Владимир Иванов: почему боксерский финал Бриедис — Дортикос все ближе к фарсу и «маппет-шоу»

Чрезвычайная ситуация не просто строгая вещь, но и очень жестокая в сложившихся обстоятельствах. Тут не может быть никаких снисхождений или исключений. Ни для кого! Спорт — одна из тех областей человеческого бытия, которую нынешняя ситуация по объективным причинам выкосила напрочь. Вот и в Латвии прокатилась беспощадная волна всевозможных переносов соревнований в лучшем случае и отмен — в худшем. О многом приходится жалеть, чего уж там. Но больше всего — о так и не состоявшемся финале Всемирной боксерской суперсерии (WBSS) в первом тяжелом весе с участием нашего Майриса Бриедиса и кубинца Юньера Дортикоса. Кажется, мы его никогда так и не увидим.

Надо отдать должное организаторам этого поединка — компании Sauerland Event в лице Калле Зауэрланда, который после выбора Риги как места проведения финала в первом тяжелом весе (до 90,7 кг) делал все возможное, чтобы праздник получился на славу. На самом деле это был беспроигрышный вариант и хорошо отработанный, так как именно в латвийской столице, если кто не забыл, проходили четвертьфинал и полуфинал первого сезона WBSS в этой весовой категории (Бриедис против кубинца Майка Переса в октябре 2017-го и Бриедис против украинца Александра Усика в январе 2018-го, будущего чемпиона серии, которому наш Лачплесис проиграл, но, как по мне, это все равно его лучший бой за всю карьеру), именно Рига летом прошлого года стала базой для полуфиналов и во втором сезоне (Бриедис против поляка Кшиштофа Гловацки и Дортикос против американца Эндрю Табити).

На фоне пустых трибун где-нибудь в Чикаго (четвертьфинал Бриедиса во втором сезоне) или полупустых в Москве (финал первого сезона), где также WBSS засветилась, переполненная и бурлящая «Арена Рига» смотрелась просто фантастически.

Так что Риге не смогли в итоге составить конкуренцию даже богатые шейхи с Ближнего Востока, которые в итоге зажали свои миллионы, отказавшись от проведения на своей территории решающих боев.

Итак, все шло к тому, что Бриедис в марте 2020-го получит отменную поддержку (ближе к весне этого года, по информации организаторов, было продано уже более 8 000 билетов), проведя в родных стенах свой главный в карьере бой. Мало кто сомневался, что хозяин не проиграет, а потому все уже были в предвкушении очередной пламенной и эмоциональной речи Бриедиса в ринге с латвийским флагом на спине и чемпионскими ремешками на поясе (на кону финала стоит не только трофей Мохаммеда Али, но также титулы чемпионов мира по версиям IBF и журнала The Ring). Но пандемия коронавируса спутала все карты, разрушила все мечты и развеяла все грезы. И это не просто высокопарные слова. На самом деле

этот финал четко вырисовывался как бой жизни для Бриедиса, тот самый, после победы в котором он мог бы со спокойной совестью повесить перчатки на гвоздь и уверенно заявить, что жизнь удалась. Увы, сценарий приходится переписывать — всем без исключения, в ужасной спешке, буквально на ходу, когда много неизвестных и нет никакой ясности — что будет завтра.

Если строго следовать хронологии событий касательно этого финала, то из-за того, что в Латвии в середине марта была объявлена чрезвычайная ситуация, бой Бриедиса и Дортикоса оперативно был перенесен с 21 марта на 16 мая (главная причина — запрет на проведение в стране массовых мероприятий с участием на тот момент более двухсот человек). После того, как ЧС в нашей стране продлили до 12 мая, стало понятно, что никакого боя 16-го числа в Риге не будет. Это заставило организаторов выступить с очередным извинительным заявлением: «WBSS изучает развитие ситуации с COVID-19. В нынешних условиях возможная дата финала WBSS в первом тяжелом весе между Майрисом Бриедисом и Юньером Дортикосом не может быть определена. Наш главный приоритет  — это здоровье и безопасность боксеров, зрителей, официальных лиц и работников, участвующих в Суперсерии. WBSS предоставит дополнительную информацию по мере развития ситуации».

Это заявление, фактически, капитуляция, а для кого-то четкий сигнал — отмена (был бы перенос, фигурировала бы дата). Вопрос в другом — в нынешних условиях возможно ли вообще проведение такого поединка? Кажется, о таком бое вскоре надо будет забыть, иначе он превратится в фарс. Да и сроки поджимают: согласно регламенту, «дедлайн» финала — это три месяца с начальной даты, то есть 21 июня, позже уже нельзя. В противном случае нужно всю процедуру запускать по новой. Да и о самих спортсменах надо подумать. И так уже их зимние тренировочные сборы пошли коту под хвост — зря потраченное время и деньги уже не вернуть. Подготовка к бою в комнатных условиях — это несерьезно на таком уровне. И кого мы тогда увидим в ринге в июне, в каком состоянии будут финалисты — и физическом, и функциональном? О каком-то пике формы говорить точно будет неуместно. Это будут не те Бриедис и Дортикос, которых мы привыкли видеть в деле. Плюс берем в расчет и фактор границ. То есть даже при условии, что режим чрезвычайной ситуации к лету будет смягчен или даже отменен, это не будет означать автоматического их открытия.

Дортикос сейчас находится в США, у себя дома во Флориде, и тоже в полном неведении. И что — снова двухнедельный карантин при въезде в Латвию? Это уже несерьезно. В таком случае, при соблюдении всех формальностей и процедур, вместо финала с участием достойных соперников нам могут подсунуть замученных и растренированных атлетов, сколько бы кругов ежедневно они ни наматывали во дворе своего дома. Залы ведь все закрыты. Что же могут нам предложить взамен?

На этой неделе прозвучал еще один запасной вариант, который поможет вроде как не выбиться из графика и определить победителя второго сезона WBSS. Додумались до того, что рассматривается вариант организации такого боя... в телевизионной студии. Если это шутка, то не очень удачная. Нам только боксерского «маппет-шоу» не хватало (англо-американская телевизионная юмористическая программа, выходившая в 70-80-е годы, в которой основными действующими лицами были куклы-маппеты). Действительно, это будут не боксеры, а какие-то куклы. Со стороны кажется, что Калле Зауэрланд, а именно он в этой ситуации главный кукловод, готов идти на все, на самые сумасшедшие ходы, дабы провести финал во что бы то ни стало. Информированные источники сообщают о двух сценариях развития событий. Первый — тот самый маловероятный с появлением Дортикоса и его команды в Рижском аэропорту. В мае об этом говорить неразумно, да и июнь под большим вопросом. Самый запасной вариант — та самая телевизионная студия где-нибудь в Германии или Великобритании (вот почему на ум мне тут же пришла аналогия с известным британским кукольным шоу). Разумеется, никаких зрителей в студии не будет, кроме операторов. Зато телевизионная трансляция будет спасена, да и аудитория будет сохранена. Она уж точно не окажется обделенной, жадно впиваясь в свой телевизор. Ну хорошо,

я понимаю, что шоу должно продолжаться, но не в таком же странном формате. Нужен ли такой финал любой ценой — большой вопрос. К тому же не думаю, что сами боксеры с радостью примут такое предложение «а-ля суррогат». Разве что их могут убедить внушительные гонорары.

На самом деле прискорбно, что Майрис Бриедис вынужден быть заложником ситуации и не в состоянии на нее хоть как-то повлиять. Мне кажется, он заслуживал другой концовки карьеры — волшебной, триумфальной, с овациями любимой публики. Ведь наверняка мало кто мог себе представить году эдак в 2010-м, что этот не самый заметный персонаж на рингах Латвии (в чемпионатах страны он никогда не был на первых ролях и считался когда-то перспективным разве что в кикбоксе) со временем станет символом профессионального бокса в нашей стране, который с легкостью будет собирать полные трибуны «Арена Рига», и люди без сожаления будут расставаться с сотнями евро, чтобы заполучить билетик получше. Но у Майриса все получилось! Несмотря на чехарду с тренерским штабом, на шишки, которых он набил превеликое множество, на скандалы и предательство... Через многое он прошел, но с коронавирусом не поспоришь и одной левой в нокаут его не отправишь, как делал он это в своих 19 боях (всего на профессиональном ринге Бриедис провел 27 боев, одержав в них 26 побед, 19 из них — досрочные). Если уж своего последнего слова 35-летний Бриедис еще не сказал, все равно это должно произойти где угодно, но только не в искусственном пространстве телевидения.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно