Открытый вопрос

Обзор событий недели

Открытый вопрос

Поддержка туризма и экспортеров на 70,2 млн. евро: кому дадут?

Обзор зарубежных событий

ЕС преодолел противоречия, что делает его мировым исключением — аналитик

Глобальные международные организации — например, ОБСЕ — созданы в основном коллективным Западом — и продвигают его ценности. Эти ценности, однако, для многих стран оказываются непонятными, а то и вовсе неприемлемыми. В результате государства задаются вопросом, а так ли им нужно участие в этих структурах, сказал «Открытому вопросу» Латвийского радио 4 международный обозреватель Андис Седлениекс.

Договориться все сложнее и сложнее

Специалист Института мировой экономики и международных отношений Российской академии наук Сергей Уткин так прокомментировал кадровый кризис в Организации по безопасности и сотрудничеству в Европе (ОБСЕ):

«Для организации, которая основывается на политических обязательствах, которая не имеет даже полноценного устава, все очень сильно завязано на доброй воле стран-участниц. Если эта добрая воля отсутствует, то организация во многих отношениях оказывается парализованной. То, что страны-участницы не смогли договориться о лицах, которые займут ведущие позиции в этой организации — включая пост генерального секретаря — довольно неприятный сигнал: в многосторонних структурах [...], оказывается, договориться все сложнее и сложнее.

Здесь и известные противоречия между ведущими странами. Но, оказывается, даже не они, может быть, являются камнем преткновения, потому что в нынешнем кризисе ОБСЕ противоречия пошли не по линии США — Россия, как это бывало раньше, а из-за позиции ряда стран — Таджикистана, Азербайджана, Турции».

Он пояснил, что работа ОБСЕ основана на консенсусе: если одна страна не согласна с каким-то решением, то нет и решения. И получается, что основная идея организации — принципы демократического устройства и прав человека работают для всех — дает сбой. Все заметнее оказываются страны, которые не так уж хотят соответствовать условному политическому «евростандарту» и готовы реализовывать свои национальные интересы без оглядки на ОБСЕ и другие многосторонние структуры.

«Для такой многосторонней структуры, построенной на консенсусе, это серьезный удар. Но пока не смертельный. Будем надеяться, что все-таки получится найти компромисс, потому что в конечном счете эта структура полезна для диалога. Мы видели, как в ситуации очень тяжелого украинского конфликта она оказалась фактически единственной площадкой, которая позволила сформировать миссию наблюдателей в зоне конфликта на востоке Украины. И все-таки это международное присутствие содействует, может быть, не урегулированию, но хотя бы снижению напряжения в зоне конфликта», — считает Уткин.

Евросоюз — исключение, которое дает надежду

По его словам, ОБСЕ не единственная международная организация, столкнувшаяся в последнее время с трудностями (другой яркий пример — Всемирная организация здравоохранения, которую покидают Соединенные Штаты).

«Все довольно сложно. Казалось бы, пандемия и кризисные процессы должны были подвигнуть людей к мысли, что нужно сотрудничать, но на практике во многих случаях происходит наоборот: участники считают, что нужно тянуть одеяло на себя — и ни на кого больше не надеяться.

Возможно, единственным случаем, где это искушение удалось преодолеть и все-таки друг с другом взаимодействовать, является Европейский Союз. Там при всем драматизме, с каким шли переговоры по бюджетным вопросам, по вопросам будущего ЕС, все-таки удалось договориться в первом приближении. Это, может быть, исключение, которое дает надежду. Хотя исключение понятное: ЕС по сравнению с любыми другими международными организациями существенно более интегрированное, сплоченное объединение, и это дает результат», — считает российский специалист.

Приходят непонятные люди и предлагают абсолютную ересь

В свою очередь, международный обозреватель газеты Diena Андис Седлениекс отметил, что в международных организациях обостряются мировоззренческие противоречия между странами-участницами.

«Я бы сказал, что практически все эти многосторонние организации созданы условным коллективным Западом. И они продвигают ценности этого условного коллективного Запада. Ситуация [за последние годы] поменялась. Для большинства стран мира эти ценности непонятны и даже неприемлемы. И есть такие страны, которые больше не видят смысла во всем этом. Они готовы осуществлять в одностороннем порядке свои интересы в том виде, как они их понимают.

Если [президент Азербайджана] Ильхам Алиев считает, что у него в стране с правами человека в все в порядке (а в понимании шиитского ислама все действительно в порядке), и тут к ним приходят непонятные люди и начинают им объяснять вещи, которые в шиитском исламе считаются абсолютной ересью…. появляется вопрос: а зачем Азербайджану в этом участвовать?», — объясняет он причины, по которым международные организации все хуже справляются с ролью глобальных медиаторов.

По словам Седлениекса, проблема в том, что, с одной стороны, есть давление стран, которые проповедуют либеральные и даже ультралиберальные ценности, а с другой — есть сопротивление сторонников все более популярного в мире консерватизма в различных его проявлениях. И в странах, где консерватизм стал мейнстримом, все чаще задаются вопросом: а что мы в этих организациях делаем? Отчасти поэтому все большую роль в мире играют не глобальные, а региональные структуры — «клубы по интересам».

«В принципе, мы наблюдаем кризис существующего миропорядка. Так будет совсем точно. И он подразумевает и кризис договоров, организаций, экономического порядка, и всего прочего. И каким может быть выход [из кризиса], до сих пор неизвестно», — считает Седлениекс.

О глобалистах, трампистах, сталинистах и троцкистах

Рассуждая о роли США во всех этих процессах, он обратил внимание на конфликт в самом американском обществе, где есть два мощных лагеря — условные глобалисты и условные трамписты. Хотя, по словам гостя передачи, цель у обеих сторон одна — Америка должна быть великой и всеми руководить, пути достижения это цели предлагаются разные и даже взаимоисключающие.

«Разница между ними примерно такая же, как между троцкистами и сталинистами. Троцкий хотел гнать «красных коней» до Индийского океана, а Сталин считал, что это приведет к краху всего — и что сначала нужно собраться с силами.

У Дональда Трампа тактика точно такая же: нам [США] нужно остановиться, отказаться от всего лишнего, собраться с силами, перестроиться… Трамп, конечно, не новый Сталин — просто он выбрал похожую тактику (кстати, в рамках демократических правил). Просто он выбрал тактику, предполагающую, что нужно отказаться от перманентного продвижения всемирной демократии и экономических интересов, что нужно сосредоточить силы, обновить экономику страны — и потом вернуться в новом качестве, сказав: “А мы вернулись! Вы наверное уже соскучились?”», – заключил Седлениекс.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно