Разделы Разделы

Молодая мама может потерять работу. «Нелогичные» последствия минимальных взносов соцстрахования

Вступившие в силу с 1 июля изменения законодательства, из-за которых минимальные взносы соцстрахования (не менее 170 евро в месяц) нужно платить даже за тех работников, кто «не добирает» до минимальной зарплаты, приводят к рискам различного отношения и, возможно, дискриминации на рынке труда, считают опрошенные Rus.LSM.lv эксперты. И — парадоксальным образом — пострадать могут и те, кого, казалось бы, новый закон защищает железно.

«Жаль, что в будущем будет трудно или почти невозможно найти работу тем, кому она так необходима», — говорила в опубликованной недавно Rus.LSM.lv статье директор сети Pica Lulu Майя Зариня. Это — про тех, кто раньше устраивался в пиццерию на несколько смен в неделю, и, соответственно, получал меньше минимальной зарплаты. С 1 июля наниматели должны платить за таких сотрудников взносы соцстрахования, как с полной «минималки» — и некоторые уже решили «подрабатывающих» или не брать совсем, или брать, но только тех, для кого в законе сделано исключение (студенты, родители детей младше 3 лет, пенсионеры и т.д. — всего 9 групп). 

Теперь нередко в вакансиях, где речь идет о подработке меньше чем за минимальную зарплату, так и пишут — с указанием конкретной группы, убедился Rus.LSM.lv. На популярном портале объявлений только в разделах по поиску дворников и ночных сторожей (дежурных) есть

несколько совсем свежих объявлений, где критерий отбора — «ищем физически активного пенсионера», «желателен пенсионер», «требуются пенсионеры». 

Желание предпринимателя не переплачивать социальный налог за не сделанное фактически — вполне объяснимо. Но делать это критерием отбора персонала, и, например, брать на соответствующие вакансии только налоговых «льготников», отказывая остальным — с правовой точки зрения плохой вариант, который может быть чреват судебным разбирательством. 

Омбудсмен: это недобросовестная практика

В Бюро омбудсмена Rus.LSM.lv сообщили, что понимают ситуацию, в которой оказались предприниматели. Однако практику приема на подработку с зарплатой меньше минимальной только тех, к кому не относится норма об обязательном минимальном соцналоге, считают недобросовестной. Такой подход нарушает принцип — право должно применяться добросовестно и добропорядочно. А тут

задетыми оказываются права других работников на равную возможность трудиться, например, с меньшей нагрузкой.

«Омбудсмен призывает Министерство финансов и правительство учесть соответствующие “настроения” предпринимателей, и искать возможности, как улучшить введенный порядок», — сообщила пресс-секретарь Бюро омбудсмена Эвита Берке.

Объявления о вакансиях наподобие «ищем пенсионера-дворника», в Бюро омбудсмена тоже считают противоправными. 

«Жалобы такого рода пока не поступали. Но, на первый взгляд, в объявлениях [о вакансиях] такое

выделение конкретной группы лиц, которую целенаправленно приглашают на работу, чтобы не применять минимальные платежи обязательного социального страхования, противоречит принципу правового равенства.

Требование принадлежать к определенной группе не обосновано профессиональными критериями, поэтому, по мнению омбудсмена, она противоправна.» — сообщила Берке.

ПОЗИЦИЯ

Может ли наниматель брать на работу с зарплатой меньше минимальной только те группы лиц, за которых по закону не нужно платить минимальные социальные взносы (1), и можно ли в объявлениях писать, например, «требуется пенсионер» (2)? Вот ответы Трудовой инспекции.

1. Оценка соответствия претендентов вакантной должности — в компетенции работодателя. Однако обращаем внимание, что пригодность претендента для конкретной работы обосновывается квалификацией, навыками, опытом или, например, специфическими знаниями, наличием различных сертификатов и разрешений, если это является объективным и обоснованным условием занятия соответствующей деятельностью, — а не соответствием/несоответствием претендента какой-либо из групп налогоплательщиков. 

Если в процессе установления трудовых правовых отношений работодатель нарушил запрет на различное отношение, согласно https://likumi.lv/ta/id/26019#p34 части первой статьи 34 Закона о труде претендент имеет право подать иск в суд в трехмесячный срок со дня получения отказа работодателя установить с ним трудовые правоотношения. Если работодатель при отборе претендентов допустил различное отношение (право лица на работу ограничено на основании критериев, которые признаются дискриминирующими), в соответствии со второй частью 34-й статьи Закона о труде претендент не имеет права требовать установления трудовых правовых отношений в принудительном порядке. Лицо с помощью суда может требовать возмещения убытков и возмещения морального ущерба. В случае спора размер возмещения за моральный ущерб устанавливается судом по своему усмотрению. 

2. В объявлении о работе (сообщении работодателя о свободных рабочих местах) разрешается выдвигать только обоснованные требования к исполнению должностных обязанностей. В https://likumi.lv/ta/id/26019#p32 статье 32 Закона о труде установлены общие правила, которые работодатель обязан соблюдать при составлении объявлений о найме. При этом подчеркиваем: согласно содержащемуся в Законе о труде регулировании, работодателю запрещается указывать в объявлении о работе ограничения по возрасту, за исключением случая, когда согласно закону лица в установленном возрасте не могут выполнять соответствующую работу. Если выдвинутое в объявлении о работе требование не является обоснованным, и вследствие его неисполнения [наниматель] отказывается установить трудовые правоотношения, претендент имеет право обратиться в суд.

Такого же мнения придерживается и Государственная трудовая инспекция, которая имеет право штрафовать работодателей за нарушения законодательства — в том числе за «различное отношение» Набирать кадры, исходя из того, какой у них режим налогообложения, — это нарушение Закона о труде, сообщили в инспекции (полный комментарий — во врезке).

Но есть и другое мнение.

Экономия на налогах — слабый аргумент, но...

Государство может продуманно защищать отдельные группы, которые, например, находятся в менее выгодной ситуации на рынке труда. Если же речь о конкретном работодателе (который хочет нанимать только эти группы) — вопрос в том, насколько он может доказать,что делает это не для уменьшения налоговых платежей, а чтобы помочь государству в решении этой задачи, считает Алексей Димитров, специализирующийся на правах человека юрист фракции «Зеленых»/ Европейского свободного альянса в Европарламенте.

«Европейское законодательство дает возможность отступать от принципа равного отношения на рынке труда, если это государственная политика. И тут важен вопрос, насколько само государство покажет, что это регулирование (с 9 группами исключений в нынешней версии закона) было введено осознанно — для поддержки на рынке труда конкретных групп. Потому что, если человек, которого не взяли на работу, пойдет в суд и на основании Закона о труде начнет тяжбу о дискриминации — например, если работодатель на полставки хочет взять не его, а только пенсионера, — работодателю придется полагаться на государственную политику, и ему будут важны аргументы государства. Аргумент бизнеса, что мы хотим платить меньше налогов, и поэтому дискриминируем кандидатов по возрасту — не думаю, что в суде он сработает», — указал Rus.LSM.lv Димитров. 

Впрочем, в том, что подобные дела в Латвии вообще могут дойти до суда, он совсем не уверен. Косвенная дискриминация (например, по возрасту — в случае требования к кандидату на вакансию, чтобы тот был пенсионером) означает длительное и трудоемкое судебное разбирательство, на которое у юристов может не хватить пороху. «Вопрос, насколько люди будут осознавать это, как проблему, и обращаться к юристам, насколько омбудсмен будет активен — у нас ведь именно он отвечает за принцип недискриминации. Пока у нас таких дел до Верховного суда доходит немного — в год на пальцах одной руки можно пересчитать», — полагает Димитров.

Впрочем, нанимателю в случае судебного процесса о дискриминации будет еще сложнее:

«Это не обязанность работника — доказать, что дискриминация была, а работодателя — доказать, что дискриминации нет.

Именно работодатель будет обязан доказывать в суде обоснованность и соразмерность этого требования — например, что требуется именно пенсионер. Он может сказать — это осознанная политика государства, оно поддерживает группу пенсионеров, в том числе налоговыми льготами. Но насколько он сможет в суде доказать, что это и правда осознанный шаг государства? Зависит от стенограмм Сейма или правительства, где этот вопрос обсуждался».

Отличное дело для суда Сатверсме

«Это — точно и без вопросов — отличное дело для Конституционного суда», — оценил в разговоре с Rus.LSM.lv новые нормы (но не реакцию работодателей) известный юрист Эдгар Пастарс, специализирующийся как раз на конституционном праве. 

«Тут сталкиваются два интереса. Одно дело — социальное обеспечение, важность которого акцентировалось и в практике Суда Сатверсме. Но в данном случае важен вопрос про группы исключений — насколько хорошо они определены. Не забыта ли какая-то группа или специфическая ситуация», — считает он.

Законодатель осознает, что есть люди, которым нужна эта неполная занятость, и, если они не платят полные социальные взносы — это окей, потому что их статус не предусматривает полную занятость, пояснил Пастарс. Но

Конституционному суду стоило бы оценить, нельзя ли создать дополнительный, более эластичный механизм, который учитывал бы и другие группы и ситуации. 

«Исход судебного разбирательства в большой мере зависит от того, кто подает иск — [например,] если это человек в таких обстоятельствах, что каждому ясно: да, тут [тоже] несоразмерно требовать полные социальные взносы. Думаю, спор в суде может быть только об этом. Но не о том, может ли законодатель требовать минимального платежа соцналога. Он — может. Конечно, остается момент, что кто-то из-за этого регулирования может вообще потерять работу. И кому тогда от этого будет лучше? Это трудный вопрос», — признает юрист.

От оценки, насколько соответствует законодательству «выборочный найм» именно льготных групп, Пастарс воздержался. 

Кого государство «обидело»

«Конечно, забыло!» — заочно отвечает эксперт Конфедерации работодателей (LDDK) Петерис Лейшкалнс на вопрос Пастарса, не забыло ли государство включить в список «льготников» кого-то еще. У самого Лейшкалнса есть вопросы, как минимум, по трем категориям.

«Например, инвалиды третьей группы. У этих людей потеря трудоспособности составляет от 25% до 59%. И теперь государство сказало, что за этих людей нужно платить соцналог по меньшей мере с минимальной зарплаты. Зачастую это для них значит — работать в полную смену. Это негуманно и неправильно», — считает Лейшкалнс.

Вторая группа, по которой правила нужно доработать — родители: «Если у кого-то есть ребенок младше 3 лет, или трое детей, или ребенок-инвалид — тогда, чтобы к таким родителям не относилось требование о минимальном соцналоге, нужно ему самому или супругу внести в налоговую книжку этих детей. Но если человек работает за половину минимальной зарплаты (то есть, за 250 евро) — он не может полностью использовать свой необлагаемый минимум, который составляет 300 евро. Тогда это мог бы сделать [внести ребенка в налоговую книжку] другой родитель, который зарабатывает больше — но в законе написано только про супруга (это так — .pdf). Но ведь в жизни бывают ситуации, что супруг не является родителем ребенка, или когда родители не состоят в браке. То есть,

в законе прописано условие, которое абсолютно не в тему».

Третья группа — студенты старше 24 лет. В действующей версии закона исключения распространяются на учащихся не старше 24 лет. «Если ты сразу [после школы] поступил в вуз и учился там 4-5 лет, то — окей. Но, например, медики ведь учатся дольше», — говорит Лейшкалнс. 

(Не) лучшее время повышать налоги

Эксперт LDDK уверен — принимать такой закон, когда экономика еще не оправилась от «ковидного» кризиса, не стоило. Лейшкалнс не согласен и с тем, что новые требования существенно уменьшат теневую экономику: «В основном маленькие зарплаты платят там, где реально маленькая рабочая нагрузка. А типичная теневая экономика — это, наоборот, минимальная зарплата плюс “в конверте”.

Данная политика скорее, наоборот, увеличит нелегальную занятость

— кто-то вообще начнет работать без договора. Обычно это люди, которые в силу личных причин не могут брать больше, чем полставки, и у которых нет той квалификации, чтобы при частичной занятости заработать больше минимальной зарплаты». 

С другой стороны, минимальный социальный налог — это забота о тех, кто зарабатывает совсем мало, чтобы у них в будущем была хотя бы какая-то пенсия, а в случае проблем с работой — пособие, заочно парирует Александр Мухлинкин, вице-президент Союза свободных профсоюзов Латвии.

Но проблема в том, что подработку из-за минимальных соцвзносов могут потерять именно социально незащищенные люди — в том числе те же инвалиды третьей группы, жители провинции, заочно же отвечает ему Лейшкалнс.

Непредвиденные последствия — всё по закону

Закон непредвиденных последствий — понимание того, что решения, принимаемые государством, порой могут приводить к результату, неожиданному и даже противоположному изначальным ожиданиям, — в первой половине XX века популяризировал американский социолог Роберт Кинг Мертон. Люди могут реагировать на изменения правил совсем не так, как ожидало правительство, — а последнее не способно предусмотреть все реакции. У нас более известна версия этого закона от российского экс-премьера Виктора Черномырдина: «Хотели как лучше, а получилось как всегда».

И в истории с минимальными социальными платежами, как выяснил Rus.LSM.lv, такие

непредвиденные негативные последствия уже просматриваются — причем для тех, кто, казалось бы, именно этим законом защищен железно.

Вот пример, о котором Rus.Lsm.lv стало известно уже после выхода предыдущего материала. Среднего размера продуктовый магазин в провинции. Продавщицы в основном работают в полную смену, 40 часов в неделю, и получают больше минималки — от 600 евро в месяц. Но одна смена разделена на двоих «полставочниц». Система нравилась всем: позволяла составлять график гораздо более гибко. Так было до первого июля.

Одной из «половинок», Санте, неполных 20 лет. Она мать-одиночка, живет с родителями, и эти 300 евро в месяц для нее важны. Казалось бы, на нее изменения в законе повлиять никак не должны: ее ребенку — год, а родители детей младше 3 лет внесены в список исключений. Но вторая «полуставочница», теперь уже бывшая коллега Санты, в группу исключений не входила. С ней трудовые отношения уже прекращены «по соглашению сторон». 

Санту же владелец магазина пока предупредил: не сможет найти ей напарника, за которого по закону не требуется доплачивать минимальные социальные взносы — будет искать человека сразу на полную смену.

Финала у этой истории пока нет: Санта работает свои 4 часа в день, и надеется, что хозяин все же найдет еще одну «льготницу». Если нет, она потеряет место: взять полную ставку она никак не может — днем оставить ребенка не с кем.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить