Разделы Разделы

Перед латышами — как будто ледяная стена: истории межнациональных семей

Живущей в Лондоне Сандре Мартинсоне, чей бойфренд — родом из Ганы, пришлось добиваться признания в Латвии среди своих, рассказала она в передаче «Глобальный латыш. XXI век» на Latvijas Radio. О своем опыте соприкосновения с людьми другой культуры также рассказала живущая в Египте Дигна Азубейда и переехавшая в Латвию Элайне Бразила Берзиня, чей муж — бразильский латыш.

Не воспринимают серьезно

Сандра Мартинсоне живет в мультикультурной среде Лондона, и там никого не волнует, что ее партнер, гражданин Великобритании — уроженец Ганы, и его кожа другого цвета. В то же время она заметила, что цвету кожи ее спутника жизни, а также детей уделяется повышенное внимание, когда она находится в Латвии или общается с родственниками со своей родины.

Живущие в Великобритании латыши, с которыми пересекались пути семьи Сандры, поначалу тоже были несколько скептичны и могли задавать неловкие, а иногда и расистские вопросы.

«И для моей семьи, и для друзей это был процесс трансформации. Поначалу, может, казалось, что это у Сандры такой заскок — мол, надо подождать, и все пройдет, и можно не воспринимать серьезно мое желание создать семью с представителем другой расы», — рассказала Сандра.

Она пыталась подходить ко всему этому с холодной головой, но вопросы порой действительно звучали невообразимые. Начиная с того, нет ли у него особого запаха, заканчивая сомнениями об истинности чувств, ведь мужчина из Африки наверняка  будет с белой женщиной только по финансовым соображениям.

Нередко высказываются сомнения насчет профессиональных способностей партнера Сандры, хотя он является высококлассным профессионалом в своей области.

Сандра признает, что признания среди своих пришлось добиваться. «Когда мои ближайшие друзья и семья сами встретились с моим партнером, познакомились, пообщались — им пришлось признать, что он нормальный парень. Но это произошло не сразу, должно было пройти время. Ничего подобного, конечно, не было бы, если бы я сказала своим, что дружу с Янисом из Бауски», — говорит она.

В Египте  — комфортно

Примерно то же о своем муже рассказывает Дигна Абузейда, которая вышла замуж за египтянина: признание пришло только после личного знакомства.

«Когда он приехал в Латвию, пришлось столкнуться с предрассудками из-за того, что он из Египта, из другой культуры. Сначала у родителей был языковой барьер. Но, поскольку он очень хорошо говорит по-английски, он нашел общий язык с моими друзьями, они с моими друзьями достигли понимания, тем более, что он симпатичный человек и хорошо принимает латышскую культуру», — говорит Дигна.

У окружающих была масса вопросов: чем он занимается, будет ли у Дигны, когда она уедет в Египет, собственная жизнь, не придется ли ей принять ислам и носить платок на голове  — и, может, ее вообще не будут выпускать из дома.

Живя в Египте, Дигна чувствует себя комфортно: египтяне принимают ее, как свою. Дигна считает, что все зависит от того, насколько открыт человек, и от его готовности принимать самих египтян.

Рассказывая об опыте своего мужа, Дигна заметила: «Перед латышами — как будто такая ледяная стена. Поначалу они за тобой наблюдают, присматриваются. Если ты их встретишь снова, они уже будут более дружелюбными. Хотя в целом у латышей доброе сердце, и они очень гостеприимны. Познакомившись с моим мужем, они говорят, что он какой-то «другой» египтянин и мусульманин».

Бразильянку в Латвии приняли тепло

А вот живущая в Латвии бразильянка Элайна Бразила Берзиня говорит, что ее здесь приняли очень тепло. Хотя и допускает, что, возможно, это потому, что цветом кожи она в толпе не выделяется. Элайна вышла замуж за бразильского латыша, с 2002 года живет в Латвии и получила латвийское гражданство.

Так как детство Элайны прошло с темнокожими друзьями, ее удивил вопрос семилетней дочери, чей жизненный опыт ограничен Латвией: «Мама, а темнокожий человек — такой же, как мы?»

Элайна говорит, что испытала шок: «В тот момент я забыла, что она выросла в Латвии. Она не росла в Бразилии, где разнообразие — это часть повседневности. Моя старшая дочь, которой уже больше 20, выросла среди темнокожих, а у младшей ничего такого не было. Так в отношении «других» и формируются предубеждения».

Кто такие латыши?

Научный сотрудник Латвийского университета Мартиньш Капранс, который только что закончил исследование «Межкультурные стереотипы и предубеждения в Латвии», отмечает, что в больших городах и маленьком поселке отношение к [расовому] разнообразию будет разным. Больше всего иностранцев в Риге.

Исследование показало, что чаще всего с неприятием сталкиваются мусульмане и ромы. Больше об этом исследовании можно прочесть здесь.

Капранс отмечает, что лучше жить в сплоченном обществе, где сосед с соседом из разных культур могут сосуществовать и договариваться друг с другом.

«Главное в следующие десять лет будет понять, кто мы такие, латыши, и как мы можем расширить наше понимание того, кто такой латыш. Важно, чтобы латыши были максимально открыты для всех, кто хочет быть латышом », — считает ученый. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить