Декларации должностных лиц собирают пыль: тщательно проверяют только некоторые

Проверка деклараций должностных лиц позволила обнаружить, например, лимузин, который управляющий Рижским свободным портом Леонид Логинов получил в наследство от отца, факты о бизнесе главы Службы среды Инги Колеговой и многое другое. В результате вновь началась дискуссия о совершенствовании системы контроля подобных деклараций, сообщает Latvijas Radio.

В этом году Служба госдоходов (СГД) получила 63247 деклараций должностных лиц.

Айнис Латишс, глава Отдела администрирования данных должностных лиц государства, указал, что СГД проверяет, «подана ли декларация в указанный срок, а также подана и заполнена ли она определенным образом».

Тцательная проверка деклараций проводится, если получена жалоба, что в документе указаны неполные или ошибочные сведения: при получении информации от Бюро по предотвращению и пресечению коррупции или заявлению самого должностного лица.

Такие случаи нередки, поскольку сами должностные лица замечают ошибки в своих декларациях, рассказал Латишс. По его словам, для расширения деятельности у службы не хватает ресурсов — в этой сфере заняты только 22 человека. Они работают и в столице, и в регионах и занимаются как приемом документов, так и консультациями. Каждый сотрудник должен проверять в день по меньшей мере 11 деклараций.

Тщательной проверки нет. Латишс признал: возможно, должностное лицо уже несколько лет подряд подает декларацию, но ее ни разу не проверяли.

По его словам, у некоторых должностных лиц в декларации указан минимум информации. Но эти люди не входят в «группу риска» — не занимаются предпринимательской деятельностью, не совмещают несколько постов. «Есть ряд должностных лиц, для которых риск коррупции минимален», — добавил он.

Тщательная проверка деклараций должностных лиц также не входит в список обязанностей Бюро по предотвращению и пресечению коррупции (БППК). Илзе Юрча, замглавы бюро по вопросам предотвращения коррупции, указала: ведомство использует декларации как вспомогательный инструмент.

Руководство бюро считает, что у БППК нет ни людей, ни ресурсов для тщательной проверки деклараций, поэтому ведущую роль должна играть Служба госдоходов, которая, оценив информацию, может прибегнуть, например, к аудиту физических лиц.

Этот инструмент, считает Юрча, СГД может использовать, если в декларации физического лица есть информация о крупных подарках, значительных накоплениях и тому подобном.

При проведении углубленной проверки декларации должностного лица СГД использует данные Единой государственной земельной книги, Дирекции безопасности дорожного движения, Управления по делам гражданства и миграции, а также информацию о налогах, собранную самой Службой госдоходов.

«Когда должностные лица готовят декларацию, максимум информации «вписывается» автоматически. Не секрет, что по каким-то соображениям должностные лица эту информацию, которая вписывается, удаляют. Это относится и к части про родственников, было очень много интересных казусов. Есть и другая информация, которую удаляют», — рассказал Латишс.

Согласно подготовленным Министерством финансов поправкам к Закону о предотвращении конфликта интересов, СГД планирует обязать должностных лиц при заполнении декларации указывать данные в сравнении с уже имеющейся в распоряжении службы информацией.

Кроме того, уже начата работа над алгоритмом, который позволит искать декларации, потенциально содержащие факторы риска.

В поправках также указали другие новшества, например, ограничение объема накопленных наличных денег , а также обязанность должностного лица подавать дополнительную декларацию, если получил (или получила) подарков, имущества или займов сумму, превышающую 20 минимальных зарплат (7400 евро)

«Это, конечно, шаг вперед», — считает Юрча.

Айнис Латишс уверен, что стоило бы вернуться к уже работавшей когда-то системе — каждый год тщательно проверять хотя бы небольшую часть поданных деклараций. Айнар Латковскис, глава Парламентской комиссии по защите, внутренним делам и предотвращению коррупции, также считает, что такие проверки необходимы.

Однако и для этого Службе госдоходов необходимы дополнительные ресурсы, в том числе — бюджетное финансирование.

За прошлый год, по данным Генеральной прокуратуры, в суд подано только одно уголовной дело о нарушении статьи 219 Уголовного закона (ответственность за ложную информацию, поданную в декларации имущественного характера). В этом году таких дел нет.

По этой статье осудили не одно должностное лицо, в том числе и Дайниса Лиепиньша, который в ходе разбирательства лишился депутатского мандата.  

Латишс указал, что за ложные данные в поданных декларациях должностных лиц редко привлекают к уголовной ответственности. Решение об административных штрафах принимают гораздо чаще: в прошлом году заплатить их обязали 340 должностных лиц, 146 из которых наказали за несоблюдение указанного в законе порядка заполнения деклараций.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Аналитика
Аналитика
Новейшее
Интересно