Почему «война с Covid-19» не самая удачная метафора

Атмосфера всеобщего стресса, внезапность, большие человеческие жертвы, необходимость вводить ограничения прав и свобод, перепрофилирование индустрии — все это роднит усилия стран по сдерживанию пандемии с войной против сильного и коварного противника. Это, безусловно, впечатляет, но есть в таком уподоблении и свои опасности.

Почти четыре месяца продолжается пандемия коронавирусной инфекции, и мало кто из политических и общественных лидеров устоял перед соблазном объявить войну новому коронавирусу и призвать сограждан победить врага.

«Мы на войне. Враг уже здесь, он невидим, и он наступает», — заявил президент Франции Эммануэль Макрон в телеобращении к нации. «Американский народ делает все возможное, чтобы противостоять этому ужасному невидимому врагу и одолеть его. Мы ведем войну, в истинном смысле этого слова», — заявил президент США Дональд Трамп. Мотивируя сограждан на борьбу с эпидемией, российский президент Владимир Путин совершил экскурс в далекое прошлое страны: «И печенеги ее [Россию] терзали, и половцы. Со всем справилась Россия. Победим и эту заразу коронавирусную».

Сравнение с войной часто используется для описания угрозы, которая, строго говоря, не является военной. За последние полвека с самых высоких трибун объявлялись войны по самым разным поводам: с бедностью, онкологическими заболеваниями, нелегальной иммиграцией, наркотиками и преступностью.

«Несмотря на то, что метафора войны весьма привлекательна как инструмент политической риторики, в ней есть свои «подводные камни», которые в случае пандемии Covid-19 особенно опасны», — считает Костанца Мусу, специалист по международным отношениям, доцент Университета Оттавы. Она излагает свои соображения по этому поводу в статье, написанной для независимого аналитического медиа-портала The Conversation.

Мы все теперь солдаты?

В сегодняшней риторике используются яркие образы военного времени, отмечает Мусу. Есть враг (вирус), стратегия (мы должны «сгладить кривую» и одновременно «спасти экономику»), герои передовой (медики), тыл (люди, сидящие по домам в самоизоляции), предатели (распространители ложной информации) и саботажники (нарушители правил социального дистанцирования).

Кроме того, политики говорят о необходимости принять срочные, решительные, а иногда и беспрецедентные в недавней истории меры (что в данной ситуации вполне оправданно): закрытие школ и общественных мест, запрет на поездки, закрытие границ. Власти напоминают гражданам об их чувстве долга перед страной и призывают их помогать родине в этот бедственный час.

Использование метафоры войны меняет наш статус. Теперь мы не граждане, а «солдаты», участвующие в военном конфликте. Таким образом политики исподволь призывают нас скорее к безоговорочному выполнению команд, а не к осознанному следованию разумным требованиям. Они взывают к нашему патриотизму, а не к солидарности и сознательности, считает аналитик.

На этой волне героического патриотизма во многих странах происходит сдвиг в сторону авторитаризма. Это происходит, например, в Венгрии, где премьер-министр Виктор Орбан обеспечил себе фактически бессрочные и очень широкие чрезвычайные полномочия (ранее Rus.Lsm.lv рассказывал о ситуации в Венгрии).

На Филиппинах президент Родриго Дутерте в контексте законопроекта о чрезвычайной ситуации в стране получил право наказывать людей, распространяющих ложную информацию об эпидемии, что можно легко использовать для подавления политического инакомыслия, считает автор статьи в The Conversation.

В Великобритании — стране с традиционно сильными демократическими институтами — закон о Коронавирусе дал властям полномочия задерживать и изолировать людей, запрещать публичные собрания, в том числе протесты, и закрывать порты и аэропорты. «Меры, которые я перечислил, беспрецедентны в мирное время. Мы ведем войну против невидимого убийцы и должны сделать все возможное, чтобы остановить его», — заявил британский министр здравоохранения Мэтт Хэнкок.

Враги и жертвы

Враг в этой войне определен — это новый коронавирус, но многие сочли нужным дополнить это определение. Президент Трамп, а следом за ним и другие американские политики не раз называли SARS-CoV-2 «китайским вирусом». Это привело к значительному росту расистских антиазиатских настроений в стране. После выявления первых случаев Covid-19 в США участились случаи нападения на людей азиатской внешности. По данным конгрессмена Джуди Чу, в конце февраля полиция фиксировала до 100 таких инцидентов в день.

Вдобавок к врагу-вирусу появилось много других неприятелей — уже среди сограждан. Жители крупных городов США, в которых эпидемия распространяется, как пожар, пытаются бежать из мегаполисов, чтобы пересидеть острую фазу кризиса в глубинке. Но жители глубинки небезосновательно считают, что «городские» неминуемо завезут заразу в их чистые городки и поселки. Соответственно, и отношение к пришельцам часто враждебное, отмечает Костанца Мусу.

Заболевшие коронавирусной инфекцией часто вызывают у окружающих не сочувствие, а отторжение. «Мы склонны верить в то, что плохое случается главным образом с плохими людьми. Мы уверены в том, что если кто-то заболел Covid-19, то он делал что-то неправильно — не мыл руки, не соблюдал правила социального дистанцирования и так далее», — пишет автор статьи о стигматизации больных на портале Harvard Business Review.

Многие видят врагов и в тех, кто нарушает карантин. Недавно мэр одного из округов Парижа обратилась к жителям с просьбой прекратить доносы на соседей, не соблюдающих карантинный режим. В некоторых регионах Франции такие жалобы составляют до 70% всех звонков на номер срочного вызова полиции. В результате номер постоянно занят, что создает угрозу для тех, кому действительно требуется вмешательство стражей порядка, сообщает портал rfi.fr.

Раз уж мы находимся в состоянии войны, как утверждают политики, то немудрено, что происходит укрепление националистических настроений и позиции «интересы моей страны превыше всего». В начале эпидемии в Европе многие страны запретили экспорт медицинских товаров (Rus.Lsm.lv уже писал об этом).

Очевидное отсутствие солидарности в Европейском союзе на первом этапе пандемии заставило многих предположить, что еще одной крупной жертвой коронавирсуса может стать сам Евросоюз, прогнозирует Мусу.

Борьба будет долгой, войска могут устать

Пока еще никто не может дать точный прогноз, когда этот кризис закончится. В лабораториях многих стран ученые разрабатывают вакцину и лекарства, но на получение действительно эффективных методов лечения и профилактики этой болезни уйдет достаточно много времени.

То есть победа над новым коронавирусом отодвигается в какое-то туманное будущее. Если мы пребываем в состоянии войны достаточно долго, то «усталость от битвы» может подорвать все наши титанические усилия по борьбе с пандемией. Поэтому будет лучше, если политические лидеры — и в этом кризисе и во всех «гражданских» остальных — вместо педалирования военной темы будут продвигать идеи гражданской ответственности и глобальной солидарности, заключает Костанца Мусу.

С выводами канадского аналитика согласен ветеран ЦРУ, профессор и аналитик-исследователь центра Brookings и Джорджтаунского университета Пол Пиллар. «Завершение борьбы с этой пандемией даже отдаленно не будет похоже на окончание Второй мировой войны. Даже те из экспертов, которые с оптимизмом ждут вакцины, не уверены в том, что Covid-19 можно истребить так же, как была ликвидирована оспа. Отказываться от твердых принципов и других приоритетов ради «победы» в нынешней «войне» неуместно. Необходимы устойчивые, долгосрочные соглашения, которые учитывают интересы общественного здравоохранения, экономического процветания, а также политические права и свободы», — пишет Пиллар в колонке онлайн-издания журнала The National Interest.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно