Радость полета на продажу: не все владельцы дельтапланов имеют право вас катать

С наступлением теплой погоды в небе появились мотодельтапланы. Ну где же искать новых впечатлений, адреналина, как не в воздухе? Да и предложений множество. Правда, все они какие-то странные: завуалированы, прямых контактов никто вначале не дает. Неспроста: далеко не все пилоты ультралегких летательных аппаратов имеют право катать пассажиров. И уж тем более – продавать этот полет за деньги. Однако лазейки, как обойти закон, они находят. И называют это — дарить людям счастье, сообщает LTV7 в передаче «Личное дело».

Журналисты решили устроить эксперимент: полететь на дельтаплане, а заодно проверить – насколько безопасен полет и нет ли нарушений. Предложений в интернете множество — разные дозы адреналина за разные суммы, но прямых контактов вы не найдете. Исключительно подарочные карты. Без имени, без телефонов — лишь заманчивая реклама, обещающая незабываемые приключения. И только заплатив, вы получите желанный номер телефона. Такая уловка. Мало кто знает, что летные школы и аэроклубы вправе делать лишь ознакомительные полеты. Но не могут брать за это плату — и уж тем более делать на этом бизнес.

«Эти аппараты не могут использоваться для оказания платных услуг. Перевозка пассажиров недопустима. Это может только коммерческая авиация», — пояснил Александр Шукшин, начальник Управления авиации Погранохраны.

Однако полеты продают. А клиентов называют либо учениками — будущими пилотами, либо друзьями, а там поди разбери, сколько должна длиться дружба: 10 лет или всего минуту. Покупаем самое дешевое и, к слову, самое популярное предложение — полет над Ригой за 25 евро. Договариваемся с инструктором. Приезжаем в условленный час.

Сразу оговариваем: полет для нас — первый. Никакой подготовки. Вместо этого нас ставят перед выбором: дельтапланов два. Один — желтый за 25 евро, на котором должны были лететь. Другой — красный, по словам инструктора, гораздо лучше — с камерой, можно сделать фотографии на память. Но за красный надо доплатить 2 евро. И еще 5 евро — за фотографии. Настаиваем на самом дешевом варианте.

«Сложно, давайте на желтом! - Тогда в следущий раз. Он сломан. Увидели трещину...»

Ничего не поделаешь, приходится доплатить. То есть, уже не 25 евро, а 27. Чека не дают. Договора не заключают. От фотографий отказываемся. Точнее, пытаемся отказаться.

«Зря от фото отказываетесь… Ну так, фото или нет? Ни к чему не обязывает, созреете, через неделю приходите...»

Ни как устроен дельтаплан, ни правила безопасности, ни что делать в критической ситуации — не объясняют. Вместо этого рассказывают, где камера и в какой момент улыбаться: «Чтобы сфотографировать, надо нажать на эту кнопочку… пальчик вот сюда, можно поворачивать… смотрите в сторону...»  

Последние слова перед взлетом: связи с пилотом нет. Говорит, если вдруг что-то произойдет, стучите по плечу, но он все равно не слышит.

Вернувшись на землю, пассажир и спутники представляются: журналисты Латвийского телевидения.

 «Я никаких интервью не даю. И фотографию не размещать нельзя. Прошу не размещать. - Хочу попросить вас, показать документы, которые должны быть на борту: лицензия, здоровье. С нами инспектор Агентства гражданской авиации. – Пойдемте».

Но на борту дельтаплана никаких документов нет, хотя по закону они обязаны быть — без них мы не имели права подниматься в воздух. Пилот скрывается в ангаре, просит подождать.

«Лицензии пилота не было в кармане? Должна была быть, конечно!» — признал Карлис Плоциньш, инспектор Агентства гражданской авиации.

«Вы предоставляете услуги как частное лицо или от компании? - Мы делаем ознакомительные полеты для того, чтобы люди могли получить какое-то впечатление, для того, чтобы принять решение, хочет человек учиться летать или не хочет. У нас летная школа. - Мы с вами об этом даже не говорили. Вы не предлагали такую возможность. Я купила как купон. - Мы предлагаем эту возможность всем людям, потому что люди даже не знают, что есть такое прекрасное занятие, как летать. Мы дарим людям счастье. - Лицензия на коммерческую деятельность у вас есть? - Еще раз говорю, я как пилот-инструктор обучаю людей и предоставляю ознакомительные полеты».

«Есть все признаки ведения коммерческой деятельности. То есть предлагается услуга, человек платит за эту услугу деньги, и он ее получает. Следовательно — это уже коммерческая деятельность, что не может проводиться на сверхлегком летательном аппарате», — объясняет по телефону Александр Шукшин.

Потом случается странное. Инспектор Агентства гражданской авиации Карлис Плоциньш направляется к пилоту, но не затем, чтобы составить протокол о нарушениях.

«… Да я понял, понял. Пускай! Все? Я больше не нужен?» — и они расстаются.

«Почему не составили протокол? - Он у нас еще получит. Еще получит свой выговор», — успокаивает настойчивого корреспондента инспектор, уже сидя в машине.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно