Разделы Разделы

Владимир Иванов: Если в Великобритании голосуют за Brexit, то в футболе — за Brenter

В день, когда Великобритания решила все же уйти и ЕС, мне почему-то захотелось порассуждать о футбольной глобализации. В тех же рамках Старого Света на примере продолжающегося в эти дни во Франции чемпионата Европы. УЕФА — одна из самых консервативных спортивных организаций на планете, впрочем, как и сам футбол, правила в котором не меняются чуть ли не веками.

В это трудно поверить, но до недавнего времени в финальном турнире европейского первенства выступало всего восемь сборных. Было, правда, и четыре, но совсем давно. Потом 16, как, например, на Евро-2004 в Португалии с участием латвийских футболистов. Сейчас такое счастье привалило целым 24 командам. Плюс это или минус? Ведь, фактически, пол-Европы чувствуют себя хозяевами на этом празднике футбольной жизни (на данный момент, после признания Косово, УЕФА включает в себя 55 национальных футбольных федераций). Порассуждаем об этом, пока в преддверии матчей 1/8 финала команда агрономов УЕФА под руководством англичанина Ричарда Хэйдена меняет газоны на стадионах Лилля и Марселя (это тот самый Хэйден, который ранее отвечал за благоустройство 250 полей в 41 стране).

Если честно, перед стартом Евро-2016 я относил себя больше к скептикам. Раздутый до неприличия штат участников турнира, риск проходных матчей и крупных результатов... Опасения существовали, и на то были свои основания. Ну какая сборная Албании, что там будут делать исландцы или валлийцы, куда лезут словаки с североирландцами?

Ответы на все эти вопросы были даны в последние две недели. Расширение географии и изменение формата пошло только на пользу всему футболу и, главное, болельщикам. Столько самобытных коллективов пришлось увидеть в деле — не пересчитать. Спросите — кто оставил самый яркий след на групповом этапе? И услышите вполне ожидаемые ответы — сборные Исландии, Албании, Северной Ирландии. Дебютанты оказались не из робкого десятка. И не просто не испугались, а продемонстрировали яркую игру. Настолько яркими и страстными был живые эмоции во время прямого эфира одного из комментаторов исландского телевидения, вопли которого просто взорвали интернет. А значит, решение увеличить число участников финального турнира была изначально верным. Я уже не говорю о прибыли. По примерным подсчетам, УЕФА уже заработала на болельщиках дополнительно 600 миллионов евро. По оценке агентства Bloomberg, всего же по итогам этого турнира прибыль УЕФА составит около 2 миллиардов евро. Неплохо, да?

20 дополнительных матчей в итоге принесут огромный доход УЕФА от продажи прав на телетрансляции; немалую прибыль получит и страна-хозяйка от продажи билетов. Кроме того, в связи с увеличением количества команд во Францию приехало гораздо больше фанатов - а им всем нужно где-то проживать, питаться и отдыхать в свободное от матчей время. Так что сфера услуг сможет рассчитывать на хороший профит.

На любом соревновании атмосферу создают прежде всего болельщики. А во Франции, во всех без исключения десяти городах, они точно не подкачали, они - красавцы. 10 процентов населения Исландии увидели выход сборной в плей-офф. А как они благодарили свою сборную после победы над австрийцами и за выход в плей-офф! Так что я теперь двумя руками «за» такой формат с 24 командами. На спортивный принцип это нисколько не повлияло. Крупный счет 3:0 встречался лишь трижды на групповом этапе, а это 36 матчей, да и то во встречах Испания — Турция, Бельгия — Ирландия и Россия — Уэльс. Все, больше никаких разгромных результатов.

В общем, если в Европе сегодня обсуждают Brexit, то в футболе получается Brenter (британцев в данном случае нисколько не притягиваю за уши, как-никак футбол — это изобретение англичан). Здесь наоборот, всем — добро пожаловать!

Да и для сборной Латвии, которая в рейтинге ФИФА не входит даже в первую сотню, такое расширение — свет в конце тоннеля, хоть какой-то шанс в перспективе вновь засветиться на чемпионате Европы, и повторить португальское чудо 12-летней давности.

Если бы в финальном турнире по-прежнему выступало 16 сильнейших сборных континента, боюсь, нынешнее поколение наших болельщиков не дожило бы до лучших времен.

Если обобщить плюсы, то получается, что выиграли организаторы, УЕФА и делегации так называемых «малых» футбольных стран. Все это открывает большие маркетинговые перспективы, а значит дело в деньгах. Неудивительно, что эту идею в свое время подал мсье Платини (вполне возможно, что это было сделано для того, чтобы заручиться поддержкой стран второго футбольного эшелона во время переизбрания президента УЕФА). Про минусы промолчу. Так как главное опасение — снижение уровня матчей, к счастью, не подтвердилось.

Впрочем, УЕФА не успокаивается и идет в своих стремлениях глобализации европйеского футбола дальше. Хотя кажется, что дальше уже некуда. Ан нет — есть. Ведь следующий чемпионат Европы 2020 года, когда организация будет отмечать 60-летие проведения первого чемпионата Европы (победителем первого чемпионата Европы в 1960 году стала сборная СССР), пройдет не на территории одной либо двух граничащих друг с другом стран, как это практиковалось ранее, а на 13 стадионах... 13 городов 13 стран-участниц УЕФА — от Англии и Германии до России и Венгрии. Вот это размах! Такое произойдет впервые. А это, в который раз подчеркну, еще один шаг на пути к футбольной глобализации.

Вы представляете, что будет происходить во время проведения Евро-2020? Тысячи и тысячи футбольных болельщиков будут колесить по Европе за своими командами. Между прочим, маршруты передвижения уже можно планировать: матчи группового раунда и 1/8 финала примут Копенгаген и Бухарест, Амстердам и Дублин, Глазго и Брюссель, Будапешт и Бильбао, четвертьфиналы, плюс игры в подгруппах пройдут в Мюнхене и Санкт-Петербурге, Риме и Баку, полуфиналы и финал отданы, разумеется, Лондону.

Так что в футбольном плане Великобритания как и была одной из законодательниц моды, таковой и остается. С Евросоюзом, без него... К спорту это не имеет отношения.

Ну почти не имеет, если не считать правового статуса некоторых футболистов в туманном Альбионе. Дело в том, что примерно 122 футболиста из английской премьер-лиги рискуют лишиться разрешения на работу после выхода Великобритании из Евросоюза. Поясняю: по предыдущим правилам игроки не из стран ЕС должны были провести около 30% матчей за свою сборную за последние два года, чтобы получить разрешение на выступление в премьер-лиге. Теперь же игроки из таких сборных должны проводить как минимум 45% матчей. Под угрозой отказа в разрешении оказались более сотни легионеров (например, за свои команды не смогли бы выступать такие известные футболисты, как Антони Марсьяль, Нголо Канте, Йоан Кабай и другие).

Впрочем, почему-то уверен, что юристы как-нибудь разрешат эти коллизии, связанные с юридическим статусом игроков не из стран ЕС на родине футбола. Футбольный Brenter не остановить! 

Заметили ошибку? Сообщите нам о ней!

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Ctrl+Enter.

Пожалуйста, выделите в тексте соответствующий фрагмент и нажмите Сообщить об ошибке.

За эфиром
За эфиром
Новейшее
Интересно

Уведомляем, что на портале Lsm.lv используются т.н. cookie-файлы (cookies). Продолжая использовать портал, вы соглашаетсь с размещением и хранением cookie-файлов в вашем устройстве. Подробнее

Принять и продолжить