Как Южная Корея отразила первую атаку Covid-19

 По данным на понедельник, 23 марта, в Южной Корее было зарегистрировано наименьшее число новых случаев заболевания COVID-19 с момента пиковых значений в начале этого месяца. После Китая это вторая наиболее сильно пострадавшая от коронавируса страна в Азии, но надежда, что опасная болезнь там отступает, начинает выглядеть реальной. Южнокорейские рецепты по сдерживанию эпидемии могут пригодиться там, где риски новых заражений пока что угрожающе высоки.

Первые результаты принятых в Корее мер, видимо, и позволивших достаточно оперативно переломить ситуацию и спасти множество жизней, в онлайн-издании американского журнала National Interest подводит профессор южнокорейского университета Донгсео Джастин Фендос.

Главную роль в процессе сдерживания эпидемии играют три ключевых составляющих, полагает он. Это

  • оперативное информирование населения,
  • эффективная программа взятия анализов,
  • последовательность в проведении противоэпидемических мер.

Изоляция очага проведена

Распространение COVID-19 в Южной Корее началось предположительно в первых числах февраля в группе приверженцев религиозной секты Синчхонджи города Тэгу. Свыше пяти тысяч членов этой группы были заражены, а в целом на город Тэгу пришлось до двух третей всех выявленных в стране случаев инфицирования коронавирусом.

Население Тэгу — 2, 4 млн. жителей, число инфицированных на момент написания статьи — 6066. Для сравнения профессор Фендос приводит свой город Пусан, который находится в часе езды на поезде от Тэгу: население — 3,4 млн, случаев COVID-19 — 107.

Статистика по городу Ульсану в получасе езды от Тэгу: 1,2 млн жителей и всего 28 случаев. По мнению профессора, эти данные свидетельствуют о том, что местным властям удалось принять своевременные и адекватные меры по сдерживанию заболевания – при том, что железнодорожное сообщение с Тэгу было ограничено, но не прекращено совсем.

Похоже, пик пройден

В разгар эпидемии, 3 марта, число новых выявленных за сутки случаев достигло 851. В течение следующих 20 дней этот показатель снижался, хотя и с кратковременными резкими подъемами. По состоянию на сегодня, уже 12 дней подряд число вновь заболевших не превышает 100. Корейский центр по контролю и профилактике заболеваний 23 марта сообщил о 64 новых случаях COVID-19 — это наименьшее число с момента пика эпидемии.

По данным портала Worldometer , общее число заболевших коронавирусом по состоянию на 23 марта в Южной Корее — 8961, зафиксировано 111 смертей, выздоровели 3166 человек. Таким образом смертность в этой стране составляет на данный момент 3%. Активных случаев все еще много — 5625, из них 59 (1%) признаны серьезными или критическими. В общей сложности уже протестировано более четверти миллиона человек. Население Южной Кореи — 51,4 млн.

«Мы пока не придаем большого значения числам. Несмотря на тенденцию к снижению, наш главный приоритет — предотвращение спорадического группового заражения и заболевания среди репатриированных», — заявил Reuters Юн Тэ-хо, генеральный директор по делам общественного здоровья в министерстве здравоохранения Кореи. Из новых случаев заболевания 13 приходятся на приехавших из-за рубежа. Проверки на границах ужесточены, введен обязательный двухнедельный карантин для прибывающих из долгосрочных поездок в Европу.

Как этого удалось добиться?

По всей видимости, четко сработали три главных метода сдерживания эпидемии, названные профессором Фендосом.

  • Оперативное информирование населения об очагах инфекции

Население должно быть немедленно проинформировано о новых потенциальных очагах инфекции. Это поможет по возможности держаться от них подальше и принять обоснованное решение о необходимости пройти тест на коронавирус. В Южной Корее районы и места, которые могли посещать люди с выявленным диагнозом COVID-19, можно отследить в реальном времени на правительственных сайтах, жителям этих районов также рассылаются соответствующие SMS.

Дается информация по адресам и названиям буквально всего — от кафе до церквей и торговых центров. Указываются маршруты автобусов и линий метро, с приблизительным временем поездок вновь выявленных инфицированных — чтобы люди могли своевременно решить, надо ли подвергать себя риску или лучше все же поехать на другом транспорте. Это не только демонстрирует прозрачность действий правительства, но и позволяет сосредоточиться на тех, кто мог заразиться с большей вероятностью, отмечает автор National Interest. (Аналогичным образом информацию распространяют, как уже писал Rus.Lsm.lv, эпидемиологические службы Литвы.)

  • Эффективная программа анализов

Прозрачность мало что даст в отсутствие эффективной программы тестирования. Для многих стран этот пункт оказывается самым сложным. Бюрократия, противоречащие друг другу правила, недостаток мощностей для производства наборов для анализов и сокращение финансирования уже внесли свой вклад в потерю драгоценного времени, в то время как вирус продолжает стремительно распространяться.

В Южной Корее было несколько иначе: в течение недели с момента вспышки заболевания четыре компании получили разрешения начать производство наборов для тестов — общим числом до 24 тысяч в день. Распространение наборов тоже было молниеносным, тут помогла армия, и комплекты ежедневно доставлялись в 118 пунктов тестирования по всей стране.

  • Последовательность действий

И еще один элемент эффективного сдерживания — последовательность. В Южной Корее существует единый унифицированный протокол: если на каком-либо объекте выявлено инфицирование, он немедленно закрывается и стерилизуется. Все люди, побывавшие в этом месте, должны пройти тест на COVID-19 и отсидеть карантин.

Ближайшие перспективы

С учетом нарастания эпидемии в мире южнокорейцы могли бы быть готовы к тому, чтобы закрыть границы и ждать, пока не будет готова вакцина. К сожалению, более 45 процентов ВВП Кореи, так или иначе, зависит от экспорта, замечает профессор Фендос. Это означает, что изоляция приведет к огромным потерям рабочих мест и банкротствам. Импорт не менее важен. Около 76 процентов всего зерна, потребляемого в Южной Корее, импортируется. Это значит, что изоляция может привести к голоду.

Еще одна важная проблема — усталость общества. Границы открыты, и корейцы должны быть готовы к долгой кампании бдительности. Иностранцы неизбежно будут привозить вирус, и местные власти должны реагировать соответственно. Постоянное чрезвычайное положение кажется маловероятным, но постоянная потребность в бдительности, растянутая на многие месяцы или даже на год, не кажется чем-то нереальным, уверен автор.

Он предполагает и два крайне неблагоприятных прогноза развития ситуации там, где быстро сдержать эпидемию не удастся.

Во-первых, коллапс системы здравоохранения, которая просто не справится с одномоментным притоком большого числа тяжелых пациентов.

Во-вторых, беспорядки, которые могут возникнуть вследствие нехватки продуктов и товаров первой необходимости. Если целые страны или регионы окажутся парализованными из-за эпидемии, разрыв цепочек поставок может ограничить доступность продуктов питания. Хотя пока еще нет признаков того, что это произойдет, правительствам было бы полезно заранее изучить уязвимые места, заключает автор. 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно