Владимир Иванов: футбольные истории с ЧМ-2022 в Катаре нужны латвийским мальчишкам тоже

Футбольные люди в эти дни, как мне кажется, самые счастливые на планете. В день по четыре игры, и все равно никакой «передозировки» нет и в помине. Есть такое выражение – футбола много не бывает. И это как раз тот случай, когда восемь часов чистого футбола в сутки из Катара с участием самых разных команд – только в радость. Смею надеется, что и латвийские болельщики здесь не исключение.

На авансцене под призмой сегодня – 32 сильнейшие сборные мира, и, кстати, через четыре года из будет уже 48. Речь идет о чемпионате мира 2026 года, который примут сразу три страны – США, Канада и Мексика. А это, если что, шаг в направлении сборной Латвии (может быть не стоит к месту и ни к месту упоминать латвийский футбол, но с расширением состава участников мундиаля, теоретические шансы национальной сборной Латвии примкнуть к элите также увеличиваются, по крайней мере – на бумаге). А пока что более трех десятков команд в Катаре – это столько же школ, стилей, направлений, а еще драматических сюжетов и трогательных историй. Дело в том, что каждый матч мирового первенства воспринимаешь не только как битву двух миров, но и еще как личные истории. А их столько сейчас, что какой-нибудь Netflix может снять чуть ли не один десяток сериалов.

Да, сейчас все разговоры крутятся вокруг последних шансов Лионеля Месси и Криштиану Роналду, которые с командами Аргентины и Португалии также могут оказаться в зоне турбулентности. И тут даже для таких мега-звезд еще ничего не ясно и ничего не гарантировано. Или вокруг фиаско немцев или бельгийцев, которые сильно удивили со знаком «минус», так как изначально были в числе фаворитов.

Сейчас, например, все в восторге от того «футбола будущего», который демонстрируют команды США и Канады. Казалось бы – откуда там взяться футболу, у них ведь соккер!

И таких чисто футбольных вещей – хоть отбавляй (да и политических – тоже, но об этом отдельны разговор). И специалисты не дадут мне соврать – в этих матчах можно подсмотреть столько полезного, что равнодушным остаться невозможно даже самому продвинутому. Я же хочу сделать акцент на другом – на тех историях, герои которых оказались в итоге в Катаре не только волею случая. Это десятки поучительных уроков о том, как не сдаваться, как оставаться преданным своей мечте, как идти ей навстречу, несмотря на все неудачи и невзгоды, да как просто выживать несмотря ни на что.

На днях в разговоре с нашим спортивным комментатором Анатолием Крейпансом, который ежедневно комментирует матчи этого мундиаля на Латвийском телевидении, мы пришли к одной и той же мысли. Какой? Все эти истории – это чудесно, занимательно и крайне поучительно. Но важно другое – вот услышал их тренер, и тут же пересказал своим подопечным. Кто не слышал – познакомил с ними ребят, обсудил при случае. Глядишь, кого-то из молодых людей такие истории по-настоящему вдохновят, добавят мотивации, заставят более серьезно тренироваться, а может даже выбросить мысль из головы закончить со спортом. Тут может быть много вариантов, ну, как в жизни с ее многочисленными развилками.

Скажу больше – у меня в том числе в голове уже сложились определенные клише насчет «футбольных золушек», которые вчера были вроде как никем, а сегодня их инстаграмы трещат по швам от миллионов подписчиков. Но каждый раз, когда узнаешь новую, вновь хочется снять шляпу и восхититься – откуда у людей берутся силы не сломаться, не унывать, а идти наперекор всем обстоятельствам, неужели это правда? Вот только пяток примеров, о которых так и хочется сказать – такое и не придумать, сама жизнь придумывает за нас столь сумасшедшие сюжеты.

Возьмите того же парня по имени Садьо Мане – полузащитника сборной Сенегала, а ныне звезды мюнхенской «Баварии». Уроженец деревушки Бамбали, он с раннего детства работал на рисовых полях и даже не успевал мыться. «Вот будут деньги, тогда и начну мыться», - говорил он тогда себе. Параллельно он действительно работал в полях, где росли рис и арахис. Представьте, каким грязным он ложился спать. В его доме жила вся его семья – десять человек, плюс дядя с семьей. Но никто из них не любил футбол.

Но ради футбола Садьо сбежал из дома и добрался до Дакара.

Правда, через два месяца его вернули. Его били, потому что он прогуливал из-за футбола школу, но Садио сегодня благодарен маме. Через полгода после побега ему все же удалось уехать в академию в Дакар. Правда, с условием, что он закончит школу. В дорогу его собирала вся деревня, и деньги собирали всем миром. Но уже на месте он понял, что пробиться почти нереально – перед ним были такие же 300 голодных парней. «Внимательный и очень мудрый» – это одна из первых характеристик Мане его тренера. Может быть, потому в итоге он так быстро и вырос из своих несуразных шорт и рваных бутс, в которых он явился в академию под общий смех и достиг таких высот?

А как вам Милан Борян – вратарь сборной Канады? Борян – этнический серб, который родился в хорватском Книне (этот город и сейчас находится на территории Хорватии, но в 90-х во время войны на Балканах здесь была столица Северной Краины – непризнанного сербского государства в Хорватии). В 1995 году прошла операция «Буря», в результате чего город был взят. Милан с родителями бежали в Сербию, прожили там пять лет, после чего знакомые помогли его семье обосноваться в канадском Гамильтоне. На самом деле, в нулевых, нормального футбола в Канаде не было, вот почему сначала он подался в Южную Америку, а уже потом, в 22 года, перебрался в Сербию. Сейчас он живет и работает в Белграде, являясь вратарем «Црвены Звезды» (c тех пор у него были взлеты и падения: четвертое место чемпионата Сербии с аутсайдером «Радом», провал в турецком «Сивасспоре», второе место с «Васлуем» в Румынии, скамейка запасных в болгарском «Лудогорце» с матчам против «Ливерпуля» и «Арсенала» в Лиге чемпионов, полгода в Польше за «Корону» и только потом мощнейшие пять лет в «Црвене Звезде»).

Или еще один пример с автором пока что самого красивого гола на этом турнире бразильцем Ришарлисоном, который имел все шансы слететь с катушек и закончить жизнь в какой-нибудь бандитской разборке.

В 14 лет перед ним стоял простой выбор – либо торговать наркотиками или работать на ферме, как и все его ровесники, либо стать профессиональным футболистом.

Родившийся в провинциальной 45-тысячной Нова-Венесии, будущая звезда английской премьер-лиги сначала продавал мороженое, затем пошел работать на автомойку, потом подрядился помогать дедушке на ферме. Но, как все бразильские мальчишки, он мечтал, что в один прекрасный день станет футболистом. И лишь в 15 лет он решали заняться поиском серьезного клуба. Смотрины проходили один за другим, порой, за 1500 километров от дома, без денег и средств на существование, но клубы все время ему отказывали. Он был раздавлен, думал, что ничего больше не получится. Но желание вырваться из нищеты раз за разом отводили его от мысли вернуться домой. Да, кто-то скажет, что эта типичная бразильская история девяти мальчишек из десяти, потому как очень редко в Бразилии становятся знаменитыми выходцы из зажиточных семей (на памяти два таких примера – Кака и Неймар). И лишь в 2014 году руководство «Америка Минейро» предложило ему первый профессиональный контракт. «Ребята, с которыми я играл в детстве, сейчас работают на плантациях или в супермаркетах. С кем я гулял – многие в тюрьме. У меня было все, чтобы стать преступником. От этого меня спас футбол», - вспоминает теперь 25-летний нападающий английского «Тоттенхэм Хотспур».

А вот еще один сюжет для увлекательного сериала – в составе сборной США играет сын президента Либерии Джорджа Веа. Как обладатель «Золотого мяча» и первый африканец, который получил этот приз, стал главой целой страны – отдельный разговор. Сегодня на матчах сборной США камера нет-нет да и выхватывает в ВИП-ложе экс-нападающего «Монако», «Пари Сен-Жермена» «Милана» и «Челси». Но в данном случае разговор не о нем, а о его сыне – 22-летнем Тимоти Веа, нападающем французского Лилля» и американской сборной. Нью-йоркская академия дала ему путевку в футбол в 2013-м, а сегодня трансферная стоимость этого игрока – 12 миллионов евро.

Все я это веду к тому, что есть тысяча и один путь, как прийти к своей мечте, находясь на различных стартовых позициях. Как правило, и перечисленные выше тому пример – самых незавидных и бесперспективных.

Так вот, наблюдая со стороны за тем, что происходит в футболе латвийском, не покидает ощущение того, что

наши дети моментально сдаются при первых же более-менее серьезных трудностях. Добавлю, как и их родители.

Да, в Латвии нет рисовых полей, никто не пугает детей работами на ферме или, не дай бог, войной, никто не ставит перед выбором – или профессиональный спорт или торговля наркотиками, никто не вынуждает ради мечты убегать из дома. Но мотивации явно мало, мало показательных примеров из латвийской конкретной действительности. А, я уверен, их можно найти и тоже всем рассказать. Почему молчим? Таких, которые бы на самом деле позволяли не опускать руки, чтобы ребенок старался быть похожим на Мариана Пахаря или Мариса Верпаковскиса, чтобы спал и видел себя на таком чемпионате мира, который сегодня радует миллионы и миллионы людей увлекательнейшими матчами в Дохе и других городах. И, главное, делал для этого все возможное и невозможное. Мечтал и трудился, творил и не отступал…

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

Еще видео

Самое важное