Приемные семьи из-за «бардака» сами ищут «детей системы»

Беспорядок в списках детей, в обмене информацией между сиротскими судами, в общении с приемными семьями, нехватка единой и работающей системы — так в данный момент описывают ситуацию, с которой приходится иметь дело будущим приемным родителям, сообщает программа «Запрещенный прием» LTV.

Когда будущие приемные родители собрали все необходимые справки, отчитались о своем жилье, следующий шаг — пройти специальные курсы, где учат, как ухаживать за ребенком, как вести себя в кризисных ситуациях и как их разрешать. Курсы устраивает Агентство социальных услуг, по результатам — экзамен.

В данный момент в Риге курсы посещали 14 семей, все живут не в столице. Журналисты познакомились с будущими родителями — и связались с ними через месяц.

Последний этап — приход ребенка в семью. Определенного порядка не существует — должны ли родители звонить в сиротский суд и искать подопечного, или же государство предлагает взять конкретного несовершеннолетнего.

Закончив обучение, Ласма и Юрис из Екабпилса очень надеялись, что вскоре в их семью придет маленький ребенок. Пара выглядела воодушевленной.

Через месяц они взяли на воспитание пятимесячную девочку. Ласма рассказала, что сама договорилась с сиротским судом о конкретном ребенке.

«Я сама звонила по списку, который инспекция [на домашней странице] опубликовала, и там был Лиепайский сиротский суд. У нас из Лиепайского сиротского суда этот ребеночек. И там в списке было, что ей четыре месяца, и у нее есть братик... Но братик уже вроде как в семье у бабушки, и девочка одна в этом центре опеки. Созвонилась с Лиепаей — очень, очень хорошее отношение, они идут навстречу. Ни одного плохого слова о них... Есть разные диагнозы у девочки, но со всем можно жить. Для нас это не было препятствием»,

— поделилась она.

Прежде чем взять ребенка, семья связалась с врачами. «У меня вроде была уверенность, что ничего страшного, и я стала еще увереннее, обзвонив других. Да, есть поддержка, когда звоню что-то спросить. Мы не чувствуем себя одинокими во всем этом», — подчеркнула женщина.

В семье валмиерцев Ивара и Саниты четверо мальчиков и две девочки. Они хотели взять ребенка до десяти лет. «Мы могли бы девочку взять, но будет мальчик — значит, будет мальчик. Ребенок есть ребенок, мы готовы», — поделились они.

Однако через месяц ребенка у пары еще не было.

«Очень просто — там бардак в учете приемных семей. В сиротских судах и у других социальных работников информации очень мало. Где-то на том конце приемная семья — и это вся информация...

Мы даже все время пытались связаться с Инспекцией по защите прав детей, там есть куратор, которая за это отвечает. Она вроде пыталась помочь, но или не хотела, или не могла, сложно сказать. Потому что информация, которую она дает, устарела или не соответствует действительности. Таких детей там нет», — рассказал Ивар.

В результате семья даже сама ездила в детдом в Плявниеках.

«Одного ребенка посмотрели, поговорили с соцработником. Там сказали — они бы охотно этих детей поместили в приемные семьи, но они не знают, где такие есть и как с ними связаться»,

— добавил он.

Полного списка латвийских приемных семей нет ни в одном сиротском суде, у каждого — информация по своему краю. Если в конкретном крае семей не хватает или они переполнены, дети остаются в детдомах.

Эгия и Марек из Мадоны растят мальчика и девочку. Через месяц после окончания курсов они тоже еще не взяли ребенка.

«Мы с мужем решили, что месяц подождем, потом посмотрим. Остальные из нашей группы сами звонили и искали детей. Мы думаем, что пока подождем... Чтобы понять, как это все происходит со стороны сиротского суда, сотрудничает он или нет»,

— указала Эгия.

Сейчас учреждения сами не звонят потенциальным приемным родителям — такой вывод пара сделала из разговоров с другими семьями.

При этом список, по которому семьи могут сами искать детей, практически никуда не годится. «Нет таких детей. Они говорят, что нет, не знают, что в этих списках вообще есть. Я на самом деле не знаю, как у них это сотрудничество происходит. Можно видеть, что там очень много недостатков», — добавила Эгия.

Антра и Иво, семья из Елгавы, воспитывает девятилетнюю дочку. Семья хотела взять ребенка младше. Через месяц они рассказали свою историю.

«Я распечатала список сиротских судов, я звонила всем по очереди, я обзвонила более 30, несколько детдомов. В конце оказалась, что мы можем звонить и в детдома. Тогда мне на следующий день или через день перезвонил Иецавский сиротский суд, потому что у них искали из кризисного центра в Риге, просто семью искали, интересовались. И Рижский сиротский суд проинформировал, что у них приемной семьи нет.

Я была, конечно, в шоке, поскольку нас 6-7 семей, которые закончили [курсы], и мы в Рижском сиротском суде оставили свои телефоны. И все время нам обещали, что сообщат, сообщат, но ничего не сообщили»,

— рассказала Антра.

В конце концов семья сама отправилась в кризисный центр, где было двое детей — брат и сестра. Семья начала улаживать формальности с сиротским судом, искать двуспальную кровать.

Однако через две недели ситуация неожиданно изменилась. «Детей, к сожалению, отдали обратно. Дела у нас шли ужасно, потому что дома они выказывали очень сильную агрессию. Все шло так неожиданно, внезапно, там не надо было даже ждать конфликтных ситуаций.

Я даже сиротскому суду пояснения писала, что с 11 утра, когда мы приехали домой, до 9 вечера, когда мы пошли спать, постоянная агрессия шла, и не надо было ничего особенного ждать, чтобы получить удар. Взрослые нет, но собака, кот, наша дочка получали кулаком по лицу и так далее»,

— добавила она.

На предварительной встрече дети были гиперактивны — об этом предупреждал и кризисный центр, и сиротский суд, но про агрессию речи не шло.

Позже Антра писала объяснительную Рижскому сиротскому суду, который обещал пожаловаться на женщину самоуправлению — Елгаве.

С начала этого года появилось новшество: на домашней странице Государственной инспекции по защите прав детей доступна информация о детях, которым нужна приемная семья. В таблице — возраст, родство (братья/сестры), разделение на краевые сиротские суды.

Чтобы узнать, как работает система, журналисты обратились к сиротским судам. В Даугавпилсе рассказали, что уже давно просили обновить информацию, но этого так никто и не сделал. В Риге пояснили, что список некорректен. В Лиепае — что некоторых детей в таблице нет. В Плявини же о базе вообще не знали.

Государство пытается свести вместе семьи и детей, но инструмент пока не работает, как задумано.

Как уже неоднократно сообщал Rus.lsm.lv в серии публикаций «Дети системы», журналистское расследование, начавшееся с изучения фактов нарушений в Елгавском детдоме, позднее развернулось в масштабную общественно-политическую дискуссию о праве каждого ребенка жить в семье и о том, как обеспечить это право тем детям, которые по разным причинам оказались лишены родительской заботы. 

С нового года в Латвии выросло пособие для приемных семей — сумма зависит от числа детей. В прошлом году пособие составляло 113 евро. В этом году за одного ребенка будут выплачивать 171 евро; за двоих — 222 евро; за троих и более — 274 евро. Увеличилась также сумма на содержание усыновленного ребенка — вместо 90 евро родители будут получать 215 евро (за ребенка до 6 лет) и 258 евро (от 7 до 18 лет).

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно