Поколение Covid-19 — как пандемия повлияет на будущее детей

Закрытие школ, отсутствие активных занятий на открытом воздухе, прерывание привычных контактов, страх заразиться коронавирусом, тревога за близких и друзей, горе потерь — все это с начала этого года довелось пережить сотням миллионов детей многих стран. Насколько серьезными могут быть последствия?

Когда сегодняшние дети подрастут, будут ли они считать себя представителями «потерянного поколения», начало жизни которых омрачила тень глобальной пандемии? По мнению психологов и социологов, последствия нынешнего кризиса для детей могут растянуться на многие десятилетия.

Школьники могут сильно отстать в учебе, у многих возникнут задержки интеллектуального и эмоционального развития, у маленьких детей могут развиться страхи, а у подростков комплекс сильных стрессов увеличит риск психических расстройств. В статье, опубликованной на портале проекта BBC Future, автор — математик и писатель Дэвид Робсон — анализирует негативное влияние пандемии на детей.

Завтра в школу не пойдем!

Если поначалу отмена занятий вызвала у многих школьников бурную радость, то, судя по настроениям в соцсетях, уже через пару недель карантина дети заскучали и запросились обратно в школу. И немудрено — ведь они подвергались неведомым до этого стрессам: пребывание в кругу семьи 24 часа в сутки, сложности переключения на дистанционное обучение, вынужденное лишение ежедневного общения со сверстниками «в реале».

Самое масштабное воздействие Covid-19 на молодежь проявляется в закрытии школ. По данным ЮНЕСКО, карантины прервали нормальный образовательный процесс 1,57 миллиарда учеников в 190 странах — это 90% детей школьного возраста в мире. И, по состоянию на начало июня, четкие планы по открытию школ примерно для половины этих детей все еще не разработаны.

Какими могут быть последствия закрытия школ для интеллектуального развития ребенка? Некое представление об этом можно получить из предыдущих исследований, проведенных в американском штате Мэриленд, где школы зимой часто кратковременно закрываются из-за сильных снегопадов.

В 2007 году профессор Американского университета в Вашингтоне Дейв Маркотт проверил результаты стандартных тестов, которые сдают по окончании учебного года ученики третьего, пятого и восьмого классов.

Последствия закрытия школ в Мэриленде оказались наиболее серьезными для самых младших учеников: каждый потерянный день приводил к тому, что примерно на 0,57% меньше детей достигали ожидаемых оценок по чтению и математике. Из-за плохой погоды школы штата были закрыты в среднем на 5 дней, что привело к снижению общего уровня успеваемости примерно на 3%. То есть у одного из 30 учеников штата заметно снизилась успеваемость.

Это означает, что даже относительно короткие перерывы в обучении имеют очевидные негативные последствия. Если же школы закрываются на более длительный период, многие дети начинают забывать то, что уже знают, и исправлять это намного сложнее. У многих это происходит даже за время летних каникул, и особенно пагубно это для математики. По наблюдениям Маркотта, в США около 25% объема знаний, получаемых школьниками в течение учебного года, за лето забывается.

По мнению профессора, дистанционное обучение не сможет полностью заменить традиционный урок, поскольку в классе детям легче сосредоточиться. Учитывая, что время, проведенное в образовательном учреждении, формирует IQ, беспрецедентно долгий перерыв в школьном обучении может привести к серьезному пожизненному влиянию на умственные способности нынешних детей.

По поводу закрытия школ до сих пор ведутся споры — все еще неясно, какую роль сыграла эта мера в сдерживании эпидемии. Но то же самое можно сказать и о многих других карантинных ограничениях, поскольку пандемия продолжается всего пять месяцев — и последствия и эффективность мер пока трудно оценить.

В Норвегии аналитики государственного статистического агентства оценили экономический ущерб от закрытия на карантин детских садов, школ и высших учебных заведений. В масштабах страны получилась астрономическая сумма — 1,7 млрд крон (160 млн евро) за каждый день «локдауна». Сумма складывается из дохода, который недополучат в будущем сегодняшние школьники, и добавленной стоимости, которую не создали родители, вынужденные сидеть дома с детьми во время карантина.

Неравенство возрастет

Поскольку кризисы наносят самый ощутимый урон беднейшим слоям населения, ожидается, что пандемия и карантины на долгие годы углубят существующее неравенство. Эксперты опасаются, что в результате увеличится и так уже весьма значительный разрыв в академических достижениях детей из бедных и зажиточных семей.

Например, потеря знаний и учебных навыков во время летних каникул в США зависит от достатка семьи ребенка. Как показывают исследования, дети из более богатых семей за лето улучшают свои навыки чтения, в то время как дети из неблагополучного окружения осенью читают хуже, чем по окончании учебного года.

Перевод на домашнее обучение в условиях карантина предполагает наличие хорошего компьютера, надежного подключения к интернету и уединенного места для учебы. Понятно, что в бедных семьях такие условия создать сложнее, и поэтому дети из таких семей не будут нормально учиться «на удаленке». Недавнее исследование в Великобритании показало, что дети, живущие в достатке, тратят на домашнее обучение примерно на 30% больше времени, чем дети из бедных семей.

Помимо академических проблем, карантины сократят возможность осваивать и практиковать язык для детей иммигрантов первого поколения, что скажется на их дальнейшем образовании и трудоустройстве. Стоит помнить и о том, что экономические последствия кризиса — сокращения и увольнения, закрытие предприятий — повысят уровень бедности в целом на годы и десятилетия.

«Чем вы моложе, тем больше вероятность того, что последствия пандемии Covid-19 повлияют на вашу взрослую жизнь. Эти эффекты со временем накапливаются», — прогнозирует социолог бельгийского Левенского университета Вим Ван Ланкер.

Жертвы домашнего насилия

Наряду со снижением успеваемости эксперты ожидают ухудшение психического здоровья учеников, длительно сидящих дома в карантине. В большей степени это касается подростков. Этот возраст является критическим периодом для развития психических проблем, и без лечения эти проблемы будет гораздо труднее исправить в будущем.

Во многих странах в школах есть штатные психологи. Например, в США около 13% подростков получают профессиональную психологическую помощь в своих учебных заведениях. В условиях карантина эта помощь прерывается. Можно организовать дистанционные беседы и консультации, но эта практика сталкивается с тем же проблемами, что и дистанционное обучение. И здесь тоже больше страдают дети из необеспеченных семей.

«Для многих детей дом — это неприятное и небезопасное место, а школа предоставляет необходимое убежище», — признает Ричард Армитидж, эпидемиолог и эксперт в сфере общественного здоровья Ноттингемского университета. Во время карантинов во всем мире наблюдается рост домашнего насилия, и дети тоже становятся пострадавшими. «Когда семьи большие, а условия жизни не очень хорошие, вероятность домашнего насилия возрастает», — признает Ван Ланкер.

Магическое мышление

Помимо этого дети чутко реагируют на страхи и раздражение родителей — по поводу болезни, потери работы, ограничений карантинной жизни. Преподаватель кафедры психиатрии Оксфордского университета Элизабет Рапа отмечает, что у малышей часто проявляется «магическое мышление» — полагая, что причиной плохого события стали их собственные мысли или поведение, они винят себя без необходимости.

Чувство вины и неопределенности, временное ограничение свободы могут привести к долгосрочным поведенческим проблемам. Психиатр считает, что родители не получили достаточной информации об этих проблемах и способах их решения и что во время карантинов эмоциональные потребности детей игнорируются.

Таким образом, хотя детям были предоставлены обширные материалы о физических последствиях заболевания и способах предотвращения заражения, было дано очень мало рекомендаций о том, как справиться со стрессом. «Дети стали экспертами по коронавирусу, но их не учат, как справляться с сопутствующими психологическими проблемами», — считает Рапа.

Неясно также, как самоизоляция и физическое дистанцирование повлияют на развитие социально-эмоциональных навыков — таких, как воспитание чувств, самоконтроль и умение разрешать конфликт со сверстниками. В школах такое развитие осуществляется параллельно с учебой, но сейчас этот процесс тоже прерван.

В долгосрочной перспективе школам нужно будет отнестись с особым вниманием к ученикам, пострадавшим от кризиса сильнее других, и разработать специальные меры для компенсации академического отставания и лечения эмоционально-душевных травм. Только совместными усилиями родителей, учителей, социальных работников, психиатров и политиков мы сможем добиться того, чтобы наши дети были готовы решать проблемы и преуспевать в мире после Covid-19, заключает автор.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно