которой нам сообщают ежедневно — это число умерших «с ковидом», и второй, с некоторой задержкой публикуемый по итогам месяца — умершие «от ковида». И «с» не всегда значит «непосредственно от».

Если этого не знать, то данные по смертности, которая опубликованы на сайте Центра профилактики и контроля заболеваний (ЦПКЗ, SPKC) и которую активно обсуждают в социальных сетях (например, здесь) — способны вызвать удивление: мол, столько разговоров про опасность Covid-19 — а число смертей от этого заболевания в Латвии явно не катастрофическое. Пока пиковым месяцем был апрель — 9 смертей. После чего — 1-3 умерших в месяц. Там же публикуются данные по числу скончавшихся от пневмонии и гриппа: в том же апреле — 33 смерти, в последующие месяцы — от 13 до 34 смертей.

Первое допущение, которое приходит в голову — часть «ковидных» смертей может попадать в летальные исходы от пневмонии. Но тогда недоумение возникает по другому поводу: в 2018 и 2019 годах, когда никакого «ковида» не было,  по тем же данным ЦПКЗ, месячное число смертей от гриппа и пневмонии было заметно — в полтора-два раза — выше, а в 2020-м налицо снижение.

«Первичные [ежедневные] данные о смерти больных “ковидом” поступают от лечебных учреждений. Их мы получаем каждое утро от каждой больницы. Это наша оперативная статистика. А уже окончательные причины смерти определяются иначе. Если “ковид” — первичная причина, эти смерти в итоге попадают в окончательную статистику. Но есть группа, которая в окончательную “ковидную” статистику смертей не попадает. Это те, у кого “ковид” был фактором, способствовавший смерти, но не первичной причиной, — пояснил Lsm.lv эпидемиолог Юрий Перевощиков, в ЦПКЗ возглавляющий департамента анализа рисков и профилактики. — Человек поступил [в больницу] с высокой температурой, у него диагностировали Covid-19, развилась пневмония, дали кислород, но пациент не выдержал и умер — тут не надо гадать о причине смерти. Но бывают случаи, когда у пациента диагностировали Covid-19, но при этом у него тромбозы и случился инфаркт. И инфаркт — основная причина смерти. Но, если бы не Covid-19, сейчас инфаркт бы не случился, и человек жил бы еще. Речь о том, что Covid-19 потенциально смертельно опасен для определенных групп людей. И, как и при других инфекционных болезнях, ясно, что люди умирают преждевременно, в том числе от осложнений хронических болезней, которые “ковид” дает. 

Вот от чего умер человек, если ему попала пуля в голову? От травмы, несовместимой с жизнью, или от того, что в него кто-то выстрелил? С “ковидом” зачастую так же.

Это в данном случае совершенно непринципиальный вопрос. Не знаю, почему именно эти цифры так обсуждают». 

На домашней странице ЦПКЗ есть подробное руководство по заполнению свидетельства о смерти (.pdf)— с конкретными примерами, в каких случаях в качестве причины смерти указывается «ковид», а в каких — нет, добавил Перевощиков. 

«В любом случае,

“ковид” приводит часть больных к смерти: от того, что вызывает тяжелую пневмонию, либо другие процессы в организме, которые приводят к обострению других хронических заболеваний,

— подчеркнул эпидемиолог. — Так же с и гриппом: у нас около 100 человек, которые были обследованы на грипп, умерли. С ними ясно, они были заражены гриппом, а не какой-то другой инфекцией, и это привело к развитию первичной или вторичной пневмонии. Но сколько еще умерло людей, у которых никто не брал анализ? У которых грипп спровоцировал процессы в организме, которые привели к состоянию, несовместимому с жизнью? Каждый год мы выпускаем бюллетени по гриппу, где есть очень наглядный график — общая смертность в стране, исключая смерти от травм. Там прекрасно видно, что общая смертность в Латвии [до сих пор была] самой высокой в период эпидемий гриппа».

Вернуться к началу

2. Смертей от гриппа зарегистрировано больше. Значит ли это, что он опасней Covid-19?

«Гораздо важнее смотреть на другие цифры — сколько умерло от общего числа госпитализированных с Covid-19, и сколько — из числа госпитализированных с гриппом. Весной в Латвии была разница в пять раз — в пять раз больше от “ковида”. Надо сравнивать вещи, которые реально сравнимы, — считает Юрий Перевощиков — Анализировать пики смертности от “ковида” в Латвии по месяцам — это, я считаю, пустое занятие. Потому что сама заболеваемость у нас была одной из самых низких в Европе, и это определяло малое число умерших. Если бы мы запустили ситуацию, как в Италии или как в Швеции, где уже 6 тысяч умерших от “ковида” в этом году…

Пересчитайте на размер населения Латвии, и представьте, что было бы, если бы инфекция у нас распространилась столь же широко. Была бы не сотня умерших, а за тысячу.

У нас и сейчас нет высокой заболеваемости Covid-19, в Латвии она [пока] в три раза ниже средней по ЕС, даже несмотря на рост в последний месяц. Поэтому оценивать общий рост смертности пока преждевременно. Вот когда мы увидим осеннюю статистику…»

Вернуться к началу

3. Почему число смертей от гриппа на фоне «ковида» упало по сравнению с предыдущими годами?

«В этом году у нас эпидемии гриппа, к счастью, не было. Она в Латвии в начале 2020 года сошла на нет, странным образом уступив место “ковиду”. Очевидно, меры, применяемые против “ковида”, оказались очень эффективными также и против гриппа. Посмотрите что было в Южном полушарии [где сейчас приближается лето]: заболеваемость гриппом в этом году там была необычайно низкая, потому что люди сидели дома, в изоляции, а эти меры эффективны при многих инфекциях», — указал Юрий Перевощиков.

Вернуться к началу

4. По данным SPKC, общее число больных приближается к 15 тысячам, и бывают дни, когда число выздоровевших не меняется совсем. Кто все эти числящиеся больными люди? 

«Да, я тоже видел [в соцсетях] вопросы — мол, откуда в статистике столько больных, что это за какие-то “непонятные люди”? Что значит “непонятные”?! У каждого есть имя-фамилия и персональный код, и с каждым проведена работа, — подчеркнул Ю. Перевощиков. — Вот как это работает: человеку в лаборатории делают тест на “ковид”, который оказывается позитивным. Лечащий врач смотрит, есть ли симптомы. Эпидемиолог тоже опрашивает индивидуально каждого: есть ли симптомы, что болит и так далее, и заносит в базу данных». 

«После того, как мы больного зарегистрировали, человек может попасть в больницу или лечиться дома под наблюдением семейного врача. Проходит 14 дней (а заразность обычно заканчивается в течение двух недель) и при легкой форме заболевания у человека больше нет симптомов. Его режим изоляции заканчивается. Если надо, закрывается больничный лист и наступает момент, когда лечащий врач завершает, как у нас это называется, “эпидемиологический случай”.

Человек признан более не заразным, врач сообщает об этом нам, и мы этот случай можем “закрыть” и в нашей статистике.  Но семейные врачи сейчас очень заняты и, как правило, не спешат нам сообщить,

что инфекционный случай закрыт. Но когда сообщают — мы включаем это в статистику, — рассказал Ю.Перевощиков. — Хотя, честно говоря, именно эта статистика нас меньше всего беспокоит. Важно другое: сколько занято коек в больницах, сколько госпитализировано тяжелых больных, сколько — средней тяжести. Сколько умерло. Сколько новых случаев. Это действительно важная статистика. 

А выздоровел ли человек до конца, или еще есть последствия для здоровья, когда этот инфекционный случай уже закрыт — это знает только сам человек и его семейный врач. Нам об этом не сообщают.  Да и понятие “выздоровевший” достаточно абстрактно. У многих переболевших остаточные явления и разные симптомы остаются надолго, на недели, даже на месяцы. Но эти люди уже не заразны. Нам, эпидемиологам, важно, чтобы врач принял решение о прекращении изоляции пациента — в соответствии с определенными критериями».

Вернуться к началу

5. Входят ли в ежедневную статистику повторные анализы (например, сделанные пациенту в больнице несколько раз подряд и оказавшиеся позитивными)?

«Конечно же, в [ежедневную] статистику позитивных результатов включаются лишь уникальные [впервые выявленные] “ковид”-пациенты, не важно, сколько раз их проверили до того. У нас на анализы теперь направляет врач, если есть симптомы. Если нет направления, человек может провериться за плату. Но

вряд ли у нас много фанатиков, готовых обойти за пару дней десять лабораторий, и в каждой заплатить за анализ....

Повторно обследуются люди, которые подвержены особому риску — например, медработники. Не каждый день, но, скажем, один раз сегодня, второй — через месяц… Если человек проверяется раз в месяц — так ведь он мог и заразиться через месяц. Таких повторных исследований, конечно, много, но ведь нельзя сказать, что здоровый сегодня человек через месяц не мог заразиться. Да, это влияет на общую суммарную статистику всех сделанных [с начала эпидемии] тестов — но во всем мире так считают», — объяснил эпидемиолог.

Вернуться к началу

6. Один из комментаторов в Twitter  о результатах тестирования в среду, 18 ноября, написал — «11% позитивных, надо понимать, что это означает: на самом деле заболевших гораздо больше, чем диагностировано!» Как нужно понимать процент инфицированных?

«Кто бы сомневался... Более высокая доля позитивных результатов [в этот день] — потому, что 18 ноября был выходной, и делалось меньше скринингов, т.е. проверок людей там, где есть риски вспышки заболевания. Например, в каких-то коллективах, где был зараженный. Такие скрининги внешне здоровых, бессимптомных, людей обычно дают меньшее число позитивных результатов. Когда в будние дни суммируются данные проверок людей с симптомами, и бессимптомных, процент позитивных обычно ниже. А

в выходные проверяют в основном людей с симптомами — и процент позитивных оказывается выше,

в чем мы и убедились 18 ноября», — рассказал Ю.Перевощиков.

Вернуться к началу

7. Один из комментариев в Twitter по поводу более высокой заболеваемости в Литве: «Напомню, что в Литве все носили маски уже с лета. Не помогает». Так какая польза от масок?

«Ни одно из мероприятий не является на 100% эффективным и не может полностью предотвратить распространение вируса. Поэтому важно соблюдать все рекомендуемые меры, поскольку каждая из них вносит свой вклад.

Первоочередная цель использования маски — контроль источника инфекции.

Правильное использование масок существенно снижает риск заражения —  когда маски используются, Но они никак не могут повлиять на предотвращение заражения, в ситуациях, когда они не используются — например, встреча в тесном кругу со знакомыми, если кто-то заражен, или если человек недостаточно тщательно моет руки и прикасается ко рту, носу или глазам. Поэтому нельзя сказать, что хоть маски [в Литве] все носят, это не помогает.

Помогает — там, где носят.

Но если потом человек целуется со своей знакомой, или люди без масок встречаются на вечеринке, где-то еще, — кто ж знает, может там кто-то уже заражен, — отметил эпидемиолог. — Мне кажется важным, что есть категория людей, которые сознательно отказываются воспринимать действительность. До сих пор есть люди, которые заявляют, что маска их не защищает. Да, ИХ маска защищает в меньшей степени, хотя какая-то фильтрация [и на вдохе] там есть. Главное — маска защищает ОКРУЖАЮЩИХ от ЕГО капелек слюны, которые выделяются [на выдохе] при дыхании и разговоре. При помощи маски мы защищаем в первую очередь не себя, а других. А некоторые из этого делают вывод: раз маска неэффективна для защиты МЕНЯ, я ее носить не буду! Это прямо красной линией у многих проходит», — заключил Юрий Перевощиков.

Вернуться к началу

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Популярные
Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить