Личное дело

Спортшколы в ауте

Личное дело

Personīgā lieta

Животный трафик: больной щенок

«Животный трафик»: больной щенок

Контрабанда породистых собак из Беларуси в Латвию — массовое явление. Большая часть щенков не зарегистрирована, у них нет прививок. Какие болезни они везут — никому неизвестно. В этой преступной цепочке есть все: заводчики, разводчики, курьеры, продавцы. В нашей стране собаки легализуются, им ставят чипы, делают евродокументы. Дальше они едут как породистые животные в богатые европейские страны, где их продают за большие деньги. Расследование программы «Личное дело» Русского вещания LTV7, которое длилось полгода. Это первая часть из цикла «Животный трафик».

А началось всё с обращения в редакцию «Личного дела». Девушка в сентябре 2019-го на портале ss.com нашла объявление: продается карликовый шпиц, 600 евро. Веселый, ласковый. Есть все необходимое: европаспорт, чип, родословная. Продавец в дом не пускала. Знакомство происходило на улице, в соседнем дворе. Показала щенка и якобы папу.   

«На следующее утро вижу, что объявление пропало. Звоню, спрашиваю: «Что, уже купили?» Продавец отвечает: «Нет, нет». Мол, увидела, что щенок мне понравился, поэтому специально для меня зарезервировала. Но если я его не возьму, тогда ее сестра дочке в Англию отвезет», — рассказывает пострадавшая.

Девушка решилась на покупку. Проблема появилась на пятый день. Утром у щенка началась рвота, потом понос. Еще через полчаса — судороги. Собаку срочно отвезли в ветклинику. Два дня она провела в стационаре. Ветеринары еле вытащили его с того света со словами: «Такую собаку вообще нельзя продавать. У него генетическое заболевание». Лабораторные анализы показали воспаление печени. Плюс гипогликемия — резко упал сахар в крови.

В клинике вам сказали, что такого щенка…
— Вообще нельзя продавать. У него генетическая болезнь. Он не растет. У него вес был 800 граммов, но продавец говорила, что это померанский шпиц, что так и должно быть. 

Два дня в клинике обошлись в 200 евро. Щенка девушка вернула продавцу. После некоторых споров и разбирательств ей отдали деньги за собаку, но не за лечение. В общем, на этом история и должна была закончиться. Но она только начиналась. Через неделю после реанимации объявление с больным щенком вновь появилось на портале ss.com. «Личное дело» решило связаться с продавцом:  

— Алло.
— Здравствуйте, я звоню по объявлению, хочу посмотреть собачку.
— Да, пожалуйста. Какую? У меня два щенка.
— Шпица, смотрю объявление. Мальчика, карликового шпица. 600 евро.
— Да. Нет, нету. Он уже продан.

Больной щенок уже уехал в новую семью. Но тут же предложили двух других щенков. Журналисты «Личного дела» пришли на встречу.

«Здравствуйте, проходите. Девочку прятала, чтобы не прыгала. Не разувайтесь, проходите. Собаки тоже гуляли. Это Амур — папа. Это наша мама. А вот наши дети, пожалуйста», — рассказывает продавец.

По ее словам, оба мальчика — родные братья. Вот их мама, вот их папа. То есть вроде как серьезные заводчики. Все документы на руках: европаспорт, латвийский чип, сделана первая прививка. Щенкам два месяца. Но один из них подозрительно маленький. Продавец сразу заявляет: он с браком, неправильный прикус. Его отдают без родословной, по дешевке, за 450 евро.  

«Жизни не очень угрожает то, что у него неправильный прикус. Но, в принципе, может выглядеть некрасиво. Я не знаю — у меня же первые щенки такие. Сама еще не понимаю, как это будет выглядеть. Врач сказала, может быть, ничего не будет видно. А, может быть, будут видны зубки, клыки. Если не дорастет челюсть, то трудно сказать. А так, по мне, он красивее, чем тот», — говорит продавец.

Второй щенок покрупнее. И гораздо дороже — 1200 евро. Здоровый, породистый, с родословной. Такого, по словам продавца, и на выставки можно, и в разведение.

— Этот будет копия Амура. Уже видно, одно лицо.
— Дымчатый такой.
— Он будет рыжий, он такой не будет. Нет-нет-нет, это детская шубка. Он полиняет, все выкинет. Он будет как мама с папой. Не бойся.

Журналисты «Личного дела» отправились в Продовольственно-ветеринарную службу (ПВС), которая отвечает за контроль домашних заводчиков, и написали заявление. Перед Новым годом был получен ответ: проведена внеплановая проверка, начато административное дело. Инспекторам продавец уже рассказала другую историю: щенки алиментные, то есть мама у них совсем не та, которую нам показывали. Рождены не в Латвии, а приехали из Литвы. Но проверить, действительно ли они родились в Литве, а не, скажем, в Беларуси, России или Украине, где цены на собак в разы дешевле, — невозможно. В Латвию они приехали без документов. 

«Животные были ввезены и продавались без соответствующей документации. Щенки также перед продажей не были зарегистрированы в Латвийском центре сельскохозяйственных данных. Сумму штрафа будет называть нечестно, но в любом случае, она была немаленькой», — заявил замглавы Рижского управления Продовольственно-ветеринарной службы Гундарс Симановичс

Поскольку щенки приехали в Латвию без документов, то и верить родословным нельзя. В ПВС не исключают, что они были подделаны. Узнать дальнейшую судьбу больного щенка тоже невозможно. Продавец рассказала инспекторам, что продолжала его лечить, а когда он выздоровел, в том числе от генетического заболевания, которое вылечить невозможно, она его продала.

«Если у щенка все в порядке со здоровьем, никто не может ей запретить его продать. Ничего, что он был болен», — добавляет Симановичс.

Больной щенок мог остаться в Латвии, а мог, как и предупреждала продавец, уехать в Англию. Там померанцы стоят еще дороже. А на латвийском портале ss.com и дальше продолжали появляться объявления со знакомым номером. В продаже был щенок очень редкого, белого окраса. Откуда он взялся в семье, где два рыжих шпица — загадка природы.

Вторая часть

Третья часть

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно