Владимир Иванов: одна «бронза» Латвии на Играх-2018 – не провал, но и спать не надо

Олимпиада в южнокорейской деревушке Пхенчхан с населением в 40 000 жителей, о существовании которой еще недавно большинство и не догадывалось, завершилась. Получилась она какой-то странной, честное слово: с пустыми трибунами на любимом биатлоне, что выглядело дико и непривычно для европейцев, с конфузом, который приключился с латвийским скелетонистом Мартином Дукурсом (медаль должна была быть железно, но случился пшик), с непредсказуемым хоккейным турниром, ставки на который принимать было бесполезно из-за его скромненького уровня, с очередным мельдониевым скандалом «сделано в России». И что – все было так плохо?

Наверное у тех, кто находился в гуще событий, вживую видел выступления российских фигуристок Алины Загитовой и Евгении Медведевой, рукоплескал уникуму из Даугавпилса Денису Васильеву, выпучивал глаза от пережитого в хоккейном финале Германия – ОАР (Олимпийские атлеты России), открыв рот или затаив дыхание следил за выступлением сноубордистов-акробатов из США и мог на расстоянии вытянутой руки лицезреть легендарную норвежскую лыжницу Мариту Бьорген с румянцем на щеках, все кажется не таким мрачным. Тут вам горы, тут – океан, тут граница с КНДР, а еще мощнейший ветер, который пару дней сдувал все на своем пути. Но как быть остальным с пультом в руках с морозной Риге в три часа ночи? Тысячу раз прав глава Международного Олимпийского комитета Томас Бах, которые произносит долгожданные слова о том, что зимним видам спорта пора возвращаться домой, в те страны, которые являются их колыбелью, намекая на будущий выбор хозяйки Игр 2026 года.

- Мы чувствуем, что пришло время вернуться к корням зимних Олимпиад. К этому моменту у нас открыты три новых места для проведения Игр – Сочи, Пхенчхан и Пекин. Но нельзя просто посадить новые семена и при этом забыть о корнях. Мы хотим вернуться к истокам. Хочется показать, что мы можем организовать Игры на тех объектах, что будут использоваться и после окончания турнира. Так, в Париже и Лос-Анджелесе уже сейчас готово 90 процентов инфраструктуры, это то, чего мы хотим и для зимних Олимпиад. В МОК решено вернуться к традиционным для зимних видов местам. Будет это Европа, США или Азия, пока не известно. Но Норвегия, без сомнения, входит в этот список.

Правда, оптимизма заметно убавляется, если знать, что в 2022 году белая Олимпиада пройдет в Пекине. Снова Азия, снова Китай, как в 2008-м, а следующую летнюю Олимпиаду принимает через два с половиной года столица Японии - Токио. Так что круг замкнулся – коммерческие игры идут вслед за большими деньгами, в страны со стабильной и растущей экономикой. Вот и на LTV7 придется задуматься о переименовании своего специального блога с «Корейской морковки» на что-то японское и такое же гастрономическо-банальное (суши подойдут в самый раз, ну или ядовитая рыба фугу).

Что на выходе у Латвии с ее 35 спортсменами в составе («спасибо» вам, хоккеисты)? Скромно, но со вкусом - место среди 30 медальных стран-счастливчиков и гордиться мы сегодня можем всего лишь бобслейной «бронзой» Оскара Мелбардиса и Яниса Стренги. Мало? Разумеется. Картинку, признаться, в начале февраля мы рисовали совсем иную. А потому определение «всего», касательно одной медали, это не издевка. В Сочи было четыре как-никак, чуть раньше в Ванкувере – две. Отсюда и повышенные требования.

Одна медаль – мало, тут без вопросов и дискуссий.

Но ведь еще было два четвертых места (Силова и Дукурса-младшего), два пятых (Дукурса-старшего и четверки Мелбардиса) и два шестых (оба – в санях). Вроде как удовлетворительно.

Да и сами чиновники перед поездкой в Южную Корею открытым текстом говорили – будет одна медаль, значит все не зря. Так получите...

В реальности, лишь самой малости не хватило, чтобы завалить болельщиков наградами и заставить корейских товарищей наизусть выучить гимн Латвии. Понятно даже дилетанту - в спорте нельзя что-то программировать заранее, если даже на подготовку спортсменов ушли миллионы бюджетных денег. Как-никак, речь идет о дорогущем спорте высших достижений. Понятна и болельщицкая психология – никто не хочет ждать еще четыре года, всем хочется отдачи здесь и сейчас, моря позитива и нескончаемых побед.

Ну-ну... Тут можно привести целый список олимпийских неудач, которые случились в Пхенчхане со звездами мирового спорта (посмотрите, к примеру, кто сходил с трассы у горнолыжников). Еще раз подчеркну – все бывает, тем более на крутых виражах и склонах.

Да, можно с завистью смотреть на успехи скандинавов – вроде в этих странах живет не так много народу, а медали у них сыплются как из рога изобилия (Финляндия, которая на самом деле не Скандинавия – около 5,5 млн жителей, в Швеции - 10, в Норвегии – 5,2 млн, в Дании – 5,7, которая осталась, между прочим, без наград), но зато сколько побед. Правда, никто не говорит при этом о традициях, школе, системе. На севере Европы любят любой спорт, зимний – и подавно. Там эта любовь взращивается с пеленок.

У нас же главный тренер сборной Латвии по бобслею Сандис Прусис, спец номер один в стране в этом техническом виде спорта, упоминает такие выражения, как «каменный век», говоря о применении технологий в обработке полозьев у латвийских саней.

И это один из примеров того, что у нас нет никаких предпосылок брать на Играх две, три или четыре медали, как это было четыре года назад. Даже на таком олимпийском уровне, выходит, у нас все держится на энтузиастах, которые выигрывают титулы и становятся героями Олимпиад вопреки, а не благодаря.

Откуда тогда такой скепсис? Просто в Сочи планка была поднята очень высоко, и к этому все быстро привыкли (как же – в России у саночников было два третьих места, а сейчас два шестых, но, настаиваю, это все равно нельзя считать провалом). Лучше спросите у тех же эстонцев – что у них не так с лыжами, биатлоном, двоеборцами, у наших соседей, на которых мы привыкли равняться во всем, не только в спорте. Денег на своих спортсменов они не жалеют, хотя также считают каждый евро. Но никто у них не кричит после «пустышки» в Пхенчхане – караул, всех увольняем, все меняем... Давайте дальше продолжать работать: у Латвии с 1992 года восемь наград Зимних игр, у Литвы, понятное дело – ни одной, у эстонцев – семь. Вот и все, что хочется посоветовать нашим федерациям.

Расслабляться, разумеется, тоже не стоит, но и паниковать после единственной «бронзы» нет большого смысла. Взгляните на медальный зачет: Латвия сумела опередить такие страны, как Болгария, Андорра, Грузия, Исландия, упомянутая Дания, где, сами понимаете, от снега на шарахаются.

Прошла Олимпиада и прошла – это уже история. Выводы пусть делают в министерских кабинетах – куда лучше перенаправить средства, как точечно помочь одной или другой федерации, где наметился прогресс (Латвийская федерация ледовых видов спорта, к примеру). Вон, в Голландии десятилетиями делают ставку только на конькобежный спорт, и все счастливы, ловя золотую рыбку исключительно на большом овале. Так что специализация — не такая уж плохая штука. До Пекина – четыре года работы. Сохранить, что наработали и не растерять, что приобрели полезного в Пхенчхане, и тогда все получится. Не нужны медали любой ценой, и не ими зачастую измеряются успехи или неуспехи людей и целых организаций. Система в работе, дисциплина помноженная на страсть, тонкий расчет и скорейшее внедрение современных технологий - за этими «буйками» должны следовать наши тренеры и их воспитанники, ученики и последователи, все те, кто на самом деле является нашей самой большой ценностью.

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Рекомендуем

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить